Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Фигурное катание - Чемпионат мира среди профессионалов 2000 - Вашингтон (США)
SELF-MADE IN USA
Игорь Шпильбанд
Фото © Александр Вильф
на снимке Игорь Шпильбанд

Многие российские фигуристы, добившись спортивных успехов на родине, уезжают в США, чтобы сполна получить уже положенные «по рангу» дивиденды в виде денег и признания. Однако есть и такие, кому Америка совсем не гарантировала благополучия. Лучший тренер США по танцам на льду Игорь Шпильбанд и двукратные чемпионы мира среди профессионалов Елена Леонова и Андрей Хвалько - из категории людей, для которых в английском языке существует специальная характеристика self-made - «сделавшие себя сами».

БЕГЛЕЦ ПОНЕВОЛЕ

Выдающийся тренер по фигурному катанию Татьяна Тарасова, которая, уйдя из спорта в 1988-м, одной из первых решила создать собственное профессиональное шоу на льду «Все звезды», довольно быстро обнаружила, что звезд - в привычном понимании этого слова - в стране не так уж много. А значит, надо брать в коллектив и тех, кто так и не добился выдающихся титулов, выступая в большом спорте.

Так в ансамбле в числе других появились Гоша Сур, Елена Крыканова, Вероника Першина, Игорь Шпильбанд.

Но вскоре во время гастролей «Звезд» по Америке произошло ЧП: накануне возвращения домой, когда труппа ненадолго остановилась в Нью-Йорке, вся четверка ушла из гостиницы и не вернулась обратно. Поступок казался по тем временам чудовищной глупостью: остаться в чужой стране без денег, языка, перспектив на работу, а главное - навсегда обрубить себе возможность вернуться домой, где у всех четверых остались родители, друзья, просто близкие люди...

Вспоминая о случившемся через много лет, Игорь признался, что сам вовсе не планировал побега. Просто по просьбе ребят вынес из отеля сумку с чьими-то вещами и попался на глаза знакомому фигуристу. В тот момент и понял: вернется - обвинят в предательстве, пособничестве. А значит, по возвращении в Москву... Короче, остаться в Америке показалось куда спокойнее.

РАБОТАЛ, ЧТОБЫ ВЫЖИТЬ

Первый месяц вся четверка беглецов провела в Нью-Йорке.

- Мы сняли квартирку на те деньги, что заработали в туре, - вспоминал Шпильбанд. - Спальня, прихожая и кухня, но как-то все помещались. На то, чтобы жить раздельно, не было денег, а главное - мы были настолько напуганы содеянным, что боялись отлучиться друг от друга хоть на минуту. О том, что мы пытаемся найти хоть какую-то работу, знали несколько американских фигуристов и всячески пытались помочь.

Проблема заключалась в том, что нас было четверо. Ехать куда-либо поодиночке мы отказывались наотрез. Ну а потом крупно повезло: всем четверым пришло приглашение из Детройта. Сначала туда слетали Гоша с Вероникой, встретились с президентом клуба, обсудили детали. Договорились даже о том, что первое время мы сможем жить в семьях членов клуба. Пока не обустроимся.

- С чего началась тренерская работа?

- С того, что пришлось заниматься со всеми желающими. От совсем маленьких детей до пожилых людей, которые хотели просто научиться кататься под музыку. На танцы в Детройте поначалу отводилось всего два часа в неделю. Естественно, денег не хватало, и я начал искать работу в соседних городках. Было время, когда тренировал на четырех разных катках. Наматывал по 250 миль в день.

О спортивной работе, естественно, почти не думал - не до того было. Но со временем в детройтской группе появилась способная девочка - Джессика Джозеф. Чуть позже в одном из городов я присмотрел мальчика ей в пару - Чарли Батлера. Поставил простенький танец. И уговорил родителей мальчика два раза в неделю привозить сына на тренировки в Детройт. В 1995 году Джозеф и Батлер выиграли юниорское первенство мира.

УХАБЫ ПРОФЕССИИ

В 1999-м чемпионами мира среди юниоров у Шпильбанда стали Джеми Сильверстейн и Джастин Пекарек (с мальчишкой тренер возился с самого начала своей американской карьеры, поскольку именно семья Пекареков предоставила Игорю и его невесте Веронике кров). Затем Джеми и Джастин заняли 12-е место на взрослом чемпионате мира в Ницце, запомнившись специалистам ярко выраженной индивидуальностью на льду и интересной техникой.

- Думаю, мне повезло в том, что с самого начала не было возможности работать с выдающимися спортсменами, - сказал как-то Шпильбанд. - Поскольку уроки брали совершенно разные люди, в том числе и те, кто был совершенно неспособен к фигурному катанию, индивидуальный подход приходилось искать к каждому. И всех учить по-разному. Сейчас у меня есть привилегия выбирать тех, кого считаю нужным, но до сих пор очень люблю возиться с начинающими.

Несмотря на приобретенную финансовую стабильность, проблем в работе у Шпильбанда хватало. По разным причинам у него распались сразу две сильные пары (в том числе Джозеф - Батлер). Не так давно перестал тренироваться и Пекарек. Видимо, в какой-то момент спорт показался фигуристу чересчур сложным занятием.

Игорь рассудил спокойно: «Что поделаешь: Америка предоставляет молодым людям очень большой выбор деятельности. Переживать такие ситуации непросто - ученику ведь отдаешь много лет собственной жизни. Но в тренерской работе это нормальное явление».

ГЛАВНАЯ ПАРА АМЕРИКИ

Элизабет Пунсалан и Джерод Суоллоу пришли к Шпильбанду в непростой для себя период. В 1992-м фигуристов в последний момент отстранили от олимпийской команды, хотя оба успели даже приобрести билеты в Альбервилль для собственных родителей. Через два года в Лиллехаммере, всего за неделю до Игр трагически - от рук собственного сына - погиб отец Лизы. Выбитые из колеи фигуристы заняли лишь 15-е место.

Кстати, на протяжении всех этих лет главным соперником Игоря в какой-то степени становился Гоша Сур: вместо тренерской работы фигурист предпочел кататься сам. Нашел партнершу-американку, получил гражданство. На чемпионате мира-93 пара Сур - Рене Рока заняла 11-е место. Через год - десятое. А вот следующий сезон стал своеобразным триумфом Шпильбанда: пять первых мест на чемпионате США заняли его дуэты. Пунсалан - Суоллоу удалось прорваться в десятку чемпионата мира. В 1997-м они оказались уже шестыми.

А в следующем году вдруг ушли из любительского спорта. Причиной послужила столь частая в танцах необъективность: на чемпионате мира-98 американцы катались блестяще. Но снова остались на прежней позиции - все места выше оказались расписанными заранее. В 1999-м Пунсалан и Суоллоу были впервые приглашены на профессиональное мировое первенство и уверенно победили. Через год стали чемпионами снова.

Собственно, именно появление соотечественников в стане профи заставило главного организатора World Professional - двукратного олимпийского чемпиона Дика Баттона отказаться от мысли исключить танцы из программы своих чемпионатов. Именно победы Пунсалан и Суоллоу заставили американцев заинтересоваться видом, до этого не вызывавшим у них никакого интереса. И, естественно, прибавили баллов Шпильбанду.

Когда мы традиционно встретились в Вашингтоне в декабре прошлого года, тренер уже двукратных чемпионов мира, отец очаровательных малышей Максима и Кати, владелец собственного и очень красивого дома в Детройте, вспоминая о давней истории бегства, без всякого сожаления пожал плечами: «Молодой был, глупый... Наверное».

Елена Леонова - Андрей Хвалько
Фото © Александр Вильф,
Елена Леонова - Андрей Хвалько

УНЕСЕННЫЕ ВЕТРОМ

Еще раз вспомнить театр Тарасовой заставила в Вашингтоне и победа в парном катании (тоже вторая подряд) Елены Леоновой и Андрея Хвалько. Лена дважды становилась чемпионкой мира среди юниоров, но когда пришла пора выходить на взрослый уровень, начались разлады с тренером. В 1993-м оказалась у Тарасовой.

Танцевала сначала вторые роли в «Спящей красавице», затем все подряд в «Золушке». Через пару лет попросила найти ей постоянного партнера. Тарасова и предложила Хвалько, который до этого успел поработать в московском балете на льду, затем - в театре Бобрина. Дебютным для пары стал спектакль «Красавица и чудовище».

Однако спокойствие длилось недолго: в театре наметились серьезные проблемы, труппа разваливалась на глазах, а сама Тарасова не скрывала намерений вернуться в спорт.

- Это был очень тяжелый период, - вспоминала Леонова. - Нам безумно нравилось в театре, к тому же работа хорошо оплачивалась. Но когда все начало рушиться, в шоке были многие.

Мы сами были готовы ухватиться за любую работу. На всякий случай послали кассеты с записями своих программ в известное американское шоу Disney on Ice и неожиданно получили приглашение на главную парную роль - ветра - в спектакле «Покахонтас». Выяснилось, что пленку увидела Сара Кавахара - главный диснеевский хореограф. Она как раз набирала труппу и ее заинтересовали наши поддержки...

... На поддержки фантастической красоты и виртуозности в исполнении тарасовских фигуристов я обратила внимание и сама (была приглашена на гастроли театра в Англию в 1994-м, когда в репертуаре была «Золушка»). Маленькие театральные сцены диктовали необходимость придумывать нестандартные решения.

Наиболее сильное впечатление произвела невероятная сцена: шесть пар на ледяном 12-метровом пятачке стремительно несутся в вальсе на расстоянии вытянутой руки друг от друга. При этом партнерши парят в воздухе в поддержках. И ни единого повтора в движениях...

НАЗАД В БУДУЩЕЕ

Благодаря контракту с Disney on Ice Леонова и Хвалько приобрели машину, жилье (к тому времени пара успела пожениться, съездив между выступлениями в Рино, где их расписали всего за 45 минут в присутствии взятого напрокат за 20 долларов профессионального свидетеля). Единственное, чего не хватало для полного счастья, - возможности соревноваться.

- Мы просто не знали, как подступиться к профессиональному спорту, - рассказывал Андрей. А в ноябре 97-го случайно узнали, что на одном из турниров серии US Open - Challenge Cup - могут выступить все желающие. Эти соревнования являются как бы отборочными: набрал нужное количество очков - имеешь право выступить в следующем этапе: Master Cup. К своему большому удивлению, мы выиграли и первый и второй. А еще через две недели нас пригласили на чемпионат мира. И мы сразу стали третьими.

Дику Баттону, как в свое время и Кавахаре, приглянулся оригинальный стиль российских фигуристов. Начав в тарасовском театре повторять поддержки, придуманные другими, Леонова и Хвалько дофантазировались на льду до того, что зрителям порой приходилось замирать не только от восторга, но и от ужаса: то, что пара вытворяла в воздухе, сделало бы честь и профессиональным акробатам.

В 1999-м Леонова и Хвалько выиграли чемпионат, несмотря на участие в нем таких соперников, как олимпийские чемпионы Оксана Казакова - Артур Дмитриев и вице-чемпионы Игр-92 Елена Бечке - Денис Петров. Вернувшись в соревновательный спорт, с которого начинали когда-то в России, фигуристы прорвались на качественно новый виток карьеры. Времена, когда пару приглашали в третьеразрядные шоу (и то в лучшем случае открывать общую программу), стремительно уходили в прошлое.

После второй победы Лена и Андрей прочно закрепились в категории звезд первой величины. А главное - сами стали чувствовать себя таковыми. Иначе, наверное, вряд ли рискнули бы взять для произвольной программы «Болеро», танец, который до сих пор ассоциируется у фигуристов (а потому и отбивает охоту повторять) с блистательными Джейн Торвилл и Кристофером Дином.

- Мы отдавали себе отчет в том, что идем на большой риск, - призналась Лена после победы. - Но потом я сказала себе: «Мы не танцоры, и ни в коей мере не претендуем на лавры англичан. Но и считать «Болеро» их «вотчиной» не собираемся. Это просто музыка». Работать же мы не боялись никогда. Театр Тарасовой в этом отношении - хорошая школа.

После проката «Болеро» в Вашингтоне, зал провожал чемпионов стоя!

РАЗМЫШЛЕНИЯ ПОСЛЕ БАЛА

В хитросплетениях судьбы бывает много моментов, которые при желании можно расценить как некий знак. Можно вспомнить, например, ту же «Золушку», в которой Леонова начинала с третьестепенных персонажей и все-таки добралась до партии сказочной героини. Но вспоминается почему-то совсем другое.

Когда Тарасова уже вновь вернулась в спорт, сделав Илью Кулика, Оксану Грищук и Евгения Платова чемпионами Игр-98, я как-то спросила, не осталось ли у нее в душе чувства вины перед оставленными ради спорта артистами театра. «Нет, - последовал спокойный ответ. - Я успела научить их главному - профессии...»

2000 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru