Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Фигурное катание - Спортсмены
Алексей Ягудин: «ЖИТЬ В АВТОБУСЕ МНЕ ПОКА НРАВИТСЯ»
Алексей Ягудин
Фото © Александр Вильф
на снимке: Алексей Ягудин

В Санкт-Петербурге Алексей Ягудин не выступал четыре года. На вопрос, с какими чувствами он готовится выйти на лед родного города, честно ответил: «Боюсь. Очень. Не знаю, как примут. Не хочу ударить лицом в грязь. Это - совершенно особые для меня зрители. Поэтому и ответственность перед ними совершенно другая».

ЯГУДИН И STARS ON ICE

- Кроме того, что вы уже два года успешно выступаете в американском шоу Stars on Ice, о вашей нынешней жизни известно не так много. Не могли бы рассказать о ней подробнее?

- Мой контракт со Stars on Ice распространяется еще на два года. Репетиции к очередному сезону начнутся в ноябре и займут весь месяц, затем с двух шоу в Японии начнется сам тур, который большей частью пройдет в Америке и Канаде и завершится пятого мая.

В этом году, если не ошибаюсь, Stars on Ice отметит двадцатилетнюю годовщину своего существования. Я всегда мечтал попасть в этот коллектив. От всех прочих он отличается прежде всего тем, что выступать в течение одного вечера каждому фигуристу приходится по нескольку раз. Соответственно есть возможность показать себя с самых разных сторон, сделать все, что ты на данный момент умеешь. Есть сольные номера, групповые.

Конечно же, это очень утомительно. Я сам выхожу на лед в каждом спектакле шесть раз. Умножьте на 72 шоу - нагрузка не маленькая.

- Что представляет собой жизнь фигуриста в туре?

- После окончания очередного шоу есть время на то, чтобы принять душ, встретиться с кем-то из гостей, если возникает такая необходимость, и в автобус. Там нас кормят и - к следующему месту выступления.

- Живете, получается, в автобусе?

- Да. Но эти автобусы предельно комфортабельны. В каждом есть кухня с плитой и холодильником, спальные места, отсек для отдыха. Это как дом - нет лишь душа.

- И как выглядит в этом доме спальня?

- Как в поезде. В полный рост, конечно, не встанешь, но зато в каждом купе имеется телевизор, наушники, занавесочки на окнах. Едет такой автобус настолько плавно, что движения даже не ощущается. В хвостовой части - общий зал с мягкими диванами, плоскими телевизионными мониторами. Многие фигуристы возят с собой игровые приставки - в общем, есть чем заняться.

- Я правильно понимаю, что маршрут гастролей спланирован таким образом, чтобы можно было добираться из города в город автобусом?

- Раньше у тура был свой самолет. Но от него пришлось отказаться в связи с тем, что немного ухудшилось экономическое положение в стране в целом. Автобусов у нас три. Год назад, например, когда из русскоговорящих спортсменов в туре выступали Антон с Леной (Сихарулидзе и Бережная - прим. Е.В.), Катя Гордеева и Оксана Баюл, мы постоянно ездили впятером. Девочки нам иногда даже еду в дороге готовили. В другом автобусе ездили американцы - 10 человек. Им было так удобнее - своя компания, один язык. Летать тоже приходилось, но редко. За все время выступления в США - а это 60 шоу - пользовались самолетом четыре или пять раз.

- Не утомительно жить на колесах?

- Мне интересно. Я никогда не сплю в дороге - не вижу смысла. К месту очередного выступления мы обычно приезжаем в три-четыре часа утра, уже заказана гостиница. Багаж загружают, выгружают и приносят с номер специальные люди, так что брать с собой нужно лишь небольшую сумку с личными вещами. Засыпать в автобусе, потом просыпаться, перебираться в гостиницу и снова засыпать для меня сложно. Поэтому я сразу перебираюсь в общий зал и смотрю фильмы. Поскольку на каток на следующий день мы отправляемся часа в три дня, то времени на то, чтобы выспаться, бывает достаточно. Просто распорядок жизни получается сдвинутым.

- Репетиция перед спектаклем обязательна для всех?

- По желанию. Это - некое тренировочное время, которое каждый использует так, как считает нужным. Можно вообще не ходить на каток до выступления. Ну а вечером - шоу, душ и снова автобус.

- Для вас существует разница в каких городах выступать?

- Лучше - в небольших. Там другой зритель. Более благодарный, что ли. В крупных городах зрелищ гораздо больше. И Stars on Ice - лишь одно из них.

- Ирина Слуцкая рассказывала мне, как в туре Коллинза ее принудительно заставили перекрасить волосы в другой цвет. В Stars on Ice возможно подобное? Другими словами, там существуют дисциплинарные санкции?

- Если я по собственной инициативе раскрашу голову, восторга, думаю, это ни у кого не вызовет. Но я же не буду этого делать. Stars on Ice отличается от многих других коллективов прежде всего тем, что там собраны профессионалы в полном смысле этого слова. Не знаю ни одного случая, когда к кому-то из участников тура применялись какие-либо санкции.

- В туре есть такое понятие, как светская жизнь?

- Поскольку мы, приезжая в какой-то город, занимаем всю арену, то никого другого, кроме фигуристов, там не бывает. Иногда случается приезжать за день-два до выступления. В Оттаве например, был случай, когда выходных получилось аж два. Мы успели посмотреть концерт одного из очень известных в Америке певцов, а на следующий вечер - еще и хоккейный матч. Иногда встречаемся с какими-то важными политическими деятелями, когда те приходят на шоу. Во Флориде пригласили на выступление Леонида Агутина и Анжелику Варум. Агутин прийти не сумел - у него в этот день была запись в студии, а Варум пришла. Сидела в первом ряду. Таких встреч, правда, немного.

ЯГУДИН И ЖУБЕР

- Падение интереса к фигурному катанию - по сравнению с временами, когда в США регулярно проводились чемпионаты мира среди профессионалов - ощущается?

- Немного. Это заметно по заполняемости арен, по количеству соревнований в целом. Да и гонорары стали пониже. В целом, опять же. Мне жаловаться грех. График расписан настолько плотно, что выходных практически не бывает. Начиная с шоу в Питере у меня не предвидится ни одной недели, чтобы не нужно было кататься на публике. Единственная пауза - во время турнира «Гран-при» Skate America в Питтсбурге, куда я собираюсь поехать с Андреем Грязевым. Потом, как я уже сказал, месяц репетиций, во время которых тоже планируется сделать несколько шоу, ну и основной сезон гастролей.

- Ваша травмированная нога смирилась с таким режимом жизни?

- Пока терпит. Иногда бывает тяжело.

- Страха перед повторной операцией, которую, возможно, вам придется делать через год-два, не испытываете?

- Сейчас уже нет. По-настоящему было страшно, когда попал в больницу первый раз. Вот тогда действительно паниковал. Сейчас отношусь к своему состоянию философски. Понадобится лечь на операцию - лягу. Сейчас, кстати, начал больше двигаться : помимо тренировок приходится много ездить, решать не связанные со спортом проблемы, встречаться с людьми, и сустав, как мне кажется, стал работать лучше.

- Слышала, летом вы замечательно работали вместе с Тарасовой в Симсбери.

- Главное, я замечательно отдохнул - первый раз в жизни. До этого большей частью приходилось лечиться. А нынешним летом, даже еще весной, в мае, сначала по приглашению друга поехал во Флориду - стал крестным отцом его ребенка, затем провел несколько недель на одном из Каймановых островов, потом поехал на побережье в Коннектикуте. Получилось почти два месяца. В начале июля провел несколько выступлений в Японии и оттуда прилетел к Тарасовой вместе с Брайаном Жубером. И начали тренироваться.

- Как, кстати, обстоят дела с вашей книгой, которую должны были издать в Японии?

- Работа над ней полностью закончена. Вот-вот выйдет из печати.

- На каком языке?

- На японском. Это была целая история. Я разговаривал с журналистом по-английски, потом текст переводили на русский, чтобы его на родном языке могли прочитать я и моя мама, правку снова переводини на английский, и только после этого - на японский. Непростой был процесс. Но слава Богу, он закончен.

Что касается работы, мы с Брайаном занимались до 10-го августа. Компания у Тарасовой собралась, действительно, незаурядная - Брайан, Андрей Грязев, Джонни Вейр, Аракава, Себестьян… Уставали сильно, но было интересно. Находиться рядом с Тарасовой в том числе. Я ведь рано или поздно тоже стану тренером, когда закончу кататься, так что опыт, да и сама возможность учиться у Тарасовой, неоценимы. Очень интересно было ставить программы. Гораздо интереснее, чем самому себе.

- Слышала, что французская федерация фигурного катания не испытывает большого восторга в том, что Жубер провел столько времени в Симсбери.

- Если бы Брайан хорошо выступил на недавних соревнованиях, согласитесь, никому даже не пришло бы в голову обсуждать с кем и как он работал летом. Перед отъездом из Америки он уже чисто прокатывал все части программы. Но после тех соревнований позвонил мне и сказал, что чувствовал себя совершенно неготовым к выступлению. Возможно, слегка набрал вес, оказавшись дома. Посмотрим, что будет дальше.

Программы у него, на мой взгляд, очень хорошие. За этим он, собственно, и приезжал в США. Помимо этого мы много работали над техникой, скольжением, но я не могу, да и не хочу сейчас брать на себя полную ответственность за его выступления потому что для начала не могу уделять ему столько времени, сколько требует фигурист такого класса. Как только начнется тур, времени у меня не остается ни на что другое. Посудите сами, кому нужен тренер, который по полгода в отъезде? Поэтому я сразу предупредил Брайана, что могу работать с ним лишь консультативно.

Позиция французской федерации мне понятна: никакой руководитель не будет в восторге, когда его спортсмен уезжает в другую страну. Это я прекрасно понял, когда уезжал из России сам.

- Ваше намерение в будущем стать тренером подразумевает, что жить и работать вы останетесь в США?

- Даже не знаю, как ответить.

- Ну а если совсем честно?

- Знаете, я задумываюсь об этом каждый раз, когда приезжаю в Россию. И, если честно, совершенно не представляю, как могла бы сложиться моя жизнь здесь. Работы-то нет. Да и самому кататься по большому счету негде. Разве что в туре по Сибири. Но это же не вариант. Я очень люблю Россию и, наверное, сделал для своей страны не так мало. Как и она для меня. Но сейчас, пока еще есть силы, хочется не только работать, но и зарабатывать при этом. Так получилось, что такую возможность мне дает Америка. Как будет потом, я пока не загадываю.

ЯГУДИН И БИЗНЕС

- Будете выступать до тех пор, пока не перестанут приглашать?

- Пока буду чувствовать, что я могу делать то, что хочу.

- Я спросила к тому, что уйти из профессионального спорта не так легко, как кажется. В свое время я разговаривала на эту тему с Катей Гордеевой, с Катариной Витт. Постоянные приглашения, гастроли, гонорары затягивают настолько, что нередко человек останавливается лишь тогда, когда у него не остается ни работы, ни личной жизни…

- Девочкам действительно бывает сложно. Решиться родить ребенка - значит потерять как минимум год. И нет никакой гарантии, что снова найдешь работу. Мужчинам проще.

- А в принципе вы готовы к тому, что когда-то придется уйти?

- Знаю, что будет сложно. Особенно сделать первый шаг. Хотя в каком-то смысле я его уже сделал - серьезно занялся бизнесом. Не хочу, чтобы моя дальнейшая жизнь зависела только от фигурного катания.

- Что это за бизнес?

- Недвижимость. У меня есть три дома в Ванкувере, в общей сложности - девять квартир. Я их сдаю и сам занимаюсь всей финансовой документацией. Раньше платил за эту работу специальному агенству, но потом, когда появилось больше свободного времени, решил, что очень полезно самому знать, как организован процесс. Планирую, что в дальнейшем построю собственный дом и смогу полностью его оплачивать из своих же доходов.

Жить, занимаясь только тренерской работой, в Америке сложно. Всегда находишься в зависимости от количества учеников. А за них идет постоянная борьба. Не думаю, что американские тренеры счастливы от того, что в США обосновалось столько русских специалистов. Поэтому сам я решил, что помимо спорта должна быть еще какая-то профессия. И очень доволен тем, что имею возможность тренировать других не за деньги, а для удовольствия.

- Проектом собственного дома тоже занимались сами?

- Пытался. Но вовремя понял, что не сумею довести проект до конца. Купил готовый и уже в него стал вносить изменения по собственному вкусу. Еще сдал экзамены на управление лодками и яхтами. Надоумил знакомый, вместе с которым мы иногда выходили в море. Сказал, что если я получу специальные права, то смогу брать лодку и кататься, не отрывая его от дел.

- Как же вы собираетесь обзаводиться семьей, имея такую известность и обеспеченность? Отдаете себе отчет в том, насколько вы завидный жених?

- Мне только один раз в жизни пришлось столкнуться с ситуацией, когда с первого момента знакомства понял, что девушку интересует только эта составляющая моей жизни. Да и потом я ведь живу в Америке. Желание получше устроиться в жизни за чужой счет этой стране, как мне кажется, не очень свойственно. Равно как и показывать свою состоятельность. Человек может быть фантастически богат и ездить при этом на какой-нибудь развалюхе, а ходить в джинсах и ковбойке. Или быть не очень обеспеченным, но если у него есть работа - неважно какая, - это само по себе дает гарантию того, что он не пропадет, не останется на улице.

ЯГУДИН И ТАРАСОВА

- Вы сказали про развалюху, а я сразу вспомнила слова Тарасовой о том, что примерно на такой машине вы всегда катаете ее по Питеру, когда встречаетесь в этом городе. Это традиция?

- Мы же не так часто сюда попадаем. Мне и самому интересно проехаться по улицам, посмотреть, что изменилось. А машина… В ней целый кусок жизни прошел. Пока мы тренировались в России, я на ней ездил к Татьяне Анатольевне из Питера в Москву, чтобы там без транспорта не оставаться. И в аварии попадали - разное случалось.

- Ваши отношения с тренером остались прежними, или сейчас вы не ученик, а скорее коллега?

- Тарасова для меня прежде всего человек, который поддержит в любой жизненной ситуации. Хорошо понял это год назад, когда никак не мог смириться с тем, что спорт для меня закончен. Успокоился только сейчас, когда понял, насколько интересно то, чем я занимаюсь. Сколько простора для творчества это предоставляет. Например, недавно мы поставили номер, в котором я буду не только кататься, но и летать под куполом - как в цирке.

- Не страшно было репетировать?

- Нелегко. Поскольку в работу включились совершенно непривычные мышцы. Больше фантазии приходиться подключать самому. Татьяна Анатольевна настолько поглощена любительским спортом, что пытается тренировать меня точно так же, как раньше. В американских шоу это не всегда годится. Чтобы номер имел максимальный успех, он должен быть либо смешным, либо, извините, похабным. Классику там не понимают и не принимают. Для начала американцы не получают такого образования, как в Европе, где всегда ценилось классическое искусство: опера, балет.

Не говорю, что они хуже, они просто другие. Если речь идет о музыке на льду, она должна быть такой, чтобы можно было хлопать. Или остается выходить и начинать раздеваться, чего я не собираюсь делать в принципе.

- Вам, наверное, будет приятно услышать, что Тарасова сказала: «Ягудин способен на самые непредсказуемые поступки, но рядом с ним я всегда чувствую себя защищенной».

- Так ведь сама она никогда о себе не заботится. Только об учениках. Все делает для них. О себе вспоминает в последнюю очередь. Первое время, когда мы начали вместе работать, я побаивался ее. Потом мы просто стали одной командой. Очень рад, что Татьяна Анатольевна приехала в Питер. Это тоже одна из причин, по которым мне хотелось бы выступить здесь особенно хорошо.

- В родном городе вас узнают?

- Очень редко.

2004 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru