Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Фигурное катание - Спортсмены
Екатерина Гордеева, Сергей Гриньков: МЕСТО РАБОТЫ - АМЕРИКА
Сергей Гриньков и Екатерина Гордеева
Фото © Юрий Быковский,
на снимке Сергей Гриньков и Екатерина Гордеева

Сергея Гринькова я застала в Федерации фигурного катания России в тот самый момент, когда он заполнял специальную анкету ИСУ на участие в Олимпийских играх в Лиллехаммере. Целые сутки до этого (с момента посадки их самолета в Шереметьеве) я тщетно пыталась вычислить возможный маршрут Сергея и Кати, чтобы договориться о встрече. И только потом с опозданием сообразила: конечно же, надо было начинать поиски с квартиры Катиных родителей, где два с половиной месяца папу и маму ждала крошечная Дашенька. Кстати, эта очаровательная малышка с Катиной упрямой твердостью во взгляде (в чем я смогу убедиться чуть позже, обнаружив в комнате, где мы беседовали с Сергеем, забытую им видеокассету «Даша и Катя - супершоу») невольно внесла коррективы и в нашу беседу: Сергею пришлось предоставить Катю в полное дочкино распоряжение. И, по-моему, впервые Гринькову пришлось давать интервью в одиночестве: Катя внесла свои дополнения чуть позже - по телефону, в уже подготовленное интервью мужа.

- Сережа, кто из вас первым заговорил о том, чтобы рискнуть вновь вернуться в любительский спорт?

- Сейчас даже и не вспомню. Скорее всего, Катя. В конце концов мы же катались все пять лет после Игр в Калгари. Та программа, с которой мы выступали на последнем чемпионате мира среди профессионалов, конечно же, здорово отличается от олимпийской - она намного проще. Но, когда мы с Катей начали говорить о возможном возвращении в любительский спорт, то вдруг почувствовали, что кататься нам совершенно не надоело. Наоборот, захотелось хотя бы попробовать вернуться к тому, олимпийскому уровню. А его будет вполне достаточно, чтобы на Играх выступить достойно.

- «Достойно» - это как?

- Ну конечно, все бывшие олимпийские чемпионы в душе думают о первом месте.

- Вы выиграли один из этапов чемпионата мира среди профессионалов, обойдя при этом серебряных призеров Альбервилля Елену Бечке и Дениса Петрова, когда Дашеньке, если не ошибаюсь, не было и трех месяцев. Когда же Катя встала на лед после рождения дочки?

- По-моему, день на двадцатый. Конечно же, она не прыгала, я ее не бросал, не поднимал. Просто поскользили вместе, чтобы почувствовать лед.

- После скольких месяцев перерыва?

- Мы почти до пятимесячного срока беременности выступали в показательных турнирах. Естественно, Катя постоянно находилась под контролем врачей, и они не возражали.

- А если бы вы ее, не дай Бог, уронили?

- Я?! Катю?!

- Вопрос снят. Но как же появление дочки совмещалось с вашей кочевой жизнью?

- Сразу же после того, как она родилась (а это было в Нью-Джерси), мы сняли там квартиру, и через некоторое время к нам приехала Катина мама. А два с половиной месяца назад, когда у нас начался очередной цикл выступлений, она увезла Дашу в Москву. Мы же за это время приобрели дом во Флориде.

- Прямо на побережье?

- Нет. Нас отговорили американцы. Объяснили, что во всех курортных городах летом полным-полно туристов, очень грязно и шумно. И мы выбрали место поспокойней - небольшой городок в центре штата. Очень хотим уехать туда уже в середине марта вместе с дочкой и бабушкой: у нас с Катей снова начинаются гастроли - сначала 15 дней в США, затем, после небольшого перерыва, - в Канаде.

- И тренировки?

- Да, конечно. Правда, во время турне много не наработаешь - перед каждым выступлением есть разве что час льда, когда можно свободно докататься.

- Когда же закончится вся эта круговерть?

- К лету. В начале июня мы, может быть, выступим на турнире профессионалов в Париже. Тогда же ИСУ должно вынести решение по поводу нашего выступления в Лиллехаммере. И если даст «добро», то профессиональный лед нам будет заказан.

- А что представляет собой шоу, в котором вы постоянно работаете?

- Довольно разношерстная компания фигуристов разных лет. Кристи Ямагучи, Пол Уайли, Скотт Хэмилтон. Брайан Орсер... Всего 11 постоянных номеров - по одному - два выхода у каждого фигуриста. Театром на льду это, конечно, не назовешь, но в целом - довольно интересное зрелище.

- Пока вы заполняли анкеты, я успела краем уха услышать, что вы обговаривали с президентом федерации те любительские соревнования, в которых собираетесь участвовать в олимпийском сезоне. О каких турнирах шла речь, если не секрет?

- Это будет, естественно, чемпионат России, где будет отбираться олимпийская сборная и, скорее всего, какой-нибудь из официальных международных турниров. Если мы захотим предварительно обкатать программу, то федерация готова предоставить нам такую возможность.

- А вы захотите?

- Возможно, но я не думаю, что это нужно делать в России.

- Предпочитаете лишний раз не встречаться с соотечественниками?

- Не в этом дело. Может случиться так, что в парном катании на Олимпиаде не окажется российского судьи - сейчас ведь это определяет жребий. А значит, нам накануне Игр надо будет почаще появляться перед западными специалистами. К тому же на крупные турниры, как правило, приезжают члены ИСУ, а их мнение о достоинствах и недостатках программы всегда очень важно.

- Кто на этот раз будет вашим тренером?

- Пока вопрос особенно не обсуждался. Скорее всего, попросим помочь нашего прежнего хореографа Марину Зуеву.

- Ваши отношения с Татьяной Тарасовой, с которой вы работали после ухода из любительского спорта, прекращены?

- Иногда перезваниваемся, иногда встречаемся. Но очень редко.

- Мне почему-то казалось, что Тарасова здорово рассчитывала на то, что вы станете выступать в ее ледовом театре, а не уедете за границу.

- Она до сих пор при встречах смеется: «Надоест на большой площадке кататься, устанете - приходите ко мне на «маленькую». Но нам пока не надоело. Разве что когда-нибудь позже...

- С чего вы собираетесь начать подготовку к Олимпиаде?

- Первым делом надо полностью обследоваться у врачей. Мы же практически два года к медикам не обращались.

- А как же операция, которую вам делали в США?

- Не одну, а целых две. Но это и было два года назад. У меня страшно стало болеть правое плечо, и выяснилось, что в суставе на одной из костей - врожденный шип, который при поддержках сильно травмировал мышцу. И в итоге разорвал ее. Шип при первой операции спилили и стали ждать, когда зарастут мягкие ткани. После этого я приехал в Москву, обратился за консультацией в ЦИТО, мне стали делать уколы, но это не помогло - началось омертвение тканей. Потерял почти два месяца, а потом пришлось возвращаться в США и еще раз ложиться на операцию. Правда, сейчас и второе плечо стало побаливать. Так что провериться как следует не мешает.

- А если я спрошу, зачем вам нужна эта олимпийская, извините, авантюра?

- Во всяком случае, не из-за денег. С материальной точки зрения мы скорее теряем - пропускаем много профессиональных турниров, а в Америке, где за все, в том числе и тренировки, надо платить самим, эти потери ощутимы.

- Тогда чего вам не хватает, славы?

- Да нет... Выше того, что уже было, не поднимешься. Даже если мы станем олимпийскими чемпионами еще раз.

- Ну тогда я попытаюсь ответить на этот вопрос сама. Мне кажется, что среди фигуристов-профессионалов свежеиспеченный бронзовый призер Игр будет котироваться гораздо выше олимпийского чемпиона пяти десятилетней давности. Особенно в Америке. Отсюда и рвение Брайана Бойтано, Катарины Витт, которые не только подали заявки на участие в Играх-94, но и успели, насколько мне известно, получить соответствующее разрешение на восстановление любительского статуса. И будут лезть из кожи вон, чтобы «освежить» память зрителей.

- Наверное, вы правы. Вспомните Пола Уайли: по большому счету он фигурист самого среднего уровня. Выше пятого места на чемпионатах мира никогда не поднимался. Но стал вторым в Альбервилле. Как ему это удалось, я лично понять не могу, - он жутко срывной, нестабильный...

- Я, кстати, отлично помню его пресс-конференцию в Альбервилле, где он заявил, что после того, как ему ТАК повезло, было бы безумием продолжать испытывать судьбу дальше, И тут же ушел из любительского спорта - даже на чемпионате мира выступать отказался,

- И сейчас в Америке он - национальный герой.

- А на каком уровне котируетесь в США вы?

- На достаточно высоком. В Америке не очень чтят иностранцев, и, кстати, для зрителей очень важно, где в основном работают и выступают фигуристы - в стране или за рубежом. Сейчас мне иногда кажется, что нас стали принимать гораздо лучше, чем несколько лет назад. Хотя не думаю, что мы стали лучше кататься.

- Следовательно, с покупкой дома вы станете проводить в США еще больше времени, а может, даже и все время?

- Ну что вы! Просто там у нас постоянная работа, а при таком образе жизни всегда хочется, чтобы было куда возвращаться, а не болтаться между гастролями где придется. А по-настоящему дом у нас, конечно, здесь, в России - где живут Катины родители, моя мама. Хотя, знаете, мы каждый раз так рвемся домой, так скучаем, а пробудем в Москве недельку - и опять чего-то не хватает...

1993 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru