Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Фигурное катание - Спортсмены
Ирина Роднина: «ДЕСЯТЬ ЛЕТ ИЗ СТА - МОИ»
Ирина Роднина - Александр Зайцев
Фото © Юрий Быковский
на снимке Ирина Роднина - Александр Зайцев

В Москве трехкратная олимпийская чемпионка, десятикратная чемпионка мира и одиннадцатикратная - Европы Ирина Роднина оказалась аккурат в дни, когда в Санкт-Петербурге вот-вот должен был начаться турнир, посвященный столетию фигурного катания. Титулы я перечислила не случайно: они исчерпывающе объясняют, почему следующими после приветствия моими словами, адресованными Ирине, были: «Когда в Питер?».

Роднина абсолютно равнодушно пожала плечами: «Меня никто туда не приглашал. Кофе, чай?» - и исчезла в направлении кухни, предоставив мне возможность как следует переварить информацию.

- Я и не ждала, что обо мне вспомнят, - продолжала Ирина вернувшись. - И не обижаюсь. Для меня куда важнее сознавать, что как минимум десять из этих ста лет - мои.

- Вы полностью исчезли с любительской сцены вместе с уходом в профессиональный спорт в 1995-м вашей чешской пары, чемпионов мира Радки Коваржиковой - Рене Новотны. Они по-прежнему тренируются у вас в Лейк-Эрроухеде?

- Да. В декабре стали чемпионами мира среди профессионалов. После того как Рене и Радка выиграли любительский мировой чемпионат в Бирмингеме, они какое-то время выступали в коммерческих гастролях, потом Радка решила прооперировать ногу - у нее давно были проблемы с сухожилиями стопы. В результате ребята появились передо мной в конце лета, причем за время отдыха Радка до такой степени поправилась, что я было подумала о возможном прибавлении семейства у нее с Рене. И когда выяснила, что причина не в этом, достаточно резко объяснила, что или Радка в самые сжатые сроки приводит себя в порядок, или я буду тратить свое тренерское время на кого-нибудь другого.

- Результатом, надо полагать, остались довольны все. Кстати, а кто еще сейчас у вас тренируется?

- Совершенно неожиданно у меня образовалась еще одна спортивная пара - американцы. Ничего особенного они пока собой не представляют. Правда, после шести месяцев тренировок заняли пятое место на чемпионате США. Самым сложным в работе с ними было то, что оба живут на противоположном от меня побережье Америки и на все соревнования (типа российских зональных первенств), которые в США проводятся каждый уик-энд, мне приходилось летать по 3-4 часа в один конец. Кроме непосредственно дорожных забот добавлялась проблема куда-то пристроить на выходные детей, переназначить другие тренировки, - так что вымотало меня все это жутко.

- Коваржиковой и Новотны еще не разонравилось в профи?

- Они сразу же окунулись в совершенно другой ритм работы. Сначала взвыли от непомерной нагрузки, потом втянулись. В любительском фигурном катании сейчас можно насчитать от силы пять-шесть действительно серьезных соревнований в сезоне. У профессионалов - в несколько раз больше. Особенно у тех, кто входит в основную «сетку». После смерти Сергея Гринькова (дико звучит, но шоу-бизнес - это бизнес) организаторы турниров, в которых планировалось участие Гордеевой и Гринькова, стали немедленно искать им замену. Поэтому Радка и Рене сразу получили возможность выступить в максимальном числе соревнований.

- У нас писали, что в США смерть Гринькова вызвала шок.

- Это действительно так. Но надо знать американцев: все без исключения спортсмены поотменяли тренировки и немедленно побежали проверять свое здоровье. Я узнала о трагедии в Сан-Франциско: была у друзей, и они пригласили меня на вечер, посвященный Майклу Джордану. Мы с ним столкнулись в лифте, нас представили друг другу, и он мне вдруг сказал, что, выходя из дома, слышал, как по телевизору объявили о смерти русского фигуриста, фамилию которого он, к сожалению, не запомнил. А уже после... Я два дня никуда не выходила из дома - было такое чувство, что если увижу лед, то мне станет совсем плохо.

- Почему в этом году вы не приезжали на чемпионат Европы?

- Я не настолько люблю фигурное катание, чтобы приезжать на соревнования зрителем. Мне вполне хватает работы с фигуристами здесь. И то иногда появляется чувство, которое испытывает человек, сидящий под водой без акваланга. Тогда надо срочно хоть на чуть-чуть менять род занятий: глотнул воздуха, отвлекся - и снова под воду.

- Соответственно, ваш приезд в Москву - это очередной глоток воздуха?

- Не совсем. Я приехала, потому что болен отец. К сожалению, должна почти сразу уезжать. Теперь приеду в Канаду на чемпионат мира - своих интересов у меня там нет, да и цель в большей степени не спортивная - встретиться с теми, кого давно не видела, пообщаться. Чешская федерация по старой памяти аккредитовала меня как тренера.

- Точно так же вы могли бы приехать в Софию.

- Я давно уже пришла к выводу, что любые, даже самые крупные соревнования всегда проходят в полном соответствии с тем, где они проводятся. Как бы ни старались организаторы. В США и Канаде это - всегда праздник, шоу. В странах победнее - увы... Я долгое время думала, когда еще выступала сама, что это - случайные совпадения. Но потом пришла к выводу, что в подобной зависимости есть какая-то хоть и не очень объяснимая закономерность. Лишним подтверждением тому для меня был международный легкоатлетический турнир «Русская зима» в Москве, куда я таки попала. Видимо, я чего-то просто не понимаю, но когда в сектор выходит Сергей Бубка - спортсмен, за одно только участие которого любая страна готова заплатить любые деньги, а судья-информатор ограничивается словами «Прыжок выполнил (уже выполнил!) Бубка», становится как-то не по себе.

- Какие турниры по фигурному катанию в США проходят более зрелищно - любительские или профессиональные?

- Разницы практически нет. Иногда даже удивительно. В том же чемпионате США смотреть, по существу, стоит лишь на три-четыре первые пары и трех-четырех одиночников. В танцах - того меньше. Но трибуны забиты под завязку благодаря традиционному интересу американцев к спорту.

В профессиональном фигурном катании успех того или иного турнира как бы прогнозируется заранее. Например, Том Коллинз, который ежегодно проводит тур чемпионов, всегда приглашает тех американских фигуристов, которые пользовались наибольшим успехом в предыдущих гастролях: это, как правило, залог того, что прошлогодний зритель обязательно придет на них смотреть. Очень выборочно относится к составу участников и Дик Баттон, который традиционно организовывает профессиональные чемпионаты мира. Хотя последний чемпионат для американцев был в какой-то степени шокирующим: они не получили ни одной золотой медали. Парное катание выиграли Рене и Радка - они действительно катались как никогда удачно, танцы - Джейн Торвилл и Кристофер Дин, у одиночников - канадец Курт Браунинг и японка Юка Сато.

- Чем объяснить, что на профессиональном чемпионате в отличие от любительских победитель никогда не бывает предсказуем заранее?

- Во-первых, там собираются очень сильные и, соответственно, близкие по классу фигуристы, а главное - их судят профессионалы. Любой судья ИСУ ориентируется, в первую очередь, на уже сложившееся среди его коллег мнение. И до одури боится санкций. Баттон же приглашает в качестве арбитров людей, сделавших себе имя в спорте, всегда имеющих свою точку зрения и всегда готовых ее отстоять.

- Кто из фигуристов был вам наиболее интересен на последнем чемпионате?

- Как ни странно, Катарина Витт.

- Действительно, странно. Помню, вы достаточно скептически отнеслись к ее возвращению в любительский спорт накануне лиллехаммерских Игр.

- Я скептически относилась к ее намерениям бороться за медаль. Она блестяще выполнила все то, на что рассчитывала: по-сумасшедшему активизировала интерес к себе в США, хотя сейчас живет большей частью в Германии. Несмотря на гонорары и популярность, которые после ее выступления в Лиллехаммере значительно выросли, Витт так и осталась одна. Это, увы, абсолютно закономерно: сильная личность редко находит себе пару. Подчинения она не переносит, а находиться рядом с более слабым, особенно если этот слабый - мужчина, ей тоже невыносимо.

Но я никогда не ожидала, что Витт способна на такую глубину чувств. Это ни в коем случае не было актерством: катаясь, она вытаскивала из себя такую боль и страдания, что мне местами становилось просто не по себе. До такой степени, что я поставила ее далее впереди Оксаны Баюл, которая тоже ушла в профи сразу после игр в Лиллехаммере и живет в США.

- Кстати, когда шесть лет назад вы уезжали в Америку, то были, если не ошибаюсь, одной из первых. Сейчас русские (точнее бывшесоветские) тренеры и фигуристы рассеялись по всем Штатам, работают чуть ли не со всеми сильнейшими фигуристами США. Конкуренция не осложняет жизнь?

- Отнюдь. Наоборот, стало веселее. Правда, далеко не всем американцам это нравится.

- Чем же вызвано их недовольство?

- Мы другие. Если собираемся вместе - это сразу становится центром любого мероприятия. На любом банкете, которые американцы обожают устраивать по всякому поводу, возле официального стола немедленно образуется другой - русскоговорящий - со своей выпивкой, закуской и анекдотами, к которому очень быстро стягивается большинство приглашенных. Очень наглядно это было во время последнего тура Коллинза. Но и сам Том, и все другие прекрасно понимают, что вынуждены с этим мириться, поскольку большей частью своих успехов (а значит, и доходов) американцы сейчас обязаны именно нам.

1996 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru