Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Фигурное катание
Елена Данилова: ЗА КУЛИСАМИ БОЛЬШОГО ЛЬДА
Елена Данилова
Фото из архива Елены Вайцеховской,
на снимке Елена Данилова

Как-то лет двадцать назад рассказали мне такую байку. В мужской раздевалке за несколько минут до выхода на лед столкнулись у зеркала два танцора - претендента на золотую медаль. Один - высокий, стройный красавец, щелчком стряхивая с лацкана несуществующую пылинку, взглянул мельком на соседнее отражение и сострадательно вздохнул: «Кто ж тебе костюмчик так погано пошил?..». Настроение соперника было мгновенно испорчено.

Байки байками, но костюмы фигуристов были предметом постоянного внимания публики даже в эпоху черно-белых телевизоров. Дикторы подробнейшим образом описывали цвета и фасоны нарядов, частенько добавляя загадочную фразу: «костюмы сделаны в мастерских Большого театра».

С Еленой Даниловой я познакомилась почти случайно: на турнире в Москве сначала заметила молодую женщину, спортивно пробирающуюся через спинки трибунных сидений, а чуть позже увидела ее в объятиях Евгения Платова и Майи Усовой. Заметив мой вопросительный взгляд, Платов тепло сказал: «Знакомьтесь: Лена. Она шьет нам костюмы».

23 ГОДА В БОЛЬШОМ

- А вы знаете, что костюмы для фигуристов в Большом театре шились всегда нелегально? - огорошила меня вопросом собеседница. - Выражаясь современным языком, для портних это была «халтура», «левое» производство. Наверное, Большой театр вполне мог бы еще тогда поставить изготовление костюмов на коммерческую основу.

Но в этом случае стоимость каждой вещи резко возросла бы. Ведь специализация каждого мастера в пошивочных мастерских театра всегда была очень узкой. Отдельно - моделирование, отдельно - выкройка, шитье. Отделкой и вовсе занималась отдельная группа мастеров. Каждый накручивал свою цену. При этом начальник цеха был, как правило, в курсе того, что происходит, значит и ему полагалась доля от общей стоимости. А когда костюм делает один человек, всегда получается дешевле.

- Когда началось изготовление одежды для фигурного катания в Большом?

- Очень давно. Сама я попала в театр благодаря протекции собственной тети, сразу после школы - провалила экзамены в институт. Шила я хорошо и согласилась не раздумывая. Помню, у меня долго не укладывалось в голове, что в Большой театр берут таких соплюшек, как я.

Год проработала в декорационном цехе, а потом набралась наглости, подошла к начальнице мужского цеха и спросила, не возьмет ли она меня к себе. Та пожала плечами: «Шить умеешь? Ну иди».Так и проработала двадцать три года - сначала в мужском цехе, потом - в женском. Мы шили костюмы еще для Натальи Линичук и Геннадия Карпоносова, потом среди клиентов были Наталья Бестемьянова - Андрей Букин, Катя Гордеева - Сергей Гриньков…

Женские костюмы шились в женском цехе, мужские - в мужском. Но если в обычном ателье портной шьет довольно стандартную одежду, то театральные мастера могли сделать что угодно - от косоворотки до фраков и бальных нарядов. Поэтому, собственно, к нам и шли фигуристы. А четыре года назад я уволилась - стала заниматься только фигурным катанием.

- Между театральным и спортивным костюмами много различий?

- Театральные никогда не делались из ткани «стрейч». Они обычно очень жесткие. У мужчин - колет и готовое трико. Вся одежда делается на подкладке, отделка нашивается сверху цельным заранее расшитым куском. В то же время только в Большом был специальный цех, где вязали эластичное полотно. Из него сначала и кроили костюмы для фигуристов.

Шить такую ткань было мучением - она ползла и распускалась. И страшно линяла. Если человек падал на льду, сам костюм, лед и тело немедленно покрывались пятнами. О стирке не могло быть и речи - наряды полностью теряли вид. Когда появился «стрейч», стало значительно легче. Но первые же опыты в Большом театре показали, что даже самые квалифицированные мастера не имеют ни малейшего представления, как из него шить. Если мастер делал привычную выкройку, то от примерки к примерке приходилось по нескольку раз отрезать лишнее. В итоге выкройка становилась уже на 8-10 сантиметров. А ткань-то дорогая.

Сейчас я уже настолько хорошо знаю все эти тонкости, что заранее говорю, сколько понадобится ткани на то или иное платье. Например, на простенький женский костюм - купальник с юбочкой - достаточно куска 60х150 сантиметров. Но бывает еще одна проблема: спортсмены или тренер не всегда могут оценить качество материала. Покупают то, что нравится по фактуре и цвету, а потом оказывается, что ткань тянется только в одну сторону, или растягивается неравномерно. Сшить костюм из нее можно, но для работы на льду он непригоден.

ГЛАВНОЕ - ЧТОБЫ КОСТЮМЧИК СИДЕЛ

- Сколько времени обычно служит костюм?

- Если постоянно в нем кататься, то на сезон хватает. Иногда бывают непредвиденные случаи. Например, у Олега Овсянникова есть блестящий трикотажный пиджачок, который я делала ему для джайва пару лет назад, но в котором он катается до сих пор - ему очень в нем удобно. Как-то Олег позвонил и сказал, что его партнерша - Анжелика Крылова - нечаянно зацепила пиджак коньком и прорвала дырку. Пришлось подлатывать. А что делать, если какие-то вещи оказываются настолько удобны, что человек не хочет от них отказываться?

- То есть, в фигурном катании - как в известной песне: «Главное, чтобы костюмчик сидел»?

- Естественно. Это и отличает спортивный костюм от любого другого. Тонкостей и хитростей хватает. Например, многие фигуристы-мужчины любят брюки на широком поясе, причем просят пришить его намертво. Если же спортсмен хоть немного худеет, пояс сползает вниз на бедра, а брюки вместо того, чтобы сидеть в обтяжку, некрасиво повисают, образуя складки между ногами. Фигуристов это всегда страшно бесит. Приходится все отпарывать и перешивать. естественно, вкусы и пожелания постоянных клиентов я учитываю автоматически.

Тот же Платов пояса всегда надевает отдельно, а сами брюки для него я делаю не на резинке, а на шнурке - чтобы на талии их можно было затянуть до нужного объема. Плечевую часть в пиджаках я всегда делаю из трикотажа - в обтяжку. И никаких подплечиков. Потому что если фигурист на льду поднимает руки верх, а потом их опускает, «плечи» застревают в районе ушей, а шея исчезает напрочь.

- Но ведь катался в пиджаке с подложными плечами Андрей Букин?

- У него длинная шея. И то были проблемы. Чем больше в костюме прямых частей, тем свободнее должен быть крой. Иначе к концу программы костюм уползает верх. Некоторые, правда, самостоятельно пришивают резинки от плеча к брюкам, но это не всегда помогает.

- Какие-то хитрости по исправлению фигуры, маскированию природных недостатков спортсмена у вас есть?

- Как у любого модельера. У одной очень известной спортсменки, например, очень неподходящая для платьев фигура - короткий торс и лишь намек на талию. В театре такую проблему решают при помощи жесткого корсета. А фигуристкам во всех платьях приходится особым образом нашивать несколько широких резинок - чтобы не просто утянуть талию, но сделать так, чтобы утянутость не бросалась в глаза - костюм-то тоненький.

Иногда художник рисует эскиз, а при шитье выясняется, что элементы отделки на костюме конкретного человека просто не умещаются. Или мешают. По этой причине, кстати, с нового костюма для произвольной программы Алексея Ягудина отделка шнурами была убрана полностью. Но это было просто. Чаще убирать «лишнее» - проблема. Нужно постоянно проверять, как «играет» та или иная деталь во время катания, отвечает ли измененный костюм характеру музыки, танца. Часто приходится импровизировать на ходу.

Например, прошлой осенью художница Нателла Абдулаева, которая постоянно работает с Татьяной Тарасовой, придумала очень красивые костюмы для Майи Усовой и Евгения Платова. Шила я их в Америке, где в то время тренировалась группа Тарасовой, но ребята неожиданно решили поменять танец. Костюмы остались не у дел, при этом нужно было срочно конструировать новые. Я предложила Тарасовой сшить для Майи комбинезон, набросала несколько эскизов карандашом, выбрали наиболее удачный. В процессе работы родилась идея рубашки для Жени.

Так же спонтанно появилась идея белых костюмов, в которых ребята танцуют «Лунную сонату». За год до этого был довольно смешной случай, когда я шила вальсовые костюмы Крыловой и Овсянникову. Ткань должна была переливаться, но шифона переходящего серо-черного оттенка мы не нашли. Купили серебристый. Когда платье было готово, я принесла на каток черную автомобильную краску-аэрозоль, и стала добиваться нужного эффекта прямо на льду: Анжелику одели в платье, закрыли ей руки, ноги и лицо газетами и… Главное было - в выступлениях не упасть на лед. Ну и, естественно, беречь платье от воды. Потом мы все-таки купили подходящий материал, сшили новые костюмы. Но часть сезона Анжела провела с аэрозолем в сумке.

МАШИНКА С ВОЗВРАТОМ

- Вы всегда ездите шить костюмы к своим клиентам за границу?

- Так удобнее. У спортсменов редко бывает возможность лишний раз приехать в Москву, тем более, из Америки. Если такие приезды случаются, то работать приходится в экстренном режиме - делать костюм за ночь, максимум - за сутки. Или снимать мерки, а дальше работать на манекене. «Испанскую» длинную юбку для Анжелики Крыловой я шила в новогоднюю ночь, потому что второго января фигуристы должны были улетать в США. Так что иметь мастера рядом выгоднее. К тому же у Тарасовой, как и в свое время у Линичук, я обшиваю сразу всю группу.

Что-то я заранее готовлю в Москве. Но, например, кто мог предположить, что длинные рукава у костюма Петрушки, в котором Ягудин катает короткую программу в любительских соревнованиях и произвольную - в профессиональных, напрочь скроют движения кистей рук? В итоге по общему решению рукава были безжалостно обрезаны.

- Фигуристы - капризные клиенты?

- Некоторые очень. Капризы возникают, когда человек не знает и, соответственно, не может объяснить, чего хочет. При этом во чтобы то ни стало стремится остаться при своем, а не художника или портного мнении. У меня были случаи, когда костюм приходилось переделывать по нескольку раз. Потом, как правило, мы возвращались к моему первому варианту, но при этом я слышала: «Видишь, как хорошо получилось. А ты не хотела переделывать».

При этом человек не всегда понимает, что портнихе всегда легче сшить новое платье, чем несколько раз переделывать старое. Но чаще бывают не капризы, а ревность. Если приходит клиент и видит, что ты занимаешься не его заказом, сразу начинаются обиды. Фигуристы любят быть единственными.

- Сколько костюмов требуется одному спортсмену на сезон?

- Кроме соревновательных я часто шью и тренировочные. Ведь последние тренировки перед каждым турниром проходят перед судьями. Основной костюм, особенно в танцах, не принято показывать до самых выступлений. А произвести впечатление заранее, преподнести программу наиболее выгодным образом хотят все.

- Вы ездите за границу с машинкой?

- Нет, покупаю на месте. Для шитья костюмов годится самая обыкновенная бытовая машинка с оверлоком. В Америке мы придумали даже такую хитрость: заранее узнаем, в каком магазине проданный товар принимают обратно в течение месяца, если он по каким-то причинам не устраивает покупателя. Месяца обычно вполне хватает, чтобы все сшить. Потом машинка чистится и относится обратно в магазин. Иногда оставляем машинку до следующего сезона.

- Костюмы, надо думать, как и новые программы, делаются в обстановке секретности?

- Скажем так, новые наряды до первого выступления особенно афишировать не принято.

- Какой смысл так тщательно отделывать костюмы, зная, что они живут лишь сезон. Неужели нельзя как-то упростить процесс. С трибун ведь не видно, все ли рюшечки и блесточки на местах.

- Если по задумке костюм должен сверкать и переливаться, то ничего более рационального, чем нашивание блесток, придумать нельзя. И нашиты они должны быть определенным образом. Иначе не будут ни сверкать, ни переливаться. Блестки обычно продаются, нашитыми на длинную ленточку. Но если их так и пришить - ленточкой, - что, естественно, резко ускорило бы процесс - они разлетятся при первом же резком движении. Приходится отделять каждую и по отдельности пришивать к костюму специальным стежком, чтобы отделка могла тянуться вместе с тканью в любом направлении.

Даже если костюм нужен всего на месяц, я не умею шить на скорую руку. Вы, как женщина, прекрасно знаете, как плохо чувствуешь себя на людях, когда в одежде что-то не в порядке. Фигуристы - не исключение. Недаром говорят, что удачный костюм - половина успеха. Кстати, вот вам еще одно отличие от театральных нарядов. В театре, если спектакль идет больше года, на костюмы и декорации без слез не взглянешь - все штопаное-перештопанное, местами протертое до дыр. Но этого не видно из зала. Фигуристы же катаются в непосредственной близости от судей, при ярком освещении. Плюс - телевидение. Кому хочется плохо выглядеть?

- Что происходит с костюмами после сезона?

- Многие продают старые платья. Не у всех же фигуристов есть деньги на то, чтобы каждый год шить себе новые наряды. Например, в этом году Аня Семенович катала произвольную программу в платье Крыловой, которое шилось для «Маскарада». Другие просто вешают очередную партию вышедших из употребления вещей в шкаф. Все-таки, с костюмами бывает связано столько воспоминаний!

ОВЧИНКА СТОИТ ВЫДЕЛКИ

- Насколько мне известно, первое время после отъезда в США Грищук и Платов шили некоторые из своих костюмов по совершенно безумным - в тысячи долларов - ценам. Это себя оправдывает?

- Костюмы звезд, как правило, всегда оправдывают свою стоимость. Те, кто шьет их в Америке, делают это не от хорошей жизни. Просто нет другого выхода. Стоит это значительно дороже, чем в России, но цена далеко не всегда гарантирует успех. Например, костюмы для олимпийской произвольной программы Грищук и Платова я переделывала полностью. «Американский» вариант был ужасен. Костюмы плохо сидели, ткань была не того оттенка, как задумывалось, и все в целом оставляло ощущение провинциального театра.

Короче, в один прекрасный день Тарасова приехала ко мне с ворохом ткани и отделки и сказала: «Я все купила. Надо делать!». Новые эскизы были сделаны в сжатые сроки - даже не эскизы, а карандашные «почеркушки». Но и по ним я увидела, что работы - прорва. Большой белый крест на платье Грищук и отходящие от него «в никуда» блики вышивались стеклярусом, к тому же нужно было сразу делать и тренировочный вариант.

Была и другая проблема. Я настолько люблю и уважаю Тарасову, что работать для нее всегда была готова ночи напролет. Но в то время постоянно работала с Линичук, у которой Грищук и Платов катались до 1997 года. И боялась даже представить, как поведет себя Наталья, узнав, что я в одно и то же время помогаю и ее паре и главным соперникам.

- Чем же все закончилось?

- Сделала костюмы и тем и другим. Уже после Игр в Нагано я прекратила всякие отношения с Линичук, хотя и по другой причине. Но, например, знаю, что Овсянников недоволен своим новым костюмом для произвольной программы. Он ему мешает.

- Вы бы взялись помочь, если бы попросили?

- А почему нет? Я прекрасно отношусь и к Олегу и к Анжеле. И амбиции тренеров мне порой непонятны. Ведь мастеров, способных самостоятельно сделать хороший костюм от начала и до конца в нашем деле осталось не так много.

ХВОСТЫ И ЧЕШУЯ HAUT COUTURE или САПОЖНИК БЕЗ САПОГ

- Вам приходится сталкиваться с понятием моды в спортивных платьях?

- Многое зависит от того, какой выбор тканей предлагают фирмы-изготовители. Например, не так давно фигуристы стали вдруг поголовно покупать голографическую ткань, которая переливается всеми цветами радуги, как рыбья чешуя. Не помню с кого именно пошла мода на длинные юбки в танцах. Потом - на юбки с «хвостами». Все это создает дополнительные проблемы: с одной стороны, хочется сделать юбку максимально красивой, но чтобы она при этом не мешала ни партнеру, ни самой фигуристке. Не помню, чтобы костюмы создавали проблемы на соревнованиях, а на тренировках бывали случаи, когда партнер, едущий сзади, наступал на шлейф и юбка оказывалась на льду.

Точно так же надо заранее думать о том, чтобы в парных видах программы отделка одного костюма не цеплялась за ткань другого. Кстати, о моде: расшитые купальники не так давно появились в художественной гимнастике. Раньше гимнастки выступали в гладких разноцветных трико, которые покупали себе за границей. Теперь, знаю, некоторые консультируются с фигуристами - где сшить.

- То есть, «фигурнокатательной» темой вы не ограничиваетесь?

- Я шью еще и цирковым артистам. Например, дресировщикам Запашным, Филатовым. Но это не столько для заработка, сколько по старой дружбе. Делала костюмы для программы циркового балета на льду, для спортивной аэробики. Там свои сложности. По правилам в аэробике костюмы партнеров в дуэте должны быть полностью идентичны, но при этом имеют множество ограничений.

Помню, одна пара попросила костюмы для «гусарской» темы, а когда я начала работать, то столкнулась с тем, что ни эполет, ни кисточек, ни бахромы на костюме, согласно правилам, быть не должно. Не говорю уже о том, что лампасы к женскому костюму просто не пришьешь. Пришлось снова включать фантазию. Но мне это нравится. Даже поздно вечером дома на кухне я никогда не сижу просто так - шью, вышиваю.

- Себе?

- Что вы! На себя никогда не хватает времени...

1998 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru