Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Фигурное катание - Спортсмены
Екатерина Боброва: СЛУЧАЙНОСТЬ, ИЛИ КРИМИНАЛ?
Екатерина Боброва и Дмитрий Соловьев
Фото © Reuters
Екатерина Боброва и Дмитрий Соловьев

Как уже сообщал «СЭ», на мартовском чемпионате мира в Бостоне за Россию не сможет выступить сильнейший танцевальный дуэт страны, обладатели командного олимпийского золота Сочи и бронзовые призеры недавнего чемпионата Европы Екатерина Боброва/Дмитрий Соловьев: партнерша временно отстранена от выступлений в связи с тем, что допинг-проба, взятая у нее в ходе европейского первенства, дала положительный результат на запрещенное вещество мельдоний.

Если и бывает в жизни дикое, фатальное невезение – это о ситуации с Бобровой. Допинг-скандал с ее участием случился в самое неподходящее время – если конечно же допустить, что время для подобного скандала может быть подходящим в принципе.

Беда прежде всего в том, что накануне чемпионата мира и менее чем за два года до Олимпийских игр под угрозой оказалась репутация пары, которая на протяжении многих лет представляла нашу страну на крупнейших стартах. Даже если допустить, что фигуристке «повезет» и ее дисквалификация будет снижена, карьеру дуэта с большой вероятностью можно считать законченной. Или как минимум сильно подорванной.

После того как было полностью уничтожено российское антидопинговое агентство РУСАДА, в чью сферу интересов входила не только борьба с допингом, но и расследования фармакологических нарушений, а также консультирование спортсменов по этому поводу, Федерация фигурного катания вместе с пострадавшей фигуристкой оказалась лишена возможности получить квалифицированный ответ на самый что ни на есть российский вопрос: «Что делать?»

О панике, которая поднялась в ФФККР две с половиной недели назад и, похоже, не улеглась до сих пор, свидетельствует хотя бы тот факт, что даже сейчас, когда информация обнародована и получила подтверждение из первых рук, ни один чиновник федерации не оказался способным дать какой-либо вразумительный комментарий по поводу произошедшего. Сделала это лишь сама Катя.

По-хорошему именно ФФККР, чтобы свести к минимуму все возможные домыслы, должна была подготовить соответствующий пресс-релиз и огласить неприятную новость ровно в тот момент, когда в Международный союз конькобежцев из ФФККР ушла итоговая заявка с именами тех, кто будет представлять Россию на чемпионате мира в Бостоне. Надо же хотя бы в общих чертах понимать, как устроен информационный мир: у него не бывает выходных и нет границ. Как только новость становится доступной узкой группе лиц, она тут же начинает распространяться. Причем скорость распространения с каждой минутой растет в геометрической прогрессии.

Именно так, собственно, и получилось в случае с Бобровой: информация о положительной пробе выплеснулась в пространство сразу с нескольких сторон и начала стремительно обрастать всевозможными слухами.

Обнаруженный у спортсменки милдронат, состоящий на 95 процентов из запрещенного с 1 января мельдония, – препарат интересный. Во-первых, он не дает никакого ощутимого эффекта в смысле спортивных результатов, о котором можно было бы всерьез вести речь. Включение субстанции в перечень запрещенных веществ считают необоснованным даже наиболее непоколебимые приверженцы борьбы с допингом как в России, так и во многих зарубежных странах. Более того, не исключена вероятность, что запрет милдроната будет поставлен под вопрос на ближайшем конгрессе ВАДА, который пройдет в Лозанне на следующей неделе, – по крайней мере, такие предположения высказываются в антидопинговых кругах уже сейчас. Хотя понятно, что поднять вопрос – ни в коей мере не гарантия того, что лекарство снова станет легальным.

Во-вторых, наличие этого средства в пробах превосходно определяется методом лабораторного анализа. Он «удобен» для антидопинговых лабораторий, оставляет минимальный простор для ошибки, что было достаточно принципиальным фактором для того, чтобы включить препарат в запрещенный лист.

В-третьих, лекарство представляет собой прозрачную бесцветную жидкость, не имеющую ни вкуса, ни запаха. То есть идеально подходит для того, чтобы сделать возможными любые манипуляции. Вплоть до криминальных. По отношению к отдельно взятому человеку или к стране в целом – это уже другой вопрос.

Нет, я не сгущаю краски. А всего лишь озвучиваю версию, которая в числе прочих наверняка возникнет у любого нормального человека: способно ли случившееся с российской фигуристкой быть провокацией?

Если хотя бы теоретически допустить, что да, - значит, случай с Бобровой вполне может оказаться не последним.

Врач, который наравне со спортсменкой невольно оказавшийся вовлеченным в скандальную ситуацию, – отдельная тема. До тех пор пока по поводу случившегося не наступит полная ясность, его репутация будет подвергаться сомнению при каждом удобном случае. А речь, на минуточку, идет о специалисте, который работает в школе, где на сегодняшний день собрано почти все парное катание страны. Национальный золотой запас, так сказать.

Ну и, наконец, не пора ли просто начать защищать своих? Грамотно, доводя каждое расследование до конца, а не спуская его на тормозах, как это происходило в нашей стране неоднократно. В конце концов, для российских спортивных руководителей это защита и своего профессионального статуса тоже.

2016 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru