Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Фигурное катание - Чемпионат мира 1993 - Прага (Чехия)
Майя Усова, Александр Жулин: «НАС СТОЛЬКО ЛЕТ ЖАЛЕЛИ...»
Майя Усова - Александр Жулин

Фото © Corbis
Майя Усова и Александр Жулин

Совещание технического комитета ИСУ после танцевального финала на чемпионате мира в Праге было поистине разгромным. В двух словах, все сводилось к следующему: «В танцах - ничего нового, в судействе - все по-старому». На самом же деле съехавшиеся в Прагу техкомовцы были просто в отчаянии от количества бывших советских (со сменой гражданства, но отнюдь не тренеров) пар, свалившихся им на голову. Только в первой десятке помимо трех призеров (российских дуэтов) оказались «украинцы» Ирина Романова и Игорь Ярошенко, «узбеки» - Алике Стергиаду и Юрий Разгуляев (буква «с» в конце имени и фамилии партнера исчезла вместе со сменой еще прошлогоднего латвийского гражданства) и «белорусы» - Татьяна Навка и Самвел Гезалян.

О победе Майи Усовой и Александра Жулина на совещании не было сказано практически ничего...

- Майя, вам не обидно?

- Нет. Просто из всех видов наша победа стала наиболее бесконфликтной. Для нас же главное, что программа понравилась. И почти все говорили о том, что такого танца от нас никак не ожидали - привыкли к классике.

- Я не исключение. В ваших же поддержках просто запуталась. И диву даюсь, как вам удается не запутываться друг в дpyre.

Жулин: - Кстати, физически этот танец легче прошлогоднего, когда мы танцевали под Вивальди. Но и в нем есть свои сложности: он почти весь исполняется под медленную музыку, и надо очень точно в нее попадать. Быстрый танец требует только хороших легких: его не прокатаешь в плохой форме. Наш же в этом отношении более выигрышен: даже если мы будем умирать от усталости, он будет смотреться хорошо - настолько точно поставлены все движения.

- А как получилось, что у вас и у Оксаны Грищук и Евгения Платова музыка произвольного танца почти совпала?

Жулин: - Не только у нас. Блюз танцевали еще две пары, в том числе и американская - Рене Рока и Гоша Сур. Что касается Оксаны с Женей, то у них до этого из всех танцев самым удачным был именно блюз. И, видимо, по этой причине они решили использовать эту музыку еще раз. Хотя, конечно же, Женя, который тренировался в группе Дубовой до сентября прошлого года не мог не знать, под какую музыку будем кататься мы с Майей. Но я все-таки склонен считать, что это совпадение произошло случайно.

Кстати, такой же случай был несколько лет назад на турнире Nouvelles de Moscu, когда катались Наталья Линичук - Геннадий Карпоносов и Ирина Моисеева - Андрей Миненков. Они до последнего момента скрывали музыку друг от друга, а на соревнованиях выяснилось, что у них абсолютно одинаковый вальс. И была жутко скандальная дискуссия на тему, кто должен поменять музыку - первая пара или вторая.

- А что, вторую пару принято ущемлять в правах?

- Да нет. Скорее, вторую пару все жалеют, как много лет жалели нас с Майей.

Усова: - Вы не представляете, сколько раз нам говорили, что мы - самые лучшие, хотя мы становились вторыми, третьими... На чемпионате мира в позапрошлом году мы лидировали после обоих обязательных танцев, а в оригинальном - одним судейским голосом проиграли Дюшене и в итоге остались только третьими. Но на церемонии награждения творилось что-то невообразимое - нам устроили сумасшедшую овацию. Даже не обидно было, что проиграли, не то что в прошлом году на Олимпиаде, когда Дюшене просто так взяли и отдали медаль, которую они совершенно не заслужили. Но стоило нам стать первыми на чемпионате Европы в Хельсинки, нас стали даже меньше поздравлять. И вроде как уже ждут, когда мы уйдем.

- А когда вы уйдете?

Жулин: - Мы еще не знаем. Конечно же, если станем чемпионами в Лиллехаммере, есть смысл уйти в профессионалы. Но если заявить об этом открыто, то надо быть готовым к тому, что и зрители, и судьи тут же начнут более внимательно относиться к другим парам - подсознательно готовить замену. Да и потом, вы же видите, как все профессионалы рвутся вернуться обратно: значит, чего-то им не хватает? Даже Толлер Крэнстон подал заявку в ИСУ и собирается в Лиллехаммере выступать за Мексику. Это в 43 года! Хотя без как минимум пяти тройных прыжков может рассчитывать только на место во втором десятке.

- Кстати, вы ведь почти постоянно тренируетесь в Лейк-Плэсиде, встречаетесь с теми, кто ушел на профессиональный лед. Насколько болеэненно тни относятся к тому, что могут вернуться - и проиграть?

Усова: - По-разному. Например, Бойтано хочет непременно быть первым. А Катарина Витт заявила, что будет абсолютно счастлива, если даже займет шестое или седьмое место.

- Я вообще слышала мнение, что все ее поползновения вернуться - рекламный трюк, не более. Порезвится, подержит в напряжении публику, а накануне Игр сошлется на болезнь или травму.

Жулин: - Я более чем уверен, что «травм» в Лиллехаммере будет столько, что можно будет открывать отдельный госпиталь. Это же элементарный расчет: многие психологически сломаются только от одной мысли, что Бойтано может вернуться. Кстати, Бойтано трижды выигрывал профессиональный чемпионат мира, не прилагая к этому никаких усилий. А год назад пришел Петренко. Они вышли на лед - Петренко увидел Бойтано, Бойтано - Петренко, и оба начали валить все, что можно. И первым стал абсолютно никакой Пол Уайли. А если к этой компании добавится еще и Браунинг?..

- ...то на кого вы поставите?

Жулин: - Затрудняюсь сказать. Они все - настоящие спортсмены. И всегда соревнуются красиво. И болеют друг за друга.

Усова: - Не то, что в танцах...

- Кстати, насколько я поняла, в танцах - нормальное явление, когда соперники и их тренеры находятся в состоянии перманентной войны?

Усова: - Так повелось еще тогда, когда работали Тарасова, Чайковская...

- И фигуристы того времени тоже не разговаривали друг с другом?

Жулин: - Разговаривали. Но как! Лучше бы они этого не делали. Очень хорошо помню, как впервые на каких-то соревнованиях я оказался в одной раздевалке с двумя нашими сильнейшими тогда парами. Один из партнеров причесывается перед выходом, и как бы между прочим, не глядя на другого, говорит: «Кто же тебе так погано костюмчик пошил-то?..» У нас же, на мой взгляд, со всеми вполне нормальные отношения. Для танцев, разумеется.

- Скажите, когда все три сильнейшие пары - Климова - Пономаренко, вы и Грищук - Платов вместе тренировались у Дубовой, у вас не возникало мысли, что какая из пар будет сильнейшей, зависит только от вашего тренера, но отнюдь не от судей?

Жулин: - Когда мы стали выступать с Климовой и Пономаренко и постоянно им проигрывали, то многие советовали Дубовой поменять нас местами: мол, Марина с Сергеем моложе, и свое всегда возьмут. Но Наталья Ильинична такой человек, что никогда не будет заниматься подтасовкой. Тем более за спиной у своих спортсменов. Я только сейчас стал понимать, как же ей с нами было тяжело: все в сборной, и все - соперники. Но если бы вдруг Грищук и Платов на тренировке стали бы кататься сильнее нас, то, уверен, Дубова сказала бы нам об этом первая, какие бы отношения между нами в тот момент ни были.

- Вы часто конфликтовали?

- И сейчас бывает. Но особенно тяжело было, когда из группы ушли Климова и Пономаренко и нам с Майей пришлось испытать всю тяжесть постоянного тренерского внимания. Ведь до этого приходилось работать над программой в основном самим.

- С итальянским постановщиком?

- Кстати, Джузеппе Арену (а к Марине с Сергеем - француженку Шанти Рюшполь) пригласила сама Дубова. И я до сих пор не могу представить, сколько же нужно было найти в себе мужества, чтобы такому тренеру, как Дубова, отодвинуть свое тренерское «я» на второй план.

- И теперь вы собираетесь работать с Ареной до Олимпийских игр?

Усова: - Теоретически, наверное, полезно менять хореографов. Но никак не за год до главного старта. К тому же с Ареной нам всем безумно интересно работать. Хотя и безумно тяжело. Он может проводить на катке по 24 часа в сутки. Вечно что-то рисует, придумывает. А главное - его совершенно невозможно вывести из себя.

- А что, часто пробуете?

Жулин: - Пытаемся иногда взбрыкнуть, объяснить, что у нас так не работают, когда он просит Бог знает в какой раз прокатать танец целиком. У него же ответ один: «А у нас в театре (Джузеппe Арена - солист «Ла Скала». - Е.В.) - работают». И мы снова идем на лед, и действительно никто не умирает.

- Вы предполагали, что конкурентов в Праге у вас не будет?

- Мы это поняли еще на чемпионате Европы.

1993 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru