Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Фигурное катание - Чемпионат Европы 1996 - София (Болгария)
Людмила Белоусова и Олег Протопопов:
«ПРОТИВ ЛЮБВИ СУДЬИ БЕССИЛЬНЫ»
Людмила Белоусова - О.Протопопов
Фото © Александр Вильф,
на снимке Людмила Белоусова и Олег Протопопов

В Софии на чемпионате Европы-96 они появились чуть ли не раньше всех официальных участников. И в первый же день, точнее вечер (рейс был поздним), собирались отправиться на каток. Но чуть позже Олег все-таки решил не рисковать: последние полторы недели и у него, и у Людмилы держалась довольно высокая температура - грипп, охвативший Восточную Европу, добрался и до Швейцарии.

Я же получила возможность для разговора с главными фигурами чемпионата. Именно главными: все без исключения средства массовой информации начинали свои корреспонденции из Софии с сообщений о том, что после двадцатипятилетнего перерыва Людмила Белоусова и Олег Протопопов вновь выйдут на любительский лед.

Год назад, после моего первого разговора с легендарными спортсменами, в ходе чемпионата мира в Бирмингеме, я сообщила, что Белоусова и Протопопов намереваются принять участие в Олимпийских играх в Нагано. Тогда Олег достаточно убедительно аргументировал такое решение, в частности, тем, что правила Международного союза конькобежцев не ограничивают возраст спортсменов, а что касается самого выступления, то им с Людмилой вполне по силам выучить все обязательные элементы короткой программы. Тем более что гипотетически занятое на Играх место их абсолютно не волнует.

В Софии даже беглого взгляда на фигуристов было достаточно, чтобы понять: от своей идеи они и не думали отказываться.

- Мы получили ваши поздравления, спасибо, - сразу после приветствия сказала Белоусова (тем самым напомнив мне двухмесячной давности борьбу с протопоповским автоответчиком, который в итоге я и поздравила с днем рождения Людмилы).

- Вы хорошо выглядите, - ответила я встречным комплиментом.

- Спасибо. Мы сейчас всерьез занялись собственным здоровьем. Регулярно проводим чистку организма по тибетской методике, очень следим за питанием. Иначе просто невозможно выдерживать тренировочные нагрузки: выступать-то приходится достаточно регулярно. В ноябре катались с четырехминутной программой на благотворительном шоу в Бостоне.

- Почему же не приехали в Олбани на традиционное шоу олимпийских чемпионов Skate of Gold?
- Сочли условия организаторов неприемлемыми для себя. Поймите нас правильно, на благотворительных мероприятиях мы, естественно, выступаем бесплатно. Но Skate of Gold- стопроцентно коммерческое со стороны организаторов предприятие. Билеты на него стоят больших денег, каждый год снимается специальный фильм, который затем организаторы продают различным телекомпаниям. Мы прекрасно понимаем, насколько была велика заинтересованность в нас IMG, которая занималась и занимается организацией турнира.

Еще больше эта заинтересованность станет сейчас: после трагической смерти Сергея Гринькова мы остались единственными олимпийскими чемпионами, кто продолжает кататься вместе. Почему же мы не вправе просить гонорар за выступление?

- Насколько я знаю, под большим вопросом находится и ваше участие в праздновании столетнего юбилея фигурного катания в Санкт-Петербурге?

- Мы практически окончательно решили, что выступать там не сможем.

- Почему?

- Это достаточно долгая история. 19 октября мы получили факс, подписанный мэром Санкт-Петербурга Анатолием Собчаком и президентом Федерации фигурного катания России Валентином Писеевым, в котором сообщалось, что нас приглашают на юбилей. Соответственно, мы отправили ответный факс, в котором написали, что если организаторы приглашают нас в качестве участников соревнований и показательных выступлений (из приглашения было не очень понятно, в качестве кого нас хотели бы видеть в Питере), то мы просим компенсировать тренировочные расходы. Для нас подобное выступление слишком серьезно, чтобы приезжать неподготовленными.

Очень долго ответа не было вообще, а в начале этого года нам в Гриндельвальд позвонил какой-то человек якобы из аппарата Собчака, чтобы обговорить финансовые условия. Ни к какому конкретному соглашению мы так и не пришли, а еще через неделю получили очередной факс - уже от заместителя Собчака Малышева, в котором говорилось буквально следующее: «Позвольте пригласить вас в Санкт-Петербург для участия в показательных выступлениях. Условия участия - согласно предложенным по телефону 4 января сего года нашим представителем».

Возможно, со своей стороны организаторы считают такую форму отношений нормальной, нам же она кажется дикостью: в конце концов, мы понятия не имеем, с кем разговаривали по телефону и какие условия конкретно имеются в виду. Проверить-то невозможно. Кстати, вся эта переписка у нас с собой, и если считаете нужным, можете сверить все факты. Подчеркиваю, речь шла не о гонораре, а о сумме, необходимой нам, чтобы платить за лед в Швейцарии.

- Вы по-прежнему тренируетесь на общественном катке?

- Да. В городском парке. Там отводится специальное время для массового катания
- два-три часа в день. Соответственно, мы должны приспосабливаться к предельно малому пространству, а главное - не имеем возможности кататься под свою музыку. Иногда, когда погода солнечная и морозная, швейцарцы уезжают в горы кататься на лыжах, и каток ощутимо пустеет. В такие дни мы работаем более интенсивно. А чтобы подготовить новую программу, периодически арендуем лед. Это стоит 155 франков в час.

- На каких условиях, если не секрет, вы согласились выступить на церемонии открытия в Софии?

- Если вы имеете в виду деньги, то абсолютно бесплатно. Вся церемония предельно сжата, поэтому мы решили не готовить специальную программу, а показать фрагмент, который состоит из четырех наших спиралей: «Спираль жизни», «Спираль смерти», «Спираль любви» и «Космическая спираль». Выступление укладывается в полторы минуты.

- Помнится, в Бирмингеме год назад Олег Алексеевич очень активно консультировался с тренерами по поводу современного выполнения элементов. Те консультации вам пригодились?

- Да, конечно, - видимо, услышав мой вопрос, к столику подсел стоявший немного в стороне Протопопов. - Кстати, вам знаком человек, с которым я только что беседовал?

- Нет. Честно говоря, я не поняла даже, на каком языке был разговор.

- На японском. Это Сато. Отец и тренер чемпионки мира Юки Сато. Не буду уверять вас, что владею японским, но поговорить на общие темы мне вполне по силам.

- Вы давали консультацию или же получали ее?

- Скорее получал. И снова относительно прыжковых элементов, как и год назад у
Виктора Кудрявцева. Не могу сказать, что узнал что-то новое для себя, но мне важно то, что мои соображения подтверждает другой специалист. Значит, я становлюсь более уверен в том, что все делаю правильно.

- А вы значительно похудели со времени нашей последней встречи.

- На восемь килограммов. И только за счет очистки организма от шлаков. Вам Мила уже рассказала?

- В общих чертах.

- Я в последнее время очень увлекся всевозможными научными разработками на эту тему, изучил биохимические процессы. Когда организм спортсмена молод, многое компенсируется, быстрее идет восстановление после нагрузок. Нам же - если мы хотим кататься относительно долго, а мы хотим - остается только содержать себя в идеальном порядке. В первую очередь внутренние органы.

- Ваш аскетизм меня иногда потрясает. Так истязать себя на протяжении многих лет...

- Это не истязание, а элементарная дисциплина. Я вообще не терплю разболтанности в чем бы то ни было. Можно сколько угодно говорить о том, что современное фигурное катание ушло далеко вперед от того, что было, когда выступали мы, стало более профессиональным, но я не так часто вижу настоящий профессионализм. Программы выстраиваются большей частью кое-как: на одной и той же дуге или диагонали фигурист может сделать пять шагов, а может семь-восемь. Руки то находятся под контролем, то нет.

При профессиональном отношении к своему делу такого просто не должно быть. Любая импровизация в своей основе должна иметь строгий профессиональный расчет. Иначе это не творчество, а хаос.

- Может быть, вы просто излишне строго относитесь к фигурному катанию и, соответственно, к фигуристам?

- Скорее я просто вижу больше, нежели другие. Кстати, первый раз задумался об этом несколько лет назад, когда пришлось разобрать видеомагнитофон, чтобы поменять головки. Я снимал одну деталь за другой, думая, естественно, о том, как бы мне собрать все обратно, чтобы не осталось ничего лишнего. Но когда весь стол оказался завален, я вдруг понял, что очень хорошо «вижу» в этом разгроме порядок. Точнее, чувствую, какую именно деталь следует взять и куда поместить. И действительно все удалось легко поставить на место.

- Значит, по вашему мнению, залогом спортивного успеха может быть только трезвый и точный расчет?

- Знаете, когда мы были в расцвете сил, с нами вместе выступали очень хорошие немецкие фигуристы Штайнер и Вальтер. И однажды Хайдемари Штайнер подошла ко мне и сказала: «Олег, ты должен очень любить Милу. Пока вы любите друг друга, вы непобедимы».

И, знаете, сейчас я действительно понял, что против любви бессильны все. Даже судьи.

1996 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru