Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Фигурное катание - Спортсмены
Ирина СЛУЦКАЯ:
«ПИК ФОРМЫ - ЭТО КОГДА НЕ КАТИШЬСЯ, А ЛЕТИШЬ»
Ирина Слуцкая
Фото © Александр Вильф
на снимке Ирина Слуцкая

В середине сентября - накануне контрольных прокатов сборной России - двукратная чемпионка мира Ирина Слуцкая от интервью всячески уклонялась. Однако когда я позвонила ей на прошлой неделе сразу после того, как фигуристка вернулась из Китая с третьего этапа «Гран-при», вдруг услышала: «Приезжайте!»

- С чем связана ваша готовность общаться с прессой? С победой на этапе «Гран-при» в Пекине?

- Даже не знаю, как ответить. Да, этот сезон - олимпийский, самый важный, но я не чувствую никакой необходимости дополнительно себя рекламировать. Не нуждаюсь в этом, что ли. Особенно сильным это чувство было перед первыми прокатами. Я вообще-то не суеверная, но тем не менее не хотелось раньше времени говорить ни о программах, ни о том, как продвигается работа. Даже сейчас круг моего общения очень ограничен. Ощущаю постоянный интерес к себе со стороны журналистов, но не считаю нужным этот интерес подогревать, привлекать излишнее внимание. Хочу, напротив, сосредоточиться, глубже заглянуть в себя.

- Согласитесь, трудно не испытывать интерес к человеку, который начинает сезон с того, что выходит на лед против экс-чемпионки мира Шизуки Аракавы, выигрывает у нее в общей сложности более 20 баллов - и все это без какого бы то ни было видимого напряжения. Когда вам стало ясно, что обе программы удались?

- Обычно это чувствуешь сразу, как только начинается постановочная работа. Более объективно можно судить после первого «выхода в люди». Народ ведь смотрит, обменивается мнениями. Отрицательных отзывов в этом году я не слышала ни от кого, даже от тех, кто не очень за меня болеет.

Сначала, кстати, у нас родилась произвольная программа. Идея взять фламенко принадлежала моему тренеру Жанне Громовой. Я вообще люблю Испанию. Когда катала «Кармен», была в полном восторге от этой программы. Поэтому к предложению Жанны Федоровны сразу отнеслась положительно. Для второй и третьей части программы мы решили взять музыку в исполнении Валерия Дидюли - это самый известный сегодня российский гитарист. Впервые я услышала его в шоу Ильи Авербуха - и сразу влюбилась. Даже хотела пойти на концерт Дидюли, но не смогла - пришлось уехать на гастроли. А когда вернулась в Москву, нашла этого артиста, попросила дать послушать диски. Потом мы сообща - я, Жанна Федоровна, хореограф Сергей Петухов, Алексей Горшков - подобрали музыку для первой части программы. Так все и сложилось.

Пришлось, правда, дополнительно потрудиться, разучивая азы фламенко. Петухов много мне рассказывал об этом танце. Мы до сих пор периодически работаем вместе, и каждый раз я узнаю что-то новое.

- От фигуристов самых разных поколений я неоднократно слышала, что главное на Олимпийских играх - это все-таки короткая программа.

- Не согласна. Выигрышными должны быть обе - и короткая, и произвольная. Короткая рождалась, что называется, в муках: до самого начала сезона у нас не было никаких идей. Какую бы музыку ни брали, она напоминала ту, что мы уже используем: везде прослеживались или фламенко, или другие испанские мелодии. И тут вдруг мой второй постановщик - Станислав Райхельсон - принес новый диск Максима Мравицы, на котором был Totentanz Ференца Листа. Как только я услышала эту композицию, сразу сказала, что больше мы ничего не ищем и ничего не слушаем. Эта музыка излучала такую безумную энергетику, что работа пошла стремительно. Легко и одновременно мощно. Правда, я слышала, что эту же музыку взяла Мишель Кван.

- Вас это расстроило?

- Нет. У меня уже бывали аналогичные случаи. И на юниорском первенстве мира, и на взрослом. Все ведь познается в сравнении. Да и какой смысл расстраиваться, когда программа поставлена, вкатана, показана на зрителях и довольно высоко оценена.

- Это правда, что вы, как сказали в интервью американским журналистам, скучаете без Кван на соревнованиях?

- А что вас удивляет? Я вообще люблю соревноваться, когда много сильных соперников. Когда их нет, выигрывать неинтересно.

- Мне кажется, что в ситуации, когда женское фигурное катание молодеет день ото дня, вас и Мишель должны объединять такие вещи, как почти одинаковый возраст, одинаковый опыт выступлений...

- Возможно, дело и в этом тоже. Жизнь вообще научила меня хорошо относиться к людям, даже если они соперники. Времена, когда Кван, как бы она ни каталась, ставили выше любой другой спортсменки только потому, что она - Кван, уже прошли. В спорте мы давно на равных. И столько лет вместе, что уже почти сроднились. С Мишель легко. Несмотря на все ее титулы, в ней нет звездности, пафосности, которая порой сквозит в других фигуристках. Она - нормальный, адекватный, хорошо воспитанный человек, который никогда не позволяет себе выносить на люди дурное настроение, какие-то свои проблемы. Мне действительно жаль, что она не приехала в Китай. И посоревноваться хотелось, и просто поболтать, благо знание языка позволяет.

- Многие до сих пор критикуют новые правила, а вот вам они, судя по результату пекинского «Гран-при», только на руку...

- Все, что происходит сегодня в фигурном катании, для меня не ново. Точно такие же вращения я делала и четыре года, и пять лет назад. Просто тогда на них почему-то не обращали внимания. Делала дорожки на одной ноге и никогда в жизни мне за них не прибавляли баллы. Так что вернуться ко всему этому было несложно. Другое дело, что в новой системе есть свои минусы. Взять те же вращения. На тренировке я могу сделать 145 оборотов и сменить за это время 25 позиций. Но на соревнованиях время слишком ограничено. Правила предписывают сделать минимум 5 спиралей продолжительностью по 3 секунды в каждой позе. Пока разбежишься, пока позу сменишь - полминуты ушло. А еще семь прыжков и столько же вращений. Одно только комбинированное вращение занимает 30 секунд. В Китае мне пришлось сознательно выполнить два вращения на уровень ниже, чем мы планировали, - почувствовала, что сильно отстаю от музыки. А опоздать - значит, потерять еще больше баллов.

Надо понять главное: управляют новой системой люди, у каждого из которых свой взгляд. Поэтому объективность всегда будет относительной.

- Ожидали, что ваш результат в Пекине окажется настолько высоким?

- Я ожидала подобного еще в прошлом сезоне. Но немножко не получилось. То судьи уровень сложности не дали, который заработала, то сама ошиблась... В принципе рекордные результаты не очень меня волнуют. Прогнозировать при нынешней системе невозможно. Например, в Китае мне дали очень много дополнительных плюсов за качество исполнения элементов, хотя набор прыжков был не очень сложным. Или взять рекордный результат Саши Коэн, который она показала два года назад на Skate Canada. За компоненты программы ей тогда выставили «девятки», сейчас же такие баллы не поставят никому, как бы человек ни катался.

Для себя я поняла, что предела самосовершенствованию в спорте не существует. Поэтому работаю очень много - каждая тренировка на вес золота. После льда через день, а то и чаще, со мной занимается наш хореограф Маргарита Романенко. Есть у меня также тренер по общефизической подготовке - Виктор Козлов.

- Вам не приходило в голову отказаться от выступлений в «Гран-при», чтобы не выносить олимпийские программы на публику раньше времени?

- Нет. Я слишком хорошо знаю, что такое выступать на серьезных соревнованиях после долгого перерыва. Насколько это тяжело. Когда заняла на чемпионате мира в Дортмунде 9-е место, меня многие спрашивали, зачем вообще туда поехала, зная, что рассчитывать не на что. Да затем и поехала! Прекрасно понимала, что если пропущу чемпионат мира, то вряд ли сумею вообще остаться в спорте.

- Не рано набрали такую хорошую форму?

- Это вовсе не пик, а скорее промежуточная стадия. Естественно, на любых соревнованиях я стараюсь откататься максимально хорошо, но первые турниры - это прежде всего пища для анализа: что нужно доработать, что изменить.

- А что такое в вашем понимании пик формы?

- Когда не катишься, а летишь. Для меня главное - быть довольной не тем, что сделала, а тем, как это сделала. Можно выиграть и не испытать при этом никакого удовлетворения. А можно - как на чемпионате мира в Москве.

- Выступать в Китае вам понравилось?

- Я там каталась уже в третий раз. Интересная страна. Смешные болельщики. Правда, когда впервые в Китай попала, в ужасе была: на дорогах - сплошные велосипеды вперемежку с машинами в пробках стоят, кругом толпы китайцев. Все пихаются, толкаются, словно мы им мешаем. Мне казалось, что на катке они даже хлопать начинают и перестают одновременно, словно по сигналу. Но кататься там хорошо. Потрясающий лед, легко прыгать. Так вылетала, что чуть ли не сверху смотрела, куда и как приземляться. Совсем не то, что в Москве. Сейчас у нас на СЮПе получше стало, а раньше лед совсем кривой был - с перепадом уровня поверхности в 30 сантиметров. Не то что кататься, ходить трудно было.

- Посмотреть выступления соперниц в Пекине удалось?

- Краем глаза. Всегда ведь автоматически отмечаешь, кто как готов, кто исполняет что-то такое, что можно повторить или сделать еще интереснее. Мне было особенно любопытно посмотреть на Мао Асаду, которая в прошлом году выиграла юниорский чемпионат мира, после чего о ней все сразу заговорили.

- И каковы впечатления?

- Знаете, когда я была маленькая, все наперебой хвалили то, как я прыгаю, и почти никогда - как катаюсь. Сейчас я понимаю разницу - очень четко увидела ее в Пекине, наблюдая за тренировками японок. Аракава с ее потрясающим коньком, продуманными жестами - и на ее фоне Асада, этакий смешной ребенок с сумасшедшими прыжками. Думаю, из этой девочки, если она не сильно изменится с возрастом, получится очень сильная спортсменка на ближайшие 8, а то и 12 лет.

- Вам многим приходится жертвовать в этом сезоне?

- Пришлось отказаться от нескольких шоу, от одного турнира Pro-Am. Поняла, что здоровья не хватит лететь в Японию, а через день после выступления - в США. Сказать, что иду на большие жертвы, я не могу. В свободное время точно так же, как раньше, встречаюсь с друзьями, езжу за город. На первом месте, естественно, тренировки. Такой уж у нас вид спорта - нельзя останавливаться, надо постоянно идти вперед. Тем более что я - лидер.

- Сознание того, что не имеете права ошибаться, не давит психологически?

- Сейчас уже нет. Я добилась в спорте почти всего, о чем мечтала, и лишь радуюсь тому, что могу задавать тон не только молодым, но в каком-то смысле и соперницам. Да и тренер постоянно рядом - всегда поддержит.

- Выступать без нее вам когда-нибудь доводилось?

- Только на турнирах Pro-Am. Меня там однажды даже Алексей Мишин на лед выводил. А на серьезных соревнованиях - ни разу. Не представляю, как можно кататься, когда Громовой нет рядом. Она и подсказать что-то может по ходу выступления. На чемпионате мира в Москве я ее специально об этом просила, но так получилось, что там я впервые в жизни ничего не видела и не слышала. Потом, когда просматривала видеозапись финала, ужаснулась: даже по телевизору было слышно, как Жанна Федоровна чуть ли не во весь голос кричит: «Ира, тулуп! Тулуп!» А я вместо этого прыгаю риттбергер...

2005 год


© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru