Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Фигурное катание - Спортсмены
Елена Ильиных:
«НАЧИНАЕМ РАБОТУ СО ШПИЛЬБАНДОМ»
Елена Ильиных и Руслан Жиганшин
Фото © Ксения Нуртдинова
Елена Ильиных и Руслан Жиганшин

Экс-чемпионы России в танцах на льду Елена Ильиных и Руслан Жиганшин 27 февраля вылетят в Детройт, чтобы приступить к тренировкам под руководством нового наставника – Игоря Шпильбанда. Планируется, что в Детройте спортсмены проведут три месяца, после чего уже окончательно примут решение относительно своей дальнейшей карьеры.

Как только разрешение ФФККР и Минспорта на отъезд дуэта за океан было получено, Елена Ильиных согласилась прокомментировать причину столь радикальных перемен.

– После того как мы с Русланом остались четвертыми на чемпионате России и не сумели отобраться на чемпионат Европы, возникла очень непростая ситуация, – сказала Ильиных. – Дело в том, что многие расходы на протяжении предыдущих двух сезонов нам приходилось оплачивать из собственного кармана. Например, на то, чтобы оплатить постановочную работу испанского хореографа Антонио Нахарро в первый наш совместный сезон с Русланом, были потрачены деньги из тех, что я получила в качестве призовых, полученных за выступление на Олимпийских играх.

В этом сезоне мы в частном порядке оплачивали работу как Нахарро, так и второго постановщика – Алексея Арапова. Плюс было немало прочих расходов – по привлечению к работе необходимых нам специалистов, их поездкам на сборы. На подготовку к нынешнему сезону мы с Русланом отдали все деньги, которые заработали на командном чемпионате мира в прошлом году.

– Вы обращались за дополнительной финансовой поддержкой в федерацию?

– Да, конечно. Но мы понимаем, что на сегодняшний момент есть непростая экономическая ситуация, и Федерация фигурного катания в средствах ограничена. Понятно, что какие-то минимальные расходы нам компенсируются, но не более того.

Вот и получилось, что в какой-то момент мы с Русланом поняли, что ставить новые программы нам просто не на что – нет средств. Либо это окажется совсем уж «бюджетный» вариант. Соответственно мы решили обратиться к спонсорам, чтобы понять, можем ли рассчитывать на финансовую поддержку в плане постановок.

Нам дали согласие. И вместе мы приняли решение кардинально поменять систему подготовки и обратиться за помощью к Игорю Шпильбанду. Думаю, что это решение должно дать новый толчок нашему развитию. И мы очень благодарны людям, которые в нас верят и готовы помочь.

– Как на все это отреагировал ваш партнер?

– Руслан прекрасно понимает, что мы с ним зашли в некий тупик. И что он готов воспользоваться любым шансом, чтобы из этого тупика попробовать выбраться. Это очень сложная для нас тема и ситуация на самом деле. Мы очень благодарны нашим тренерам за все, что они для нас сделали и до сих пор продолжают делать. После того как мы сообщили им о том, что хотим попробовать готовиться к сезону у Игоря Шпильбанда, все равно продолжаем приходить на тренировки и работать вместе.

Но дело в том, что танцы становятся все более и более сложным и комплексным видом. Тому же Руслану, как мне кажется, порой очень недостает мужской тренерской руки, помощи человека, который может объяснить все тонкости работы именно партнера.

А в Москву мы приедем в конце мая – будем решать с нашими тренерами, как работать дальше.
Конечно же, мы совершенно не ожидали четвертого места на чемпионате страны. Даже при том, что случилось падение.

– Возможно, скажу неприятную для вас вещь, но постарайтесь взглянуть на свое выступление со стороны: вы показали не самый удачный по постановке короткий танец, а следом – толком не выкатанную произвольную программу. И какой смысл был делать ставку на ваш дуэт, если с такими программами вы не имели ни одного шанса попасть на пьедестал даже на чемпионате Европы? Или считаете иначе?

– Мы, конечно же, отдавали себе отчет в том, как много у нас слабых мест. Но старались выжать из своих программ максимум. И очень обидно, что это не принесло результата.

– Вы отдаете себе отчет в том, что окажетесь у Шпильбанда лишь одним из многих дуэтов?

– Да. Игорь сразу предупредил, что сможет уделять нам лично не так много времени в день. Но при этом он прислал нам примерный план занятий, который расписан самым подробным образом начиная с раннего утра и включает работу с самыми разными специалистами: в качестве второго тренера у Шпильбанда работает Фабьен Бурза, который очень много помогал нам еще с Никитой Кацалаповым, когда мы катались у Александра Жулина. Плюс – хореограф, плюс – специалисты по ОФП, по поддержкам, по балету. С 29 февраля, например, у Игоря в группе будет параллельно с тренировками идти курс по «хип-хопу». Нам сразу было сказано, что если мы приедем в Детройт до этого срока, Игорь может поставить нас с Русланом в план занятий.

Еще Игорь сказал, что прекрасно понимает, что такая система для российских спортсменов непривычна. Но что она работает. Это, собственно, и есть то, на что мы особенно рассчитываем. Вы же знаете уже, что в спорт возвращаются Тесса и Скотт (Тесса Вирту/Скотт Моир – олимпийские чемпионы Ванкувера и двукратные чемпионы мира. – Прим. «СЭ»)?

– Естественно. Поэтому и считаю, что вам с Русланом надо самым срочным образом менять свое отношение к тому, что вы делаете на льду, и при этом не следует терять ни дня.

– Игорь сказал нам примерно то же самое. Что он прекрасно понимает, что не должен торопить нас с принятием решения, но раз уж мы такое решение приняли, он не может нас не торопить.

– Не боитесь, что можете не справиться с таким вызовом?

– А у нас нет никакого другого выхода. Либо надо идти ва-банк и рисковать, либо вообще заканчивать с фигурным катанием. Сейчас, считаю, нам просто выпал очень большой шанс – нашлись люди, готовые вкладывать в нашу подготовку деньги. Нам с Русланом осталось доказать, что мы этой помощи стоим.

КОММЕНТАРИЙ Елены ВАЙЦЕХОВСКОЙ

Когда уже состоявшиеся спортсмены решаются на то, чтобы поменять тренера, это всегда становится болезненным событием для всех действующих лиц. Но одновременно с этим и поводом задуматься: что именно перестало устраивать подопечных? Чем, грубо говоря, работа в Америке представляется им привлекательнее работы дома? Уж наверняка не тем, что подготовку придется оплачивать самостоятельно и отвечать результатом за каждый вложенный в тебя доллар?

И вот тут совершенно невозможно не прийти к выводу, достаточно грустному для страны с некогда славными танцевальными традициями: несмотря на огромные вкладываемые в спорт средства, мы так и не сумели выстроить систему, способную давать результат высшего порядка. Есть лишь считанное количество очень хороших специалистов, производящих добротный, но не слишком конкурентоспособный продукт. Если под «продуктом» понимать золотые медали мировых первенств и Олимпийских игр, разумеется.

Дело тут вовсе не в недостатке квалификации: не случайно ведь перед Играми в Сочи именно к Кустаровой и Алексеевой отправляли Ильиных и Кацалапова – для того, чтобы вычистить их олимпийские программы с технической точки зрения до максимально возможного блеска. Просто каждый российский тренер зачастую сталкивается с банальной невозможностью объять необъятное.

Когда работа строится по такой схеме, ее побочным эффектом становится невозможность держать в группе хотя бы две одинаково сильные пары. Если вдуматься, Ильиных и Жиганшину, осознавшим, что они перестают прогрессировать, было совершенно некуда уходить, оставаясь в России. Их просто не взял бы ни один наставник, имеющий спортсменов, претендующих на место в сборной.

Фраза Шпильбанда о том, что «система непривычна для российских пар, но она работает», должна бы заставить задуматься многих. Прежде всего тех, кто руководит фигурным катанием в России. То, что система, когда-то выстроенная в американских танцах Шпильбандом и Мариной Зуевой (и давно принятая за основу всеми без исключения танцевальными тренерами в США), исправно поставляет результат, подтверждается множеством примеров. Например, тем, что из года в год в танцах может меняться расстановка сильнейших дуэтов, но все они неизменно оказываются выше российских танцоров. И таких дуэтов становится все больше – благодаря высокой конкуренции в группах в том числе. Не по этой ли причине, кстати, олимпийские чемпионы Вирту/Мойр, решив вернуться в спорт, обратились к Патрису Лозону? Специалисту, в школе которого тренируются сильнейшие на сегодняшний день танцоры мира – Габриэла Пападакис и Гийом Сизерон.

Что будет с Ильиных и Жиганшиным дальше, предположить несложно: даже если работа со Шпильбандом ограничится всего тремя месяцами, как это предполагается сейчас, это, безусловно, тот самый шанс, который следует использовать на всю катушку. Другой вопрос, что если прогресс окажется очевиден, не факт, что спортсмены захотят вернуться в прежнюю реальность.

Не станет ли помехой для россиян тот факт, что Шпильбанд – прежде всего американский тренер и не может не считаться с интересами страны, в которой работает? Сейчас этого точно не стоит опасаться, хотя понятно, что по мере приближения Олимпийских игр национальные приоритеты начнут выходить на первый план. И могут коснуться в этом случае не только Шпильбанда, но и Зуевой, под руководством которой сейчас работают Виктория Синицина и Никита Кацалапов. Но выбирать нам, похоже, не приходится.

2016 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru