Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Фигурное катание - Спортсмены
Алексей Ягудин:
«ПОСЛЕ ОЛИМПИАДЫ Я ПОЛЮБИЛ ФИГУРНОЕ КАТАНИЕ»
Алексей Ягудин
Фото © Александр Федоров
на снимке: Алексей Ягудин

Решение олимпийского чемпиона Солт-Лейк-Сити остаться в любительском спорте и, возможно, выступить в чемпионате мира-2003, несмотря на контракт, подписанный с ведущим американским шоу Stars on Ice, шокировало многих. От него ждали ухода. Но никто не предполагал, что первый же турнир «Гран-при» в октябре 2002-го обернется очередным испытанием судьбы: из-за внезапно обострившихся болей в правом бедре Алексей был вынужден впервые в жизни сняться с соревнований.

Еще за день до этого, рассказывая в телефонном интервью о выступлении в короткой программе, он ни слова не сказал о травме, хотя уже несколько дней катался на обезболивающих уколах. Когда выяснилось, что травма серьезнее, чем предполагали, спортсмен был в шоке.

- Мне тяжело говорить, - едва выдавил он в трубку, когда я позвонила в очередной раз. - Никогда еще не отказывался от выступления в последний момент. Очень болит вся нога - от тазобедренного сустава до коленного. Уколы не помогают...

Через пару дней в американской прессе появилось сообщение, что травма Ягудина хроническая и что, скорее всего, карьеру фигуриста ему придется завершить.

Еще через какое-то время в Москву прилетела Тарасова. Когда я спросила о состоянии Алексея, она, начав было говорить, заплакала: «Я не знаю, сможет ли Леша вообще кататься. А ведь это его единственный хлеб...».

ПРЕОДОЛЕНИЕ

Информация о том, что после месячного перерыва Ягудин не просто начал кататься, но выиграл два турнира Pro-Am из трех, грянула словно гром среди ясного неба. Наиболее серьезные соревнования в Детройте, где среди участников был Плющенко, он, правда, проиграл, что позволило телекомментатору-американцу скептически заметить: «Непонятно, зачем Ягудину понадобилось выходить на лед, если он не в состоянии бороться за победу». Однако сам факт возвращения, как и то, что по опросу журналистов «СЭ» Алексей был признан спортсменом года, стал более чем достаточным поводом позвонить в Америку еще раз. Голос фигуриста звучал на удивление бодро. С видимым удовольствием приняв поздравления, он стал рассказывать:

- Ни в какую норму я, конечно, не пришел. Но после того, как отдохнул на море, ощутил себя намного лучше. Попробовал кататься. Через пару тренировок почувствовал, что боль возвращается. Но она уже не была настолько сильной, как в октябре. Естественно, я не тренируюсь так, как раньше, практически не прыгаю на тренировках, а только катаюсь в буквальном смысле слова - по кругу. В первом выступлении Stars on Ice, в Лейк-Плэсиде (отказаться от него я не мог, поскольку это был прокат для телевидения), было ужасно тяжело. Не только из-за боли. За месяц отдыха элементарно вышел из формы.

- Какие-то упражнения во время отпуска делали?

- Никаких. Врачи сказали, что ноге требуется полный покой, поэтому старался не нагружать ее даже излишней ходьбой.

- Слышала, отдыхали на Карибском море?

- Да. Ограничений в выборе места не было, поэтому и поехал в теплые края.

- Учитывая вашу не столь давнюю борьбу с весом, очень поправились за это время?

- Наоборот, похудел. Сейчас вешу даже меньше, чем в прошлом году. Наверное, организм уже привык держать себя в таком режиме. Ем мало и не чувствую, что хочется больше.

- За счет чего удалось снизить нагрузку на ноги? Сильно пришлось для этого перестраивать программу выступлений в Stars on Ice?

- О том, чтобы отказаться от наиболее сложных шаговых комбинаций, речи не было изначально: в этом случае программа полностью потеряла бы вид. Но прыжковый набор пришлось изменить. Не прыгаю, например, тройные лутц и риттбергер, потому что эти прыжки делаются с правой ноги и сустав сразу начинает сильно болеть. Ограничился набором из тулупа, сальхова и тройного акселя. Последний из них дается тяжелее всего. Хотя я дважды включал его в программу соревнований - тех самых, которые удалось выиграть.

СНИМАТЬСЯ С СОРЕВНОВАНИЙ УНИЗИТЕЛЬНО

- Насколько мне известно, за время, что прошло после травмы, вы трижды выступали в турнирах и два из них выиграли. Что это были за соревнования?

- Первые - в Канаде. Туда я поехал сразу после проката Stars on Ice в Лейк-Плэсиде. На турнирах Pro-Am предписывается сделать две программы - короткую и интерпретивную. Причем во второй не имеет никакого значения, какие именно прыжки ты выполняешь. Для короткой сделал наиболее легкий вариант прыжков - тройной флип, тройной тулуп, тройной аксель и тройной тулуп с шагов. А в интерпретивной оставил флип, тулуп и аксель. Во всех трех турнирах этот набор оставался неизменным.

За исполнение интерпретивной программы в Канаде я получил три «шестерки», в Коламбусе - две. А вот в Детройте я изначально знал, что конкурировать с теми, кто там заявлен, не смогу. Хотя бы потому, что не собирался включать в программу аксель - самый сложный из прыжков, которые я сейчас способен сделать. Вообще рассчитывал, что останусь шестым. А стал пятым. Но занятое место значения для меня не имело. Доволен тем, что не «умер» - от начала и до конца откатался на хорошей скорости, сделал тот набор прыжков, который планировал.

- Зачем вы вообще решили продолжать спортивные выступления? И без этого, наверное, хватает нагрузки.

- Мне действительно многие предлагали отказаться от участия в соревнованиях и ограничиться туром. Но я уже решил по-своему, а в этом случае переубедить меня очень тяжело. Во всех трех турнирах мое участие было запланировано. Сниматься с соревнований достаточно унизительно. На первом этапе «Гран-при» я это испытал в полной мере. Поэтому и решил не отказываться.

Кроме того, решил, что это мне поможет. Я ведь по-прежнему хочу выступать в любительском спорте, но знаю по себе: если бы пропустил год - выступал только в туре и в показательных, - было бы гораздо тяжелее вернуться и начать соревноваться на серьезном уровне. Чувство соревнований, умение работать в этой обстановке, все то, что нарабатывалось годами в самых разных турнирах, теряется очень быстро. Я этого не хотел. И это - главная причина.

- Наверное, не самое приятное чувство - ехать на соревнования, заведомо зная, что проиграешь. Или у вас была слабенькая надежда, что произойдет чудо и вы сумеете выиграть?

- Нет. Отношение к результату во многом зависит от собственного настроя. Если бы, отправляясь в Детройт, я на что-то надеялся, возможно, испытал бы разочарование. Я же серьезно отдавал себе отчет в том, что с таким набором сложных элементов, который сейчас могу осилить, ничего мало-мальски серьезного выиграть невозможно в принципе. А вот в Канаде и Коламбусе шанс выиграть был. Если бы я его не реализовал, тогда, не стану скрывать, расстроился бы.

ЗУБЫ ЛЕЧИТЬ ПРОЩЕ

- Еще какие-то соревнования в ваших планах значатся?

- В апреле. Но до этого надо дожить.

- А каковы перспективы лечения?

- Каждый понедельник летаю на консультации к врачам в Торонто. Старался рассуждать понятными мне категориями: если прыжок не получается, не будешь ведь сидеть и ждать, пока он сам придет. Надо больше тренироваться, пробовать различные варианты техники. Так и с болезнью: не помогает один метод, надо искать другой. Пытаться, например, сделать все мышцы вокруг тазобедренного сустава сильнее - чтобы они брали на себя большую часть нагрузки при отталкивании, при выезде. Врачи с этой логикой согласились. Разработали для меня специальный комплекс упражнений: на растяжку, на подкачку. Параллельно проводятся всевозможные лечебные процедуры, делаются уколы. Во всяком случае, на последнем турнире, в Коламбусе, чувствовал себя гораздо лучше, чем на первом, в Канаде.

- Есть шанс избежать операции?

- Призрачный. Но меня это уже не расстраивает. В конце концов, отрезать мне ничего не собираются. Так, мелкое артроскопическое вмешательство. Очистят сустав от всего ненужного, чтобы снять воспаление. Так по крайней мере я себе это представляю. Оперироваться, скорее всего, буду весной.

- Когда именно?

- Тур заканчивается 4 мая. Лечь в клинику после этого надеюсь как можно быстрее: месяца полтора ведь потребуется на восстановление. Наверное, это время проведу в России.

- У вас уже были операции, связанные с травмами?

- Нет. Поэтому так и паниковал, когда в первый раз услышал от врачей слово «операция». В том, что касается тренировок, я аккуратен, всегда старался избегать тех травм, которые случаются по собственной глупости - от недостаточной разминки, например. Бывали, конечно, мелкие растяжения, но они проходили сами собой. Здесь же впервые в жизни столкнулся с проблемой, требующей радикального лечения. Понимаю, что для спортсмена самого высокого уровня такие вещи - реальность: избегать серьезных травм на протяжении всей карьеры мало кому удается. В любом виде спорта. Как правило, у всех постоянно что-то болит - пах, спина, голова, зубы... Меня еще сильно раздражал тот факт, что не мог понять: где именно источник боли. С зубами, согласитесь, проще. Отправляясь к стоматологу, каждый знает, что его ждет: заморозить, нерв удалить, запломбировать. Здесь же - полная неизвестность.

- В каком режиме тренируетесь сейчас?

- Тренировок как таковых нет. Но специальные упражнения делаю постоянно. Качаю спину, ноги, растягиваюсь. На это уходит в среднем полтора часа в день.

- Продолжаете работать с Тарасовой или в основном предоставлены сами себе?

- Мы вместе были на турнирах в Канаде и в Детройте. знаю, Татьяна Анатольевна должна была лететь в Москву на какое-то важное правительственное совещание, но отменила поездку, чтобы не оставлять меня на соревнованиях одного. Сейчас регулярно встречаемся на катке. Не виделись лишь тогда, когда я отдыхал, а она ездила по этапам «Гран-при» с другими учениками.

ОЛИМПИЙСКИЕ ОЩУЩЕНИЯ

- Возвращаясь к пройденному сезону: какое достижение, помимо победы на Олимпийских играх, вы считаете наиболее ценным?

- С Олимпиадой трудно что-либо сравнивать. Доволен тем, что участвовал во всех крупных турнирах - чемпионате Европы, мира, финале «Гран-при» - и везде выиграл. Вернул все титулы, которые до этого потерял. Приятно, что сумел перестроить сознание после поражений сезона-2001. Это было тяжело - снова поверить в свои силы. Сумев это сделать, понял: в жизни нет ничего, с чем бы я не смог бороться. Главное - не сдаваться ни в какой ситуации.

- Между вашими ощущениями в Солт-Лейк-Сити и сегодняшним отношением к олимпийской победе есть разница?

- В повседневной жизни о том, что я олимпийский чемпион, вспоминаю редко. Мне кажется, я стал больше любить фигурное катание. Когда только пришел к Тарасовой, она не раз говорила: «Ты должен полюбить этот вид спорта». Я же не понимал: при чем тут любовь? Это просто работа. А вот после Олимпиады понял, что имела в виду Татьяна Анатольевна. Когда делаешь то, что любишь, можно работать в два раза больше и не уставать. Все новое, чему я начал учиться, выступая в туре, делал с совершенно другим ощущением, чем раньше. Тогда-то Тарасова, помню, и сказала: «Наконец-то ты стал настоящим профессионалом своего дела».

А что касается титула, то наиболее остро я чувствую себя олимпийским чемпионом тогда, когда выхожу на лед в шоу или турнирах и вижу, как меня принимает публика. Это очень приятно. Но ощущения в Солт-Лейк-Сити, когда я только-только выиграл, были намного острее. Их не сравнить ни с чем.

- Ради этого вы и хотите вновь вернуться на любительский лед?

- Да. В данный момент у меня, естественно, нет никакого желания ехать на чемпионат Европы или мира, потому что я не смогу там достойно выступить. Но очень хочу, чтобы такое желание появилось.

- Как воспринимаете со стороны любительские соревнования?

- Было очень тяжело смотреть Trophee Lalique - парижский этап «Гран-при» - и не кататься там самому. Этот турнир я выигрывал пять лет подряд. Люблю и всегда любил соревноваться, поэтому и завидую тем, кто продолжает это делать.

ПОИГРАТЬ БЫ В ТЕННИС...

- Чем занимаете время, освободившееся от тренировок на льду?

- Пока только лечился. Но бывает скучновато. Надо хобби какое-нибудь придумать. Очень люблю играть в теннис, но сейчас не могу себе этого позволить. Нравится тренировать, но тренер должен быть на льду. А это значит снова нагружать ногу.

- Есть шанс увидеть вас в Вашингтоне в качестве зрителя?

- Могу только мечтать об этом. У меня вообще-то две мечты: приехать на чемпионат мира и попасть на чемпионат США. Слышал, что это феерическое зрелище, но никогда не представлялась возможность увидеть.

- А как же мечта стать чемпионом России?

- Об этом больше не думаю. Считаю, доказал все, что можно. Даже если бы с ногой все было нормально и я решил бы выступить в чемпионате мира, на отбор в Россию не поехал бы. Надеюсь, мне и без отбора предоставили бы место в команде.

- Вы вполне заслужили такое право.

- Думаю, не только это.

- Кто-то из Российской федерации фигурного катания интересовался тем, как у вас дела?

- Когда вернулся из отпуска, мне позвонил президент федерации Валентин Писеев, чего я, честно говоря, не ожидал. Предложил приехать в Москву, показаться лучшим российским специалистам. Сказал, если понадобится какая-либо помощь, он постарается решить все проблемы. Это было приятно.

- Кстати, об отпуске: ваш агент утверждал, что вы набрали с собой кучу книг и будете их читать в круизе. Получилось?

- Читал только одну.

- Какую?

- Медицинскую. Про бедра.

- Что-о?

- Ну интересно же знать, как человек устроен и что именно у меня все-таки не в порядке. Остальное время загорал и купался.

- Планы на встречу Нового года есть?

- Гастроли Stars on Ice начинаются 27 декабря, и после трех выступлений запланирован четырехдневный перерыв. Хотел бы, конечно, приехать в Россию, как на прошлую новогоднюю ночь, но это все-таки сложно. Поэтому мы с друзьями сняли небольшой домик в горах близ Сиэтла. Буду встречать Новый год в снегу.

- Что будете загадывать?

- Новое бедро. Шучу конечно, но я всегда и себе загадывал, и всем друзьям и близким желал только здоровья. Это единственное, что имеет значение. И что, раз потеряв, уже нельзя приобрести.

2002 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru