Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Фигурное катание - Спортсмены
Алексей Ягудин:
«
ЧЕРЕЗ ГОД ОТКРОЮ В СИМСБЕРИ СВОЮ ШКОЛУ»
Алексей Ягудин
Фото © Александр Вильф
на снимке: Алексей Ягудин

Этап юниорского «Гран-при» - 2003, который проходил в Словакии, оказался весьма примечательным: победителя - российского фигуриста Андрея Грязева выводил на лед олимпийский чемпион Солт-Лейк-Сити Алексей Ягудин.

Ягудина я разыскала по телефону в Словакии. В трубке слышалась музыка, смех.

- Отмечаете успех своего подопечного?

- Нас с Андреем пригласили поужинать родители фигуриста-словака, который тренируется в США, на том же катке, что и мы. Сейчас как раз заказ в ресторане делаем.

- Поосторожнее там.

- Если вы насчет спиртного, то я даже пива не пью уже три недели.

- Раз уж так начался разговор, не могу не спросить о недавнем инциденте в США, когда вас задержала полиция. Слишком много было в прессе самой противоречивой информации.

- На самом деле история далеко не заслуживала поднятого шума. Конечно, ничего хорошего в том, что случилось, нет, но ей-Богу, было обидно. Я возвращался со свадьбы, на которую попал совершенно случайно. В тот день у меня брала интервью американская журналистка, а когда мы закончили беседу, она попросила отвезти ее в ресторан - на свадьбу знакомого ее знакомого.

Естественно, уехать оттуда мне не дали. Все, что я там выпил - так это пару бокалов шампанского. За руль сел с мыслью, что ехать надо крайне осмотрительно - полиции в выходные дни на американских дорогах хватает. И надо же - на том самом участке дороги, где меня в итоге задержали, решил обогнать впереди идущую машину. Слишком уж она медленно ехала. Самое смешное, что даже на спидометр посмотрел, когда обгонял: скорость была 41 миля в час, а ограничение - 40. При обгоне, к тому же, пересек двойную сплошную линию.

В полицейском участке, куда меня отвезли, пробыл меньше часа - и то лишь потому, что ждал, когда за мной подъедет знакомый, чтобы отвезти домой - не пешком же было идти. О том, что меня в камеру посадили и залоге, который якобы, пришлось заплатить за освобождение, узнал из газет. На самом деле ничего подобного не было. Нормальная рядовая ситуация, каких случается сотни. Мне, действительно, предстоит явиться в суд - из-за моего отъезда на соревнования с Андреем Грязевым срок заседания перенесли на 30 сентября, но я уже знаю, что меня ждет. На какое-то время заберут права, вместо них дадут временные, ну и, возможно, придется прослушать какие-то лекции.

- На безалкогольный образ жизни вы перешли именно в связи с этим?

- Никто мне, естественно, ничего не запрещал. Просто я сам подумал и решил, что если даже самая невинная доза вот уже второй раз оборачивается таким шумом вокруг моего имени, проще перейти на минеральную воду. Никаких неудобств я при этом не испытываю.

- Во время контрольных прокатов сборной России в Москве Майя Усова сказала мне, что вы слишком форсированно начали тренировки - из-за этого, мол, у вас снова появились боли в ноге. Это так?

- Знаете, я сейчас на многое смотрю философски. Рано или поздно нечто подобное случилось бы. Я, действительно, уже на второй день после начала тренировок стал пробовать тройные и четверные прыжки - очень хотелось побыстрее понять, насколько сказался длительный перерыв в работе. У меня сразу стало все получаться и это в какой-то степени подстегнуло, добавило азарта. Возможно, не стоило начинать так резко. Тогда нога заболела бы не сразу.

Но ведь все равно - теперь уже ясно - заболела бы. Обидно - не представляете как! Тем более, что мы с Тарасовой сделали новую произвольную программу, которая очень мне нравится. Называется она Feelings, а вот кто исполняет музыку - не помню. Где-то на бумажке записано. Единственное, что мне удается, прокатать ее со всеми тройными, кроме риттбергера. Этот прыжок делать больнее, чем остальные.

- На вашем официальном интернет-сайте появилось несколько странное расписание выступлений, согласно которому вы намерены выступать чуть ли не во всех соревнованиях сезона.

- Естественно, это не так. Планировал начать сезон в начале октября на турнире серии Pro-Am в Нью-Йорке, где должны выступать Женя Плющенко, Такеши Хонда, Майкл Вайс, Тимоти Гейбл и еще кто-то из одиночников, но уже отправил организаторам отказ.

- А дальнейшие планы?

- В ноябре начнутся репетиции Stars on Ice. Задача-минимум - проехать весь тур до конца. В прошлом году удалось, поэтому и сейчас надеюсь, что здоровья хватит. Постараюсь найти возможность кататься еще где-то. Но ничего не могу, да и не хочу загадывать. Сами понимаете…

- Что по этому поводу сейчас говорят врачи?

- Ничего нового. Мне ведь еще год назад сказали, что одной операцией обойтись будет нельзя. Рано или поздно придется, возможно, менять сустав. Доктора, правда, пытались успокоить тем, что такая операция делается только тогда, когда человек уже теряет способность передвигаться. То есть, в ближайшее время не грозит.

- Как родилась идея попробовать себя в роли тренера?

- Дома, когда вернулся в США, сходил с ума от того, какая пустота обрушилась на меня в связи с тем, что не могу кататься. Продолжал приходить на каток, и в какой-то момент Тарасова попросила помочь ей в работе с Грязевым и с Сашей Коэн. Для меня это было просто спасением- хоть чем-то себя занять. И увлекся. А перед началом соревновательного сезона осторожненько поинтересовался у Тарасовой: может быть на этапы «Гран-при» в Европу с Андреем поехать мне? Она сказала, что очень хотела бы этого.

Я и поехал, чему страшно рад. И раньше подумывал о том, чтобы со временем заняться тренерской работой, теперь же окончательно убедился в том, что эта профессия мне нравится. Правда только сейчас по-настоящему понял, чего стоили Тарасовой все годы работы, в том числе и со мной. Какое это тяжелейшее испытание - стоять у борта, видеть, как у твоего спортсмена что-то не получается и чувствовать, что ничего не можешь сделать. Самому кататься намного легче.

- Тем не менее, ваш подопечный одержал две победы в двух турнирах. Качеством катания Грязева вы остались довольны?

- Да. Особенно тем, как он откатал в Словакии произвольную программу. Четверной прыжок Андрей пока не исполняет, хотя в тренировках, в том числе и на турнирах в Болгарии и Словакии, его делал, и я вижу, что получается хорошо. Но по себе помню, до какой степени четверной может поломать все остальные прыжки. Поэтому задачи во что бы то ни стало включить этот элемент в программу уже сейчас мы не преследовали.

Мне хотелось, чтобы Андрей прыгнул в Словакии два тройных акселя. Даже позвонил Тарасовой - посоветоваться по этому поводу. Она переубедила: сказала, что на данном этапе гораздо важнее чисто катать всю программу целиком. Второй аксель мог бы помешать. В итоге Грязев сделал два каскада 3+3 с акселем и сальховом и все прочие тройные прыжки.

- Как вас встретили коллеги-тренеры?

- Я не очень со многими знаком, да и занят был в основном своим спортсменом. Времени смотреть, что происходит вокруг, совершенно не было. В целом и от выступления в Болгарии и от второго - в Словакии - впечатления остались самые приятные. К Болгарии у меня вообще особое отношение. Здесь я выступал на самом первом взрослом чемпионате Европы в 1996-м. Сюда же впервые приехал тренером. Самое главное, что сейчас у меня совершенно не осталось чувства, что жизнь оборвалась. А ведь именно с этим ощущением я жил весь предыдущий год.

- В таком случае мне остается спросить вас о дальнейших тренерских планах.

- Не исключено, что приеду с Грязевым на финал юниорского «Гран-при» - право выступать в этих соревнованиях он уже получил. А на будущий год, возможно, открою в Симсбери свою школу.

- Почему в Симсбери?

- Там хороший каток, прекрасные условия для работы. Замечательные отношения с людьми. К чему искать что-то еще?

- Другими словами, переговоры на эту тему вы уже вели?

- В общих чертах. В Симсбери мою идею поддержали. Но прежде чем я начну работать, придется подыскать одного или двух ассистентов, которые могли бы в этой школе работать. В том числе - подменять меня, если буду в поездках.

- Так может проще, по примеру Майи Усовой и Евгения Платова, остаться в бригаде Тарасовой?

- Татьяна Анатольевна ведь не станет заниматься с моими детьми - на это у нее нет времени. Я на самом деле очень рад, что у меня есть возможность учиться у такого тренера. Работать рядом. И был бы только счастлив, чтобы это продолжалось как можно дольше. Но ведь у Тарасовой могут появиться совершенно другие планы.

- Ну и напоследок - уж извините, - вопрос о личной жизни.

- О-ой!

- А как вы хотели? Почитать ваши интервью - голова кругом идет. То вы женитесь, то нет, то на русской, то на американке…

- Так ведь все спрашивают бог знает о чем, вот я и отвечаю, что в голову прийдет. Личная жизнь, естественно, есть - было бы странно, если бы не было. Но о создании семьи пока не задумываюсь. 23 года, считаю, не самый подходящий для этого возраст.

2003 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru