Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Фигурное катание - Тренеры
Игорь Москвин: «С ЖЕНЩИНАМИ ЛУЧШЕ НЕ ИМЕТЬ ДЕЛА»
Тамара и Игорь Москвины
Фото © Александр Вильф
на снимке Тамара и Игорь Москвины

В фигурном катании он уже около 40 лет. Сначала катался сам, потом тренировал свою жену Тамару и ее партнера Алексея Мишина. Потом у каждого из них, петербуржцев, появились уже свои ученики. Все трое - защитились, получили ученые степени, стали заслуженными тренерами СССР. Но за годы, проведенные в спорте, я ни разу не слышала даже от самих фигуристов фамилию знаменитых тренеров во множественном числе. Только по отдельности: Тамара Москвина, Игорь Москвин

На чемпионат России 1992 года в Челябинск Тамара Москвина не приехала: обе ее пары – олимпийские чемпионы Наталья Мишкутенок – Артур Дмитриев и серебряные призеры Игр в Альбервилле Елена Бечке – Денис Петров – перешли в профессионалы. Игоря же Борисовича я нашла на трибуне дворца спорта: накануне его фигуристы Марина Ельцова и Андрей Бушков стали чемпионами России и теперь тренер с любопытством наблюдал за танцевальными парами. На мой вопрос: «Нравится?» ответил не сразу.

- По-моему, многое в танцах – это прошедший этап. Я не хочу сказать, что второй сорт, но в какой-то мере вчерашний день. Интерпретация музыки через телодвижения, когда отсутствует техника конька, я уже не говорю о драматургии, это, на мой взгляд, примитивно.

Вспомните программы лучших пар последних лет: Торвилл – Дина, Дюшене, Климовой – Пономаренко. Они отличались именно высочайшим уровнем постановки, композиции, тем, что создавали единый образ. Хотя, например, Климова и Пономаренко очень долго шли к этому.

- И когда вы работали над последней программой Ельцовой и Бушкова, то руководствовались теми же принципами?

- Конечно. Еще два года назад, когда мы только собирались использовать библейскую тему Самсона и Далилы, я дал ребятам прочитать об этом все, что сумел найти. Показал фильм, рассказал, как представляю себе постановку.Многие работают по-другому. Станислав Жук, например, мне не раз говорил: «Не мучайся, составь элементы и подложи под них музыку».

Такой метод тоже имеет право на существование, но он не по мне. Хотя, на мой взгляд, катание Марины и Андрея для нашей страны не совсем подходит. Это, скорее, экспортная пара.

- Почему?

- Потому что у нас ее вряд ли сумеют оценить по достоинству. Наши судьи могут в лучшем случае сосчитать ошибки. Оценить же достоинства гораздо сложнее.

- Было бы странно не услышать от вас, тренера, упрека в адрес судей. В фигурном катании это стало традицией.

- Это несчастье, а не традиция. Судья должен постоянно быть в форме, развиваться. А возможности такой нет. Практически никто из наших судей не знает языка, не может нормально общаться с иностранцами. Все они крайне консервативны. То, что они видят на льду, для них порой столь же непостижимо, как явления природы для первобытного человека.

- Ну вашу-то пару они безоговорочно поставили на первое место.

- А больше некого было ставить. Серьезный же турнир – с двумя ошибками, которые допустили ребята – не выиграешь.

- Вы всегда ставите фигуристам какую-то конкретную цель?

- Вообще-то я максималист. Ставить цель в плане результата в фигурном катании, сами понимаете, довольно бессмысленно. Но настрой на соревнования всегда должен быть очень серьезным, будь то первенство района или же Олимпийские игры. Что пока у нас не совсем получается: отказались здесь от участия основные соперники – Евгения Шишкова и Вадим Наумов, и ребята тут же расслабились и наошибались.

Все это, конечно, легко объяснить: маловато опыта. В прошлом году у Марины с Андреем было всего три международных старта. Причем за десять дней до турнира Skate Canada Андрей поменял ботинки, не успел их как следует обкатать и во время короткой программы упал вместе с партнершей. Причем так, что на месяц вышел из строя. Правда, весной они выиграли Универсиаду в Саппоро, но там не было по-настоящему сильных соперников.

В этом же году на турнире Skate America мои ребята были первыми, обошли серебряных призеров чемпионата мира чехов Радку Коваржикову и Рене Новотны, которые, кстати, тренировались перед турниром у Ирины Родниной в США. Сейчас вот едем на турнир в Японию. Пару надо постоянно вывозить, показывать, приучать к ней иностранных судей.

- Вы как-то реагируете, когда судьи ставят ваших фигуристов явно не на то место, которое они заслужили?

- Конечно. Не сплю, хочется выпить. Но я никогда не устраивал объяснений, как, впрочем, и никогда не просил «помочь». Считал, что доказывать собственную правоту надо работой и только работой. Видимо, ошибался.

- Сейчас вы считаете иначе?

- Да нет, не считаю. Слишком много во мне осталось от старого благородного спорта - «побеждает сильнейший», ну и так далее. Хотя я все чаще прихожу к тому, что вопросы победы надо решать комплексно. В нашем виде было множество спортсменов, которые достигли высот именно благодаря комплексному воздействию, в том числе и работе с судьями. Хотя все это довольно противно, потому что используются любые методы.

- Ну, видимо, как в любом другом виде спорта, где судьбу людей решают не метры и секунды, а люди?

- Знаете, я много лет параллельно с фигурным катанием занимался парусом. Там тоже бывают ситуации, когда ты можешь спровоцировать соперника на нарушение правил, сделать так, что он будет дисквалифицирован. Но соперник знает, что ты можешь его поймать, и сам, в свою очередь, старается поставить в такое же положение тебя. Это в какой-то мере игра. Нет грязи, постоянных склок, интриг. А в фигурном катании обстановка такая, что мужики, бывает, ломаются, не говоря уже о женщинах.

- Судя по тому, что у вас в группе и хореограф мужчина - Валерий Печерский, с женщинами вы предпочитаете не иметь дела?

- Ну, в общем, да.

- По этой причине вы и с женой работаете раздельно?

- Мы работали вместе с 1980 по 1983 год. Правда, спортсмены у каждого были свои: у Тамары - Елена Валова и Олег Васильев, у меня - Лариса Селезнева и Олег Макаров. Но после достаточно известного инцидента между Васильевым и Макаровым (когда Макаров был дисквалифицирован на год) мы с Тамарой разбежались в разные стороны, причем очень серьезно.

- Но это же, извините, абсурд!

- Тамара всегда подчеркивала, что в условиях работы она абстрагируется от всего, в том числе и от семейных отношений. Я же, напротив, всегда считал, что спортсмены приходят и уходят, а семья остается. Но время все сглаживает. Многое забылось, уже дети выросли, разъехались. Старшая - Оля - работает в Москве, младшая - Аня - учится в Англии, а мы с Тамарой по-прежнему работаем, хотя оба большей частью в разъездах.

- Неужели с возрастом не пропадает интерес к тому, что вы делаете всю жизнь?

- Нет. Конечно, во многом я стал работать по-другому: нет той динамики, которая была, скажем, когда я тренировал Игоря Бобрина, Юрия Овчинникова. Стараюсь все сделать более обстоятельно, отработать и отшлифовать каждую деталь. И каждая новая программа рождается очень медленно.

- Поэтому вы работаете только с одной парой?

- Больше спортсменов держать просто не имеет смысла. Я получаю 2600 рублей в месяц, и моя зарплата от количества фигуристов практически не зависит. А работать за эти деньги еще больше, чем работаю я, просто неприлично. И так в семье основной источник дохода - жена.

- Почему же вы так же, как Тамара Николаевна, не уедете работать за границу?

- Видимо, я слишком много в своей жизни ездил - меня постоянно тянет домой. В этом году вместе с ребятами провел месяц в США, в Колорадо-Спрингс, но это максимум, на что меня хватает. К тому же заработанные за рубежом деньги гораздо выгоднее тратить здесь. Хотя, если ситуация в фигурном катании не улучшится, то уехать я просто буду вынужден. Мужское самолюбие не позволит сидеть на шее у супруги.

- А о том, чтобы просто уйти на пенсию, поселиться, скажем, на даче, вы не думали?

- А чем я буду заниматься? В свое время я, правда, неплохо резал по дереву, увлекался инкрустацией. Могу и сейчас сделать любую работу по дому, разобраться с сантехникой, с канализацией. Но, знаете... скучно.

1992 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru