Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Фигурное катание - Тренеры
Татьяна Тарасова:
«
В ФИГУРНОМ КАТАНИИ ВСЕ ЖЕСТКО. КАК В БОЛЬШОМ ТЕАТРЕ»
Татьяна Тарасова
Фото © Ольга Бенар
на снимке Татьяна Тарасова и Максим Ковтун

О всевозможных диетах в наше время известно все, или почти все. Почему они не работают в спорте? Как пережить переходный возраст, и почему голодный человек не
способен управлять своим телом? Об этом рассуждает легендарный тренер по фигурному катанию Татьяна Тарасова

- Татьяна Анатольевна, почему вообще возникает такая проблема? Казалось бы: уменьшить количество калорий в рационе – и вес пойдет вниз.

- А потом вы встаете на десятиметровую вышку и у вас от недоедания начинает кружиться голова. И спортсмен банально теряет способность управлять своим телом. Потому что голодный человек не может быть сильным. В обычной жизни не составляет труда выстроить график питания: когда и что можно есть, когда и сколько пить. В спорте это не всегда возможно. Ты пьешь, когда чувствуешь потребность, а не тогда когда это надо с точки зрения диеты. Ну а потом начинается истощение психики. Потому что голодную жизнь становится невозможно терпеть. И это на самом деле – самая большая проблема переходного возраста. Организм начинает расти, меняться, он требует питания и не получает его. Соответственно начинает задерживать воду. При этом половое созревание сильно тормозится не только недостаточным весом, но и слишком высокими нагрузками. Если в обычной жизни первые месячные приходят в 13-14 лет, то у спортсменов они могут начаться в 20 и то не будут регулярными.

Для того, чтобы справиться с этим периодом тренер должен мало того, что быть очень грамотным, он должен постоянно находиться рядом со спортсменкой. А как можно быть постоянно рядом, когда у тебя и другие ученики есть, да и на собственных детей времени почти никогда не остается? Вот и ломаешь голову – как сделать так, чтобы диета воспринималась не как насилие, а как необходимый образ жизни. Ну нельзя им  есть фрукты в этот период, что тут поделаешь?

- Почему нельзя?

- Потому что фрукты – это сахар. И в яблоках есть сахар, и в морковке. Если очень хочется, можно съесть только половину яблока. И то не каждый день. Есть нужно по часам, долго пережевывать все то, что кладешь в рот, да еще и не пить при этом. К тому же у спортсменов всегда очень «тугой» желудок: если организм не получает достаточного количества воды, начинаются проблемы с пищеварением и работой кишечника. А если пить, ты просто распухаешь. Поэтому все спортсменки с самого раннего детства знают, что нужно петрушку есть, заваривать ее и пить отвар. И то далеко не всегда это помогает.

- Но ведь должно же быть какое-то решение проблемы? Справляются же с переходным возрастом японские фигуристки?

- Они вообще очень мало едят. Как птицы. Жуют какие-то зерна из крошечных пакетиков. Потренировался, зерен поел, и снова на тренировку. Но мы-то не японцы. У нас другой менталитет, нет такого беспрекословного повиновения тренеру или учителю, нет врожденной покорности перед обстоятельствами. К тому же в Японии люди с детства приучены есть то, что нужно. Там до недавнего времени почти не ели сыра, найти сыр в продуктовом магазине даже сейчас – проблема. Зато едят много рыбы. Но как, скажите, в условиях нашей страны можно перевести спортсмена на свежую рыбу и морепродукты, если семья не очень богата? Надо же реально смотреть на вещи.

До сих пор помню, как однажды мы ехали со спортсменами поездом на юг. И когда все стали доставать какие-то продукты, которые собрали им в дорогу родители, одна из девочек, мама которой работала уборщицей на катке и воспитывала ребенка одна, вытащила сверток, в котором была буханка черного хлеба, разрезанная на восемь кусков. Больше у нее не было никакой еды.

С другой стороны, наши девочки в парном катании всегда были в плане питания очень дисциплинированы. Наверное все дело в том, что пары всегда боролись исключительно за первые места. Когда у тебя есть великая цель, ради этого можно перетерпеть что угодно.

- Что вы чувствуете когда видите, как девушки, титаническими усилиями преодолевающие пубертатный период, начинают проигрывать тем, кого эта проблема еще не коснулась?

- Мне всегда безумно их жалко. Но что тут поделаешь? Увеличивать возраст допуска на взрослые соревнования? Он и так в свое время был увеличен до 15-ти лет. Хотя например в 1972 году на Играх в Саппоро у нас в одиночном катании выступала Марина Саная, которой было всего 13.

Многое зависит от телосложения. Если спортсменка маленькая и у нее не очень длинные ноги, приходится биться за каждый грамм, потому что каждый лишний грамм сразу становится виден. При более высоком росте вес ощущается не так сильно, но длинные спортсменки, как правило, не очень хорошо прыгают.

- А как боролись с весом вы сами, когда выступали в парном катании?

- Я не была толстой, когда каталась. А кроме того в те времена фигурное катание было другим, оно допускало нормальное женское телосложение. Сейчас появились многооборотные прыжки, очень сложные поддержки и надо быть «скелетом». Потому что лишние 500 граммов могут стать решающим аргументом. Как можно работать над поддержками, если у партнерши лишний вес? А если партнер ее уронит? Я уже не говорю о том, какая дополнительная нагрузка сразу падает на его спину и колени.

- Хорошо помню однажды сказанную вами фразу о том, что лишние четыре килограмма – это кусок мяса, который не во всякую духовку поместится.

- Вот именно. Привяжи к себе этот кусок и ходи с ним везде, бегай, прыгай. Долго выдержать можно? Чем техничнее становится вид спорта, тем больше требований он начинает предъявлять к проработке мышц. Поправился – до свидания. Ни о каких серьезных задачах не может быть и речи.

Если же говорить о грамотном спортивном питании, я могу назвать пожалуй лишь одно место у нас в стране, где в этом отношении все продумано до мелочей – это тренировочная база в Новогорске. Но даже там множество соблазнов, поскольку все очень вкусно. Так что рецепт один: железная дисциплина.

- Когда тренеры по фигурному катанию работают на наборе в детские группы, они обращают внимание на то, как сложены родители ребенка?

- Ну а как же? В этом плане в нашем виде спорта все не менее жестко, чем в Большом театре.

- А как в Большом театре?

- Там при наборе в балетное училище смотрят на все: на общую конституцию, на руки, на ноги, на запястья, на щиколотки. Когда работаешь много лет, то сразу, как правило, понимаешь, каким тот или иной ребенок вырастет. Бывают, конечно, исключения, когда человек вроде бы и не слишком годится для того или иного занятия, но добивается невероятных результатов за счет характера. В спорте характер первостепенен всегда. Илья Кулик, которого я тренировала перед Олимпийскими играми в Нагано, как-то рассказал мне, как маленьким ему дико хотелось мороженого и газировки, когда он возвращался с катка после тренировки. Лишних денег у него никогда не было, и подходя к станции метро, возле которой стояли автоматы с газировкой и ларьки с мороженым, он просто закрывал глаза – чтобы этого не видеть. Поэтому для меня совершенно неудивительно, что Кулик стал олимпийским чемпионом.

- Общеизвестна история, как Юлия Липницкая перед Олимпийскими играми в Сочи больше года питалась порошком, разведенным в кефире. На ваш взгляд, подобные крайности оправдывают себя?

- Ну Липницкая ведь стала чемпионкой в командном турнире? Если ты хочешь стать лучшим, ты должен постоянно в чем-то себе отказывать. Надо зажать себя, как железными клещами. А как зажать, когда нагрузки – чудовищны? Это ведь вопрос не только характера, но и вопрос самочувствия тоже. Как я уже сказала, не всегда получается это терпеть. У меня, например, не раз были случаи, когда я заставала своих спортсменок в тот момент, когда они ели торт, закрывшись в туалете. И таких историй – множество. Одна из самых первых моих учениц, например, была довольно сильно склонна к полноте, а ее партнер был не слишком высокого роста, поэтому за весом приходилось следить очень жестко. Помню, мы были на сборах в Риге и ездили от катка до гостинице на открытом трамвайчике, в который можно было вскочить на ходу. В один из дней я еду на этом трамвайчике мимо булочной и вижу, как моя спортсменка стоит спиной к трамваю, отражаясь в витрине, ест огромную булку, а вторую держит в руке. Я на ходу спрыгиваю с трамвая, выхватываю эту булку, на что моя спортсменка даже не удивилась. А расстроенно сказала: «Ну вот... Я так и знала, что это случится!»

2016 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru