Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Фигурное катание - Спортсмены
ОЧЕНЬ ОДИНОКИЙ КОРОЛЬ
Евгений Плющенко
Фото © Александр Вильф,
на снимке Евгений Плющенко

Конец января 2003 года принес питерскому фигуристу Евгению Плющенко третью по счету европейскую корону. Конец марта увенчал фигуриста высшим мировым титулом. Вторым по счету.

Традиционный вопрос для Евгения Плющенко: «Что вы думаете о своих соперниках?». Традиционный ответ: «Ничего!». В упор Плющенко их не видит, а соревнуется сам с собой. Даже позволяет некую браваду, общаясь с журналистами: «Я лучше». «Я сильнее». «Не надо меня сравнивать - у меня совсем другой уровень катания»…

А если и случаются неудачи, любит прибегать к сослагательному наклонению: «Если бы я не упал, я бы выиграл!».

Именно эту фразу Плющенко до сих пор вспоминает по отношению к своему поражению на Олимпийских играх в Солт-Лейк-Сити. Сутки после короткой программы, где фигурист перечеркнул все дальнейшие шансы на борьбу за золото одним-единственным падением, наверняка стали самыми страшными в его 20-летней жизни. Что поделаешь: нет более тяжелого испытания для спортсмена, имевшего шанс стать олимпийским чемпионом и упустившего эту возможность.

Особенно болезненным стало то, что Плющенко не просто проиграл. Он проиграл заклятому сопернику - Алексею Ягудину.

Подобное противостояние в спорте встречается нечасто. И всегда крайне украшает любой поединок. Когда Ягудин впервые стал чемпионом мира в 1998-м, Плющенко только исполнилось 15 лет. Он попал в Миннеаполис почти случайно - заменил снявшегося с соревнований олимпийского чемпиона Илью Кулика. И получил бронзовую медаль, что было воспринято, как грандиозный успех. Хотя на самом деле катался не лучшим образом - перегорел от нервного напряжения еще до старта. Дважды заходил на четверной прыжок и дважды падал на приземлении.

Прогресс начался лишь в следующем сезоне, когда из группы Алексея Мишина к Татьяне Тарасовой ушел Ягудин, а Плющенко остался у тренера единоличным любимцем. Тогда же зародились невероятно мощные ростки будущей конкуренции. Желание Мишина видеть в чемпионах именно своего ученика было столь велико, что не могло не передаться воспитаннику. Слова о том, что Ягудин - не более чем один из соперников, которые Плющенко на протяжение трех последующих лет предстояло неоднократно произносить на пресс-конференциях, никому не приходило в голову воспринимать всерьез. Достаточно было увидеть битву между Алексеем и Евгением хоть однажды (равно как и их тренеров за бортами катка), чтобы понять: эти два тандема будут биться насмерть. И только друг с другом. Остальные - не более чем массовка.

Сезон 1999 года выиграл Ягудин. Плющенко прокомментировал тогда свое выступление на мировом первенстве коротко:

- Я второй раз упустил возможность выиграть чемпионат мира. Но не расстраиваюсь, потому что виноват сам. Если бы прыгнул четверной, получил бы золото.

- Почему вы так уверены в этом? Ведь Ягудин прыгнул четверной - и прыгнул великолепно, - не удержалась я тогда от вопроса.

- Потому что если бы прыгнул чисто, то обязательно добавил бы к четверному тройной, - последовал безапелляционный ответ.

Сезон 2000 года Евгений начал фантастически, демонстрируя невиданную доселе сложность и чистоту исполнения, в то время, как основного соперника преследовали травмы и прочие напасти. Высшие оценки за технику, которые Плющенко регулярно получал на этапах «Гран-при», начали кружить голову не столько самому фигуристу, сколько его тренеру. Мишин стал позволять себе довольно пренебрежительные высказывания как в адрес своего бывшего воспитанника, так и его нынешнего тренера, утверждая, что за показным артистизмом программ не так много техники.

Ну а после того, как Евгений победил Алексея на чемпионате Европы, Мишин (пожалуй, впервые, после победы Алексея Урманова на Олимпийских играх в Лиллехаммере) выглядел буйно-счастливым. Именно он, а не Плющенко, был в центре внимания на пресс-конференции. Стоя в середине многочисленной группы журналистов, путая русские и английские слова и не обращая внимания на вопросы, безостановочно рассказывал о своем воспитаннике:

- Когда у него после первых побед в «Гран-при» появились деньги… О-о-о! Когда у него появились деньги, началась вахканалия: машину - папе, золотые украшения - маме, всевозможные - так, чтобы можно было обвешаться с ног до головы. Мы были на сборе в Голландии, так Женя собрал всю компанию приятелей - пять человек и повел их в обувной магазин. Все вышли в новых кроссовках. Потом они пошли в игрушечный магазин - купили пять машин с радимоуправлением, но и это было не все. Вместе с машинами они отправились за роликовыми коньками. Представляете картину? Пять здоровых парней - на роликах, с пультами управления в руках, и эти машины - туда-сюда. Когда надоело, Женя арендовал для всех велосипеды. Голландия, знаете ли, велосипедная страна. И началось снова - велосипеды, пульты, машины носятся… Я был в шоке. Не знал, как учеников на каток загнать. Но сумел.

После того, как у меня вышел из под контроля Алексей Урманов - такое, что скрывать, было, - я понял, что в тренерской руке всегда должны быть вожжи. Они у меня есть. Хотя я не сторонник запретов. Если ученик теряет ощущение реальности, лучше чуть-чуть подождать. Как насморк, знаете ли. Если лечить - проходит через неделю. Если не лечить - через семь дней.

Так вот: недалек тот день, когда придется прыгать каскад из двух четверных прыжков. Китайцы уже пробуют. Но то китайцы. Они многое берут из других видов спорта и учат вращения быстрее, чем кто-либо. Все? Вопросов больше нет? Всех обнимаю, пока! Как? Я вас еще не удовлетворил? Зачем я - старый и толстый - вам нужен? Посмотрите, какие красавцы в зале, а вы продолжаете меня мучить! Когда Урманов вышел из под контроля? О, это уже пройденный этап, ни к чему говорить о нем. Есть Плющенко - чемпион Европы. А я - всегда к вашим услугам, отвечу на любые вопросы. Но только не сегодня! Все! Прощайте! Меня уже нет!

Тогдашнее, не совсем адекватное состояние тренера на самом деле было легко объяснимо. В Ягудина, а не в Плющенко, Мишин на протяжение многих лет вкладывал всю душу, в стремлении создать фигуриста двадцать первого века. Его технику вычищал и оттачивал до самозабвения. Известный украинский тренер Валентин Николаев как-то заметил:

- Когда Ягудин ушел, Плющенко всего лишь оказался на подхвате. Мишин его вдогонку собирал, перескакивая через ступеньки - это видно. Но выхода другого не имел. Потому что замена нужна была стремительно. Самолюбие не позволяло, потеряв спортсмена, оказаться внизу.

Состояние реванша оказалось, впрочем, недолгим. Уже через два месяца Плющенко с треском проиграл чемпионат мира в Ницце. Проиграл психологически. Вышел на лед после того, как Ягудин блестяще справился с каскадом из четверного и тройного прыжков, затем с четверным в отдельности. И сам не справился с нервами. Свидетельством тому - банальная «бабочка» вместо первого четверного прыжка, судорожный заход на вторую попытку, падение, потом - еще одно. Последним ударом стали оценки судей. Словно мстя за неоправдавшиеся ожидания, арбитры вышвырнули Евгения за пределы призовой тройки.

На Мишина было страшно смотреть. Совершенно багровый, он даже не стоял, а обессиленно висел на бортике. Когда все кончилось, ушел на негнущихся ногах, глядя в пространство остановившимися от горя глазами.

Предолимпийский сезон Плющенко выиграл вчистую. Победил на чемпионате Европы в Вене, затем - на мировом - в Ванкувере. И вновь амбиции тренера взлетели до заоблачных высот. Все его поведение говорило о том, что иных претендентов на будущее олимпийское золото, кроме своего ученика, он уже не рассматривает в принципе.

В том сезоне Евгений, действительно, был необычайно хорош. Он заметно повзрослел, исчезла угловатость в движениях. На редкость удачными оказались постановки, костюмы. Все происходящее в Ванкувере и в самом деле заставляло задуматься о том, чно в фигурном катании отныне - один король. И зовут его - Евгений Плющенко.

Кто бы мог предположить, что не пройдет и года, как светлую полосу в жизни фигуриста сменит непроглядно черная?

Первой откровенной неудачей стала новая произвольная программа. На этапах «Гран-при» ее приняли крайне сдержанно. И тренер с учеником решились на аварийный шаг - замену композиции за считанные недели до Олимпийских игр. Плющенко не приехал на чемпионат Европы в Лозанну, сославшись на травму, но не было никого, кто бы не знал, что в это самое время он вовсе не лечится. А спешно ставит новую программу - «Кармен».

Кое кто посчитал тогда информацию уткой, запущенной лишь для того, чтобы подогреть интерес к отсутствующему чемпиону. Но представитель питерской фирмы «Рест», которая шьет платья и костюмы для многих фигуристов, приехав в Лозанну, подтвердил: костюм для «Кармен» был заказан и уже готов.

У фигуристов есть термин - выиграть тренировку. То есть публично - глаза в глаза - перепрыгать соперника, превзойти во всем, в чем только можно. Однако на первой тренировке в олимпийском Солт-Лейк-Сити ни Плющенко ни Ягудин не стремились к этому. Своим поведением они больше всего напоминали двух матерых хищников, выжидающих момент для смертельного броска.

А когда момент наступил, Плющенко в очередной раз не выдержал напряжения. Упал в короткой программе - в сотню раз опробованном и выученном, казалось, до автоматизма, четверном прыжке. И все было кончено. Помешать Ягудину выиграть главный старт жизни он уже не мог.

Олимпийский чемпион ушел по-королевски - выиграв под занавес сезона чемпионат мира. В четвертый раз. Первоначально он собирался продолжить любительскую карьеру, но помешала обострившаяся травма бедра. И лишь когда сезон по-настоящему набрал обороты, стало ясно, насколько не хватает Евгению привычного уровня борьбы. За годы непримиримой драки эти двое так далеко ушли от остальных, что говорить в отсутствие Ягудина о каком-либо соперничестве со стороны тех, кто остался, Плющенко мог разве что из кокетства.

Зато впервые традиционный ответ: «Я соревнуюсь сам с собой» стал звучать по-настоящему честно.

После чемпионата Европы этого года, который прошел в Мальме и где Плющенко, как и ожидалось, выиграл , одна из газет слегка язвительно написала, что фигурист стал выходить на лед в амплуа памятника самому себе. Без излишних эмоций, без ставшей за последние годы привычной суперсложности и особого блеска. Он стал единовластным королем, но без свиты. Но кто бы знал, как невыносимо сложно настраивать себя на полную отдачу, когда для этого нет никакой необходимости. Появилась и еще одна проблема: травмы. Сам спортсмен по этому поводу как-то заметил: «Мне не стало сложнее выступать, стало больнее».

Чемпионат мира-2002 Евгений был вынужден пропустить из-за того, что внезапно появилась боль в правой ноге Продолжающие расти кости не успевали окрепнуть настолько, чтобы безболезненно справляться с чудовищными нагрузками того суперсложного мужского одиночного катания, которым его сделали два выдающихся российских спортсмена. Собственно, и осенняя травма Ягудина была тоже продиктована похожими причинами - постоянными перегрузками на кости и суставы.

Вслед за победой в еврорпейском первенстве Плющенко блистательно победил в финале «Гран-при», но приехав в Вашингтон на чемпионат мира, снова почувствовал боль. На этот раз - в левом колене. Накануне короткой программы многочисленные интернет-источники начали ссылаться на слова Мишина, что у его ученика воспалился сустав, но что снимать Евгения с соревнований он, тем не менее, не собирается. Врач российской сборной Виктор Аниканов, прилетевший в Вашингтон в последнюю минуту перед выступлением сказал: «Евгения пока не видел. Поэтому и не могу сказать, что произошло».

Удивилась и Марина Селицкая - тренер дебютанта команды Станислава Тимченко: «Травма? Даже не знаю, когда она могла случиться. На последней тренировке, где все ребята катались вместе, Женя выглядел великолепно».

Те, кто имел удовольствие лицезреть блистательное выступление фигуриста в финале «Гран-при», могли убедиться, что в сравнении с прокатом в Вашингтоне то была жалкая репетиция. Можно, конечно, считать, что фигурист облегчил композицию, отказавшись от второго четверного прыжка. Но и без него хватало: каскады 4+3+3, с последним риттбергером, 3,5+3, тройные сальхов, аксель, флип, лутц были выполнены настолько играючи, что заходя на заключительный двойной аксель Евгений откровенно смеялся в камеры. Несколько озадаченными (при общем восторге зала) выглядели лишь журналисты: «А как же травма?».

- Нога, действительно, болела, - пояснил после проката Мишин. - Это не совсем травма. Так называемый шляттер. В кости под коленом есть некая «зона роста». И пока не произошла полная минерализация костей (а у мальчиков этот процесс обычно завершается к 25-ти годам), от нагрузок периодически возникают довольно резкие боли.

Еще через день Плющенко вернул себе мировую корону. Но оставил двойственное впечатление.
Если сказать, что по-настоящему достойного соперника у вице-чемпиона Олиммпийских игр в Вашингтоне не было, это было бы правдой. Такой же, как и то, что в финале мужского одиночного катания у России были реальные шансы упустить это золото.

По жребию Плющенко выходил на лед предпоследним, после двух американцев - Тимоти Гейбла и Майкла Вайсса. Наверное, ему повезло. Во всяком случае фигурист получил возможность самостоятельно определять степень необходимого риска. Если бы Quad King - король четверных, как именуют Гейбла в США, сделал бы не два четверных прыжка, а три, одному Богу известно, что пришлось бы противопоставлять Евгению, которого все больше и больше беспокоила боль в колене. Надежда на то, что он откатается столь же вдохновенно, как в финале «Гран-при», была невелика. На одной из первых официальных тренировок Плющенко, правда, заставил народ понервничать, великолепно исполнив редкий пока для мужчин прыжок четверной лутц, но то было до обострения травмы.

Он все-таки пошел ва-банк. Не сумел сделать каскад 4+3+3 (сдвоил риттбергер с не очень хорошим выездом после него), но впервые в соревнованиях этого сезона решился на второй четверной. Сделал на две ноги. Затем - после неплохих акселя и лутца, коснулся второй ногой льда в каскаде из тройных акселя и флипа. Ошибка была малозаметной даже при замедленном повторе, но Евгений признал ее сам. В целом же откатался обыденно. Очень.

Победителей не судят. Плющенко выиграл, а значит не имеет никакого смысла вновь просматривать оценки, чтобы повторно увидеть опасный признак: оценки за технику у Гейбла у четырех арбитров из 14-ти оказались выше. У девяти - равные. И лишь один судья отдал 0,1 в пользу российского фигуриста.

Пресс-конференцию двукратный чемпион мира провел на английском языке. Абсолютно раскованно шутил с американской публикой, периодически переспрашивая, правильно ли строит фразы. Когда официальная часть завершилась, спустился с возвышения в зал и перешел на русский: «Здесь удобней разговаривать, правда?».

- Если бы Гейбл сумел исполнить более сложный вариант программы, что вы смогли бы противопоставить?

- Возможно, по другому настраивался бы на прокат. По моим собственным ощущениям я выиграл с большим запасом. Не нужно ставить меня рядом с Тимоти - у меня совершенно другой уровень катания. К тому же я знал, как он катался.

- Со слов тренера?

- Нет. Но мне успели сказать.

- И выбрали экономную стратегию?

- Да. Откатался процентов на 70 собственных возможностей. Обидно, что с ошибками. Второй четверной на две ноги прыгнул, каскад с акселем…

- Проиграть не боялись?

- Нет. Потому что ехал в Вашингтон прежде всего хорошо кататься, а не выигрывать.

- Верится с трудом.

- Тем не менее. Как только я начинаю думать о победе, о том, каким может быть судейство, это становится сильной помехой. Сбивает с нужного настроя. Поэтому с некоторых пор мы с тренером эти темы даже не обсуждаем.

- После Солт-Лейк-Сити?

- Да.

- Чем вы объясняете, что в мужском турнире наблюдалось такое количество ошибок?

- Не знаю. На тренировках все катались шикарно. Вплоть до финала. Вайс делал четверные вообще без разминки. Гейбл, Хонда, многие другие… А сегодня как всех выключили.
Еще в одном интервью, взятом там же в Вашингтоне, Евгений сказал:

- Я не боюсь проиграть.Хотя бы потому, что понимаю: нельзя все время выигрывать. Рассуждаю просто: мне 20 лет и я - двукратный чемпион мира. Чего бояться?

На вопрос, как он относится к слухам, что в следующем сезоне в любительский спорт может вернуться Ягудин, Плющенко ответил:

- А почему нет? Он и не уходил никуда. Алексей - хороший спортсмен, боец. Но согу сказать, что и ему будет сложнее, чем раньше. Все прибавили - Гейбл, Вайс, Такеши Хонда. Говорю вам, как очевидец. Но..., - чемпион мира помолчал, - Я почему-то уверен, что Леша вернется…

2003 год


© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru