Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Фигурное катание - Тренеры
Наталья Дубова: «НУЖНО СМОТРЕТЬ В СВОЮ ТАРЕЛКУ»
Майя Усова и Александр Жулин
Фото из архива Елены Вайцеховской,
на снимке Майя Усова и Александр Жулин

Нынешнего ее приезда в Москву я ждала даже больше, чем пять месяцев назад, перед чемпионатом Европы по фигурному катанию. Тогда Дубова, всю осень и зиму проработавшая в Америке, рассказывала про свою школу в Лейк-Плэсиде, про своих ребят-спортсменов и про то, что конкурентов своей первой паре - Майе Усовой и Александру Жулину (еще не чемпионам Европы и мира) - просто-напросто не видит. Немногим позже у меня появилась возможность убедиться в этом лично, а сразу же после мирового первенства знаменитый американский менеджер Том Коллинз, не дожидаясь, какое решение примут руководители ИСУ по поводу возвращения профессионалов на любительский лед, решился на уникальный и на самом деле беспроигрышный эксперимент: пригласил в четырехмесячное турне четыре выдающиеся танцевальные пары последних лет: олимпийских чемпионов 1984 и 1992 годов Джейн Торвилл - Кристофера Дина и Марину Климову - Сергея Пономаренко, и чемпионов мира 1991 и 1993 годов Изабель и Поля Дюшене, и Усову - Жулина. Еще через месяц - в апреле, стало окончательно ясно, что первая и четвертая из перечисленных пар менее чем через год в Лиллехаммере выйдут на один олимпийский лед, а в конце мая я узнала, что Дубова в Москве.

- Вы, пожалуй, сейчас одна из немногих, кто своими собственными глазами видел профессионалов, которые получили временный любительский статус и будут выступать на Олимпийских играх. Как вы расцениваете их заявления - я имею в виду, в первую очередь, Торвилли Дина, - что они возвращаются выигрывать?

- Когда я узнала, что Торвилл и Дин окончательно решили вернуться, то бросила все дела в школе и на несколько дней вырвалась в Нью-Йорк, где гастролировала труппа Коллинза. Во-первых, посмотреть на своих спортсменов, а во-вторых, своими глазами увидеть, что к чему. Посмотрела четыре выступления с тем расчетом, чтобы сначала повосхищаться, а уж потом вникнуть в детали. Удовольствие получила полное. Мне всегда нравились Торвилл и Дин. Они никогда не подменяли техническое мастерство внешними эффектами. И когда отдаешь себе отчет в том, что знаешь, сколько им лет, сколько времени они провели в любительском, а затем и в профессиональном спорте, то это впечатляет. Больше всего меня потрясло то, что при таком колоссальном стаже Торвилл и Дин ничуть не растеряли потенциал спортивности. А это, на мой взгляд, как раз то качество, благодаря которому спортсмены сами к себе предъявляют очень высокие требования. При этом они, как и прежде, безумно техничны и безумно рвутся в бой.

- То есть их слова относительно еще одной золотой олимпийской медали имеют весьма солидные основания?

- Думаю, англичане не стали бы возвращаться без определенных гарантий на победу.

- Что вы хотите этим сказать?

- Разложить по полочкам не могу. Скорее, это профессиональное чувство. Мне кажется, что все те, кто принял решение вернуться, имея за спиной олимпийские титулы, профессиональную карьеру, двадцать раз взвесили все «за» и «против». К тому же практически за всеми стоят профессиональные менеджеры. Вспомните, была же в свое время могущественная поддержка, свой профессиональный клан у Дюшене. А ведь Торвилл и Дин, как ни крути, из той же компании: в конце концов Изабель Дюшене и Кристофер Дин - муж и жена.

- Увы, уже нет. Слухи о том, что их семья на грани серьезной катастрофы, до меня доходили еще в феврале. Изабель в связи с этим провела тогда больше месяца в клинике нервных болезней, а на днях объявила о расторжении брака с Дином официально. Кстати, что сейчас представляет собой дуэт Дюшене на льду?

- Увы, большой мыльный пузырь. Именно теперь это стало очевидным. Те хореография, постановка, которые потрясли всех несколько лет назад, сейчас выглядят просто устаревшими. И когда видишь одно и то же в двадцатый раз, то начинаешь замечать все недостатки в технике. Впрочем, это бросалось в глаза и год назад, в Альбервилле.

- Так, видимо, поэтому там стали первыми ваши бывшие ученики - Марина Климова и Сергей Пономаренко? Вообще-то мне казалось более логичным, если бы в любительский спорт вернулись именно они, а не олимпийские чемпионы двенадцатилетней давности.

- Думаю, Марине и Сергею это было бы просто не под силу. Такое количество спектаклей и показательных выступлений, которое на них свалилось после Олимпиады, неизбежно должно было сказаться - и сказалось - на технике. Но им и не нужен супервысокий уровень. Что же касается Торвилл и Дина, то их возвращение - еще и тактический ход: люди стремятся обновить имидж, а значит, в итоге решить проблему будущих кассовых сборов.

- На это рассчитывают все. Тот же Бойтано, Петренко, Катарина Витт... Хотя, на мой взгляд, оснований для того, чтобы претендовать на золото, у них значительно меньше.

- Не скажите. Олимпийская медаль почти всегда непрогнозируема. Там же, в Нью-Йорке, мне удалось посмотреть выступления, организованные фирмой «Ай-Эм-Джи», в которых принимали участие Курт Браунинг, Элвис Стойко, Кристи Ямагучи, наши Катя Гордеева и Сергей Гриньков. Все они вполне конкурентоспособные люди. Прыгнет Бойтано все свои тройные прыжки в Лиллехаммере, значит, создаст массу проблем тому же Браунингу, хотя канадец сейчас находится в прекрасной форме. Но я придерживаюсь мнения, что надо думать не о том, где и как может ошибиться твой соперник, а смотреть, что называется, в свою тарелку.

- Вы об Усовой и Жулине?

- И о них тоже. Не говорю уже о том, что как тренер чемпионов мира я не имею даже морального права настраивать их на какое-то место, кроме первого.

- А как сейчас идут дела в вашей школе в Лейк-Плэсиде?

- Появилось много новых пар. После чемпионата мира меня дважды приглашали провести семинары в Канаде. Первый раз я была в Торонто, в школе, где тренируется Курт Браунинг, по­том вместе с Тамарой Москвиной вела семинар в Квебеке.

- Кстати, после чемпионата мира я слышала, что в США было немало недовольных тем, что чемпионы Америки в танцах Гоша Сур и Рене Рока даже не попали в десятку. Вас никак не коснулось это недовольство?

- А почему оно должно было меня коснуться?

- Ну вы работаете в Америке, имеете большой вес в Европе, а на чемпионате мира ваша вторая пара - Татьяна Навка и Самвел Гезалян из Белоруссии - чуть-чуть опередила американцев. И это - в танцах, где судей принято обвинять во всех смертных грехах, в том числе и влиянии на них авторитета тренеров...

- Я считаю, что мировая «десятка» в танцах - это не уровень. Если сильнейшая американская пара возвращается в любительский спорт, то должна бороться как минимум за место в тройке. Разницы же между пятым и десятым местами я не вижу. То, что Сур и Рока оказались на одиннадцатом месте, а не ближе, могло случиться по причине элементарной усталости судей. А может быть, и так, что судьи хотели показать на их примере, что возвращение профессионалов, коими Сур и Рока были несколько лет, не всегда может быть удачным.

- Вы сами себе противоречите. Говорите, что «десятка» - это не уровень, и в то же время, насколько я помню, были вполне довольны выступлением в Праге Навки и Гезаляна.

- Я просто вижу их потенциал. И на данный момент это меня вполне устраивает, чего я, например, не могу сказать об отношении своих фигуристов к тренировкам.

- Вот уж не ожидала услышать! Чем же вы недовольны?

- Как ни странно, мне гораздо быстрее, чем моим спортсменам, удалось изменить свою психологию. Как только мы уехали в Америку, я столкнулась с тем, что здесь настолько сконцентрировано рабочее время - в любой сфере, - что никто не может позволить себе тратить его на выяснение отношений, внутренние разборки, непосредственно не относящиеся к работе. Ко мне стали приезжать люди со всей Америки, чтобы за свои деньги получить максимум информации и отдачи. И, отработав на катке, я чувствовала себя настолько выжатой, что не было сил даже разговаривать по телефону. Наши же привыкли получать все на блюдце бесплатно. Соответственно, смешно требовать от них стопроцентной концентрации.

Кстати, первый раз я столкнулась с «западным» стилем работы еще несколько лет назад, когда проводила семинар в Финляндии. Расписание было составлено так, что за несколько часов работы на льду у меня не было даже пятиминутного перерыва. Где-то на третий день я не выдержала и отошла между двумя занятиями попить кофе. А наутро обнаружила, что график тренировок изменен: в нем появился «кофе-брейк», но общее время работы было увеличено соответственно на 15 минут. А в этом году на семинаре в Квебеке история повторилась: я обрадовалась, когда увидела в расписании 10-минутный перерыв после каждых 50 минут работы, но как только собралась покинуть лед, мне «напомнили», что это время предназначено для того, чтобы отвечать на вопросы тренеров. Но мне даже нравится так работать.

- Похоже, у вас по-прежнему нет времени побродить по магазинам.

- Конечно, нет. Я же придумала себе еще одно занятие - попробовала серьезно заняться моделированием костюмов для фигуристов и была немало удивлена тем, что одна из канадских фирм тут же подхватила мои дизайнерские начинания. Наверное, это не очень профессионально, что мне приходится этим заниматься, но специально приглашать художника-модельера моим ребятам пока просто не по карману. Кроме этого в Японии вышла моя книга. Но самое ужасное...

-Что?

- Я не могу ее прочитать!

1993 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru