Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Фигурное катание
ПЛЮЩЕНКО И СЕЙЧАС БЫЛ БЫ ЛУЧШИМ
Евгений Плющенко
Фото © Александр Вильф,
на снимке Евгений Плющенко

Неудачное выступление на чемпионате Европы в Варшаве российских одиночников, лучший из которых Андрей Лутай был пятым, а Андрей Грязев и Сергей Добрин заняли 16-е и 18-е места, заставило многих отчаянно пожалеть об уходе с соревновательной арены олимпийского чемпиона Турина евгения Плющенко и вновь задаться вопросом: вернется ли он в любительский спорт? И если да, сможет ли, вернувшись, автоматически занять то место, к которому привык за последние годы выступлений.

УХОДЯ - УХОДИ?

Чем более честолюбив спортсмен, тем более принципиальным становится для него понятие уйти непобежденным. С этой точки зрения желание Плющенко оставить лед немедленно после победы в Турине (пусть даже временное - с возможностью как следует подумать о перспективе дальнейшей жизни) выглядело обоснованным. Все разговоры о том, что олимпийский чемпион мог бы безо всякого напряжения довести сезон до конца хотя бы для того, чтобы выиграть еще один чемпионат мира, самого спортсмена, похоже, нисколько не волновали.

Всего за год до туринских Игр, став в четвертый раз чемпионом Европы, Плющенко сказал в интервью:

- Я люблю соревноваться. Главное для меня сейчас - это титулы. Деньги могу заработать в другом месте.

Уже тогда, впрочем, было понятно, что фигуриста интересует лишь один-единственный титул. К которому он стремился так долго, что, заполучив его, не мог не испытать абсолютного опустошения.

Все последующие рассуждения Плющенко о том, что он готов продолжить любительскую карьеру в том случае, если за это ему заплатят достойную компенсацию, были на самом деле досужими. Его личный тренер выдающийся специалист Алексей Мишин сказал однажды: «Если ты не делаешь шаг вперед, ты катишься назад». Для того чтобы шагать вперед, у прошлогоднего Плющенко не было ни сил, ни цели, ни, соответственно, желания. А это не компенсируется даже очень большими деньгами. Да и к чему было впрягаться в очередной виток чудовищной работы, если деньги так или иначе начали сыпаться со всех сторон? Сначала - гастроли по Америке, затем - по Европе, участие в нескольких телевизионных проектах и наконец - собственное ледовое шоу. Чем чаще на этом фоне Плющенко повторяет, что уже в следующем сезоне намерен приступить к серьезным тренировкам, тем слабее в это верится. По-настоящему классные номера на льду закончились у фигуриста одновременно с завершением выступлений, за лето и осень он заметно поправился, так что исполнять сложные прыжки стало не столько невозможным, сколько неразумным: продолжая прыгать в нынешнем состоянии, слишком легко травмировать и без того не очень здоровые колени и спину.

ПРЕДЕЛ СОВЕРШЕНСТВА

В Турине превосходство российского фигуриста над всеми без исключения соперниками было настолько подавляющим, что позволило ему на десять с лишним баллов оторваться от преследователей в короткой программе и еще на 13 с небольшим - в произвольной. Общий результат оказался абсолютно рекордным за все время существования новой системы судейства. В короткой программе Плющенко набрал 90,66 (второй результат там же в Турине показал американец Джонни Вейр - 80,00), за произвольное выступление он получил 167,67, в то время как канадец Джеффри Баттл занял вторую строку в статистических подсчетах с суммой 154,30. Тогда же журналистам пришло в голову подсчитать, сколько баллов олимпийский чемпион мог бы записать на свой счет при условии максимально возможного для себя набора элементов и максимального качества их исполнения.

Эта собирательная модель была составлена по выступлению Плющенко в трех особенно удачных для него соревнованиях: российском этапе «Гран-при»-2005 в Санкт-Петербурге, чемпионате Европы-2006 в Лионе и Олимпийских играх.

На первом из этих турниров фигурист зафиксировал лучшие баллы в каскаде 4+3, тройных акселе и лутце - в короткой программе (там же было наиболее качественно исполнено одно из вращений), в финале «рекордными» оказались аксель, лутц, риттбергер и аналогичное вращение.

Чемпионат Европы принес фигуристу лучшие оценки за каскад с тройным акселем и тройной флип, а вот олимпийский турнир добавил высший результат в произвольной за каскад 4+3+2, каскад с тройным лутцем, тройной флип, а также дорожки шагов по прямой и по кругу и оставшиеся вращения в обоих программах.

Так же собирательно были подсчитаны компоненты. В итоге результат короткой программы составил 91,84 (50,74+41,10), а результат произвольной - 177,75 (94,69+83,06).

После всех подсчетов стало еще более очевидно, что с таким арсеналом Плющенко легко побьет любого соперника в обозримом будущем как в целом, так и поэлементно. Поэтому, собственно, и было ужасно обидно принимать решение спортсмена о приостановлении карьеры как данность.

ВОКРУГ ТРОНА

За год изменилось многое. Отсутствие олимпийского чемпиона среди потенциальных претендентов на медали стало, как это ни парадоксально, мощнейшим стимулом для остальных. Исчезла субординация, и завязалась драка. Достижениями Плющенко больше восхищались, нежели стремились повторить: слишком прочно он обосновался в одиночном разряде небожителя. А вот каждый шаг вперед любого другого фигуриста стал оборачиваться поголовным стремлением доброго десятка спортсменов догнать и самому прорваться наверх.

Новая система больнее всего ударила по двукратному чемпиону мира Стефану Ламбьелю. Несколько лет назад швейцарец демонстрировал совершенно феноменальные вращения, однако чем больше работал над прыжками и дорожками, тем больше терял в своем коронном умении. Обе золотые медали мировых первенств Ламбьель выиграл в отсутствие Плющенко. Победы дались такой кровью, что на этот сезон спортсмена просто не хватило: не выдержала психика.

Главным претендентом на роль короля по инерции продолжают считать действующего чемпиона Европы Брайана Жубера, хотя если попытаться на основе стартов нынешнего сезона смоделировать некий собирательный образ идеального фигуриста, взяв за основу тот же самый, что у Плющенко, набор элементов, француз будет номинирован лишь в четырех: отдельно взятом четверном тулупе (10,70 на «Гран-при» в Париже), тройном лутце, тройном флипе и комбинированном вращении. Лучший каскад с четверным прыжком (15,50) был исполнен в Турине Ламбьелем. Пальма первенства в каскаде с тройным акселем (13,65) принадлежит Эвану Лайсачеку (чемпионат США-2007). Баллы американца за лутц, исполненный на Играх в Турине, равны тем, что набрал Жубер на чемпионате Европы в Варшаве, - 7,74. Наиболее качественный каскад с лутцем (12,21) был показан японцем Нобунари Одой в Японии на этапе «Гран-при». Там же фигурист получил наивысшие на сегодняшний день оценки за тройной риттбергер. В дорожках шагов на сегодняшний день нет равных еще одному японцу - Дайсуке Такахаши. Джонни Вейр лидирует в номинации «сальхов», однако этот прыжок в трехоборотном исполнении потихонечку (как и тулуп) уходит в прошлое - для победы нужны уже четыре оборота.

Ну и, наконец, лидерство по компонентам программ прочно удерживают Лайсачек (его результат на чемпионате США составил в этой области 78,76) и бронзовый призер Игр в Турине Джеффри Баттл (76,80). Он же (как и Ода) - один из безусловных корифеев в области вращений.

Вот так - с миру по нитке - в короткой программе набирается 90,84 усилиями Такахаши, Оды, Жубера и китайца Ли Ченцзяна (лучший результат за каскад 4+3 в короткой программе - 14,43) и 186,82 в произвольной, в составлении которой в данном случае поучаствовали Ламбьель, Лайсачек, Жубер, Такахаши, Ода и Баттл.

Как видите, даже «сборная мира» уступает олимпийскому чемпиону в короткой программе, хотя в произвольной она уже превосходит Плющенко. При этом, повторюсь, в поединке один на один с любым из сборников он по-прежнему непобедим.

Мои размышления вполне можно считать фантазийными («Если бы губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича...»), но мне вспоминается довольно давняя история, не имеющая к фигурному катанию никакого, казалось бы, отношения. Лет тридцать назад большая группа российских тренеров по плаванию побывала в Австралии на тренировках самого знаменитого в стране на тот момент специалиста (и ныне уже покойного) Форбса Карлайла. Кивнув в сторону бассейна, где тренировалась группа из полутора десятков весьма посредственных, на взгляд гостей, пловцов, тренер сказал: «Думаю, восемь человек из этой группы войдут в этом году в сборную, а один станет чемпионом мира».

На вопрос: «Кто именно?» Карлайл рассмеялся: «Откуда же я могу сейчас знать его имя?»

Логика выдающегося специалиста была проста и впоследствии подтверждалась жизнью неоднократно: если на одном поле собрано определенное количество близких по силам соперников, кто-то один обязательно объединит в себе все лучшие качества. И сделает неудержимый рывок наверх.

Вот и получается, что сложившаяся в мужском катании ситуация крайне опасна как для Плющенко, так, кстати, и для Ламбьеля, если тот преодолеет психологический кризис. Год-другой промедления - и возвращаться может оказаться уже некуда и незачем.

И все-таки ужасно хочется, чтобы Плющенко вернулся. Зачем? Наверное, потому, что, когда в спорте появляется талант такого невероятного масштаба, невольно возникает мысль, что он может гораздо больше, чем другие. Выиграть не одну, а как минимум две Олимпиады, например. Последним двукратным чемпионом Игр в мужском одиночном катании был американец Дик Баттон. Правда, произошло это более пятидесяти лет назад - в 1948 и 1952 годах. Но чем не стимул для возвращения - попытаться сделать то, что до тебя не удавалось почти никому? В любом случае главное - по-настоящему захотеть. Но вот захочет ли этого сам Плющенко?

2007 год


© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru