Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Фигурное катание - Чемпионат Европы 1996 - София (Болгария)
Тамара Москвина: «ЕСЛИ НЕ СЕЙЧАС, ТО ЧЕРЕЗ ГОД»
Тамара Москвина
Фото © Александр Вильф
на снимке Тамара Москвина

Учеников Москвиной - олимпийского чемпиона Альбервилля Артура Дмитриева в дуэте с новой партнершей - Оксаной Казаковой - я впервые увидела по телевизору в середине осени 1995 года: «Евроспорт» транслировал международный турнир из Франции, где Оксана и Артур заняли четвертое место. А в Софии, на чемпионате Европы-95 мы встретились в холле гостиницы: несмотря на день рождения (в тот день Артуру исполнилось 28 лет) и официальный выходной день, Дмитриев имел вид весьма взмыленный - вместе с партнершей бегал в ближайшем парке кроссы, что, по его словам, тренировкой не считается - так, легкая разминка. И если на первый мой вопрос «Как дела?» Дмитриев ответил уклончивым «Посмотрим...», то на следующий - доволен ли он тем, как складывается работа в новой паре, не задумываясь, сказал: «Очень».

И, повинуясь старому спортивному правилу не дергать спортсменов излишними расспросами перед стартом, я отправилась на поиски Москвиной.

Она пребывала внешне в самом радужном расположении духа, и когда я поинтересовалась - неужели Тамара Николаевна не испытывает ни малейшего волнения? - бодро ответила:

- Теперь волноваться и суетиться бессмысленно: когда вся работа сделана, место тренера - в буфете. Кстати, как вы относитесь к чашечке кофе с потрясающе вкусным пирожным?

Устроившись за столиком, Москвина продолжала:

- Пока рано делать какие-то выводы относительно Казаковой и Дмитриева. Произвольная программа у ребят сделана предельно просто - ничего выдающегося в ней нет. Это естественно: я не знала, на что способна Оксана и на что способны они вдвоем с Артуром. У нас было не так много времени. Но то, что я уже вижу в исполнении ребят, мне нравится.

- Когда Артур с Оксаной начали тренироваться вместе?

- По существу, только в мае. Мы окончательно решили, что Артур будет кататься именно с Оксаной, в конце зимы. Но на одной из первых тренировок ребята вдвоем упали при исполнении подкрутки, причем Оксана разорвала связки на ноге. Правда, выяснилось это далеко не сразу: она молчала как партизан - боялась, что мы узнаем, что травма серьезная, и откажемся от нее.

- Почему вы остановили выбор на Казаковой?

- Она тренировалась у Натальи Павловой, и их дуэт с Сухановым был на грани развала. Павлова сама предложила мне попробовать поработать с Оксаной, когда узнала, что мы ищем фигуристку.

- А сколько вообще было кандидаток на роль партнерши олимпийского чемпиона?

- Много. Это был достаточно длительный процесс.

- На протяжении которого, насколько я знаю, Артур продолжал уговаривать остаться в любительском спорте Наташу Мишкутенок?

- Мы уговаривали ее вместе. У Наташи был достаточно сложный период после альбервилльских Игр - помните, когда они вдвоем с Артуром ушли в профессиональный спорт? Там дело не пошло, ребята - и Наташа в большей степени - начали деградировать. Ведь это только кажется, что, добившись высокого уровня, можно оставаться на нем, используя лишь старый багаж. Было очень трудно восстановить прежнюю форму к играм в Лиллехаммере, но, когда мы сделали это, я была абсолютно уверена в том, что вот теперь-то настоящая работа только начинается: ни Дмитриев, ни Мишкутенок, на мой взгляд, полностью себя не исчерпали. И вдруг Наташа сказала, что согласна кататься только в том случае, если выступать они с Артуром будут в профессиональном спорте. Для меня это было, скажем так, не очень интересно. В то же время я вполне могла понять Наташу: золото и серебро на двух Олимпийских играх - это чрезвычайно высокая нагрузка для нервов. И то, что она не захотела еще раз пройти этот каторжный путь, ни в коем случае не дает основания в чем-то ее упрекнуть.

- К тому же Наташа собиралась выйти замуж?

- Замуж она пока не вышла — закончила институт и уехала работать в Америку, в Колорадо-Спрингс. И, как мне кажется, уже жалеет о том, что бросила кататься.

- Почему вы так считаете?

- Мы периодически перезваниваемся, но у нас уже началась очень интересная работа, появились новые интересы, задачи, поэтому разговоры носят скорее формальный характер. Кроме того, Наташе сейчас просто тяжело одной: когда она с Артуром каталась в паре, то всю на­грузку, в том числе и в бытовых вопросах, он и я брали на себя. А самое главное, нам было очень хорошо и интересно вместе. Такие отношения всегда больно и тяжело терять.

- С вашей тренерской точки зрения, Артур очень изменился по сравнению с олимпийским годом?

- Да. Как мне кажется, он почувствовал, что у Оксаны очень сильный характер и безропотно соглашаться на роль ведомой она не станет. Значит, играть роль ведущего ему становится гораздо сложнее. К тому же он наверняка не знал - просто не мог знать, - насколько трудно все начинать с нуля, имея за спиной кучу заслуг и титулов. Я-то так или иначе привыкла периодически оставаться у разбитого корыта: именно такое чувство испытываешь, когда уходят чемпионы и тебе в полной мере дают почувствовать, что ты - никто.

- Когда-нибудь эта привычка может и надоесть. В конце концов все больше блестящих тренеров предпочитает осесть в профессиональном спорте или, на худой конец, просто за границей.

- Работать с иностранцами мне не так интересно. Когда нет абсолютного контакта со спортсменом, а есть только обучение технике катания, чувствуешь себя просто наемной рабочей силой. Чувство, надо сказать, крайне неприятное. Во всяком случае, для меня. А просто зарабатывать деньги я никогда не рвалась. После Игр в Лиллехаммере мы сознательно отказались от очень выгодного и, главное, долговременного контракта в США. Решили, что наша идея нас привлекает больше. Хотя, когда Артур начал работать с Оксаной, у нас пошли бешеные расходы: на костюмы, на сборы, на витамины... Если выражаться языком бизнеса, это своего рода инвестиция. Которая, надеюсь, окажется выгодной для всех.

- Насколько сильно вы чувствовали, что рискуете, начиная работать с новой парой?

- Рискую? Чем?

- Ну, скажем, своей репутацией, репутацией Артура. Я не поверю, что вы не держали и не держите в уме максимально высокий результат.

- Представьте себе, нет. Объективно говоря, среди нынешних фигуристов я не вижу никого, с кем нельзя было бы бороться. Возможно, не сейчас, через год, но это вполне реально. А пока надо только работать. Жаль, что у меня сейчас нет второй пары. Работать с двумя намного интереснее,

- Почему?

- Можно пробовать более разнообразную музыку, элементы. Различный стиль катания. А главное - в группе идет непрерывная конкуренция. Именно из этих соображений я исходила, когда пригласила к себе латвийских фигуристов Елену Бережную и Олега Шляхова. К сожалению, Лена в начале января получила очень серьезную травму.

- Мы об этом уже писали. Врачи, похоже, вообще сомневаются в том, что Бережная вернется в спорт.

- Думаю, что вернется. Несколько лет назад аналогичная травма была у нынешней чемпионки Европы Мэнди Ветцель: на том же самом вращении партнер зацепил ее коньком, но гораздо серьезнее. Я постоянно звоню в Ригу. В последнем разговоре врач сказал, что Лена восстанавливается гораздо быстрее, нежели он ожидал.

- Скажите, что, на ваш взгляд, сегодня определяет успех в фигурном катании?

- То же, что и всегда: сильная личность.

1996 год

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru