Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Фигурное катание - Тренеры
Елена Чайковская: «НА ОДНУ ОЛИМПИАДУ НАС ЕЩЕ ХВАТИТ»
Елена Чайковская
Фото © Дмитрий Солнцев,
на снимке Елена Чайковская

В редакцию «СЭ» знаменитый тренер по фигурному катанию Елена Чайковская пришла в сопровождении двух учеников. Своего ближайшего помощника, экс-чемпиона Европы Владимира Котина - и очаровательной 17-летней Людмилы Нелидиной, которая перешла в группу Чайковской лишь весной 2002 года.

ТАНЦЕВАЛЬНОЕ БЕЗВРЕМЕНЬЕ

- Вы много лет успешно работали с Марией Бутырской и литовскими танцорами Маргаритой Дробязко и Повиласом Ванагасом. Не успели они покинуть спорт, как вы стали консультировать российский танцевальный дуэт Татьяна Навка - Роман Костомаров и вице-чемпиона Европы Александра Абта, которых в Америке тренирует Александр Жулин. Зачем вам это нужно?

- Я сейчас настолько увлечена занятиями с новой спортсменкой, что не было ни малейшего желания искать работу с кем-то еще. Но когда ко мне с просьбой о помощи обратились представители из других видов, не конкурирующие с Нелидиной, отказывать не стала.

Абт мне был интересен всегда, поэтому работать с ним приятно. Что же касается Навки и Костомарова, считаю эту пару нашим танцевальным будущим.

- Вас не смущает, что Навке уже 27 лет, что она с 1995 года выступает в чемпионатах Европы и мира и лучшего результата четвертого места на европейском первенстве - добивалась, катаясь с другим партнером?

- Мне этот возраст солидным не кажется. И уж тем более не считаю, что Таня достигла потолка. А главное, не вижу ни одной пары, с которой нельзя было бы конкурировать. Опасение вызывают только американцы Белбин - Агосто. Вот к ним надо отнестись внимательно. Тем более что работает с этими танцорами Игорь Шпильбанд, наш тренер, что само по себе мне не очень нравится.

Все остальное в танцах, я бы сказала, из категории «уже было». Ни находок, ни ярких индивидуальностей. А Навка и Костомаров - спортсмены как раз с огромной индивидуальностью. Роман - фантастический партнер, что в танцах явление довольно редкое.

- А чего, на ваш взгляд, не хватает Абту, чтобы из хорошего фигуриста стать выдающимся?

- Прежде всего умения делать на соревнованиях то, что блистательно удается в тренировках. Саша - замечательный «катальщик». Здорово чувствует конек, потрясающе движется, всегда интересен. Но и только. За все время, что он выступает, я не видела ни одной программы, где были бы использованы все его сильные стороны - великолепные прыжки, музыкальность.

- Не так давно чемпион мира Илья Авербух сказал в интервью, что они с Ириной Лобачевой остались в любительском спорте прежде всего затем, чтобы почувствовать себя безоговорочными лидерами. Нельзя не вспомнить при этом, как в 80-м, став олимпийскими чемпионами в Лейк-Плэсиде, в спорте точно так же остались ваши ученики Наталья Линичук и Геннадий Карпоносов. Но на первом же чемпионате Европы не сумели даже войти в число призеров. Насколько велика вероятность того, что нынешних чемпионов мира не постигнет подобная участь?

- Я бы не стала сравнивать. Лобачевой и Авербуху легче, чем было Наташе и Геннадию, хотя бы потому, что равноценного лидера на сегодняшний день в танцах нет. Это хорошо показали прошедшие этапы «Гран-при». Молодым только предстоит «выскакивать». Для этого сейчас самое подходящее время. А Илья с Ириной уже сложившиеся мастера. И имеют полное право прожить этот год так, как хотят. К чемпионам мира надо относиться с уважением.

ЧТО ТАКОЕ ИДЕАЛ

- За тренерскую карьеру вы видели сотни, тысячи самых разных фигуристов. Кого из них могли бы назвать своим идеалом?

- У мужчин это, безусловно, Котин. Подобный дар отличал еще разве что Толлера Крэнстона, но мне приятнее говорить о своем ученике. Котину всегда мешала «школа». Он, как правило, оставался в этой дисциплине девятым - одиннадцатым и выкарабкаться наверх, как бы блистательно ни катал произвольную, было немыслимо. Что же касается женщин... Если я назову Соню Хени, вы будете смеяться, но тем не менее это так. Даже сейчас у нее есть чему поучиться. Недавно пересматривала фильм «Серенада Солнечной долины» - и в очередной раз в этом убедилась. Такая музыкальность, такая безмятежность катания...

Среди фигуристок более позднего времени я за Катарину Витт Она потрясающе прыгала - чисто немецкая пунктуальность плюс мамина дрессировка - и при этом была красивой на льду. Для того времени, конечно.

- Получается, каждого нового ученика вы стараетесь подтягивать к собственному идеалу?

- Большей частью тренеру приходится работать с тем материалом, который есть. И исходить из возможностей и таланта конкретного спортсмена. Работа с Нелидиной, например, толкает нас - теперь я точно это знаю - в сторону страшного технического прогресса в женском одиночном катании. Этот прогресс уже не остановить. Хотя, видит Бог, я никогда к этому не стремилась. Но Нелидина сама повела нас за собой. Идеал в данном случае в том, чтобы добиться необыкновенной артистичности, потрясающих программ, что, надеюсь, у нас впереди. Но уже сейчас Люся заставляет нас считаться с тем, что у нее самая сложная произвольная программа в мире, с которой она прекрасно справляется. Тройной аксель Нелидина делает с чистейшим выездом. Кроме этого - каскад 3+3, все остальные тройные прыжки.

Вводить в программу сверхсложный элемент тяжело прежде всего психологически. Даже у мужчин нередки случаи, когда человек в начале программы делает четыре оборота, а дальше не может прыгнуть ничего.

- Техникой с Нелидиной занимаетесь вы или Котин?

- На льду с ней в основном работает Володя. Правда, когда шла постановка программ, я сама надевала коньки и все показывала. Честно откаталась три месяца. Люся, помнится, очень удивилась, увидев меня в коньках. Наверное, думала, что я давно уже не в состоянии выходить на лед. Кстати, как утверждают мои домашние, то время было самым замечательным в семейной жизни. С моей стороны не было никаких замечаний, придирок. Приходила с катка - и падала замертво.

РУССКИЕ ДОТОШНЕЕ

- Вы упомянули, что вам не нравится, когда с иностранными фигуристами работают российские тренеры. Но ведь и сами работаете с иностранцами, хотя вопреки примеру многих коллег не уезжаете за границу надолго.

- Одно дело - консультировать чужих спортсменов, и совсем другое - брать в группу тех, кто является соперниками российских фигуристов. Я старалась не брать. Исключением стала лишь моя работа с литовской парой. В тот год, когда я их взяла, мне просто не дали возможности работать в российских танцах - виде, который я всегда небезосновательно считала «своим». Вот и решила показать, как нужно работать. Литовцы вопреки всем прогнозам, не имея никакой поддержки, добились бронзы и на чемпионате Европы, и на мировом первенстве.

- Чем же отличаются российские тренеры? Что заставляет вас считать их более опасными?

- Русские очень дотошны. Американцы, например, так не работают. Не получается что-то на тренировке - и ладно. Завтра получится. Мы же добиваемся, чтобы получилось сегодня. Уверена, что именно так в Канаде работает моя бывшая ученица Марина Зуева, в Детройте - ученик Милы Пахомовой Игорь Шпильбанд...

- Вы всегда считались человеком в высшей степени дипломатичным. И вдруг на одной из пресс-конференций позволили себе довольно резкие публичные комментарии по поводу травмы Алексея Ягудина. Не связано ли это с тем, что тренер Ягудина и тоже ваша бывшая ученица Татьяна Тарасова взяла к себе в группу американку Сашу Коэн - прямую конкурентку Нелидиной?

- Я совершенно не собиралась говорить на пресс-конференции на эту тему. Но меня спросили: правда ли, что у Ягудина на тренировке случилась жуткая травма? Поскольку у меня на Skate America выступал Вахтанг Мурванидзе и мы с ним постоянно тренировались в одно время с Ягудиным, я внимательно наблюдала за происходившим на льду. При мне Ягудин прыгал и четыре оборота, и три с половиной.

Когда у человека перелом бедра, как утверждали газеты, на ногу встать невозможно, не то что прыгать. Леша тренировался и в день выступления. Поэтому я и сказала, что «ужасной» травмы не видела. Как преподнесли мои слова журналисты - уже другой вопрос.

Что же касается Саши Коэн, то из всех фигуристок, которые сейчас выступают, она, с моей точки зрения, наименее привлекательна. Артистически очень хороша - с потрясающими линиями, скольжением. Но прыжки «маленькие». Для одиночного катания это серьезный недостаток. Ну а то, что ее взяла Тарасова... Кто-то ведь должен был ее взять?

«БЕНТЛИ» ПРОТИВ «ЛАДЫ»

- Но не будете же вы отрицать, что Коэн все равно остается серьезной соперницей? В том числе и вашей ученицы.

- Пока сравнивать их - примерно то же, что сравнивать «Бентли» и «Ладу». Коэн уже звезда, тогда как Нелидина... Просто нам нужно время. Да, в Солт-Лейк-Сити Коэн могла бы выиграть, если бы не упала. А чемпионкой стала Сара Хьюз, не докрутив ни одного прыжка.

- Как вообще можно было допустить ситуацию, при которой олимпийской чемпионкой становится спортсменка с недокрученными прыжками?

- Во-первых, женщинам свойственно делать больше ошибок. В Солт-Лейк-Сити ошибались многие. Хьюз ведь после короткой программы ни о каком золоте не думала: шла на четвертом месте и мечтала попасть в тройку. Если исходить из того, что она сделала каскад 3+3 (хотя с профессиональной точки зрения его вполне можно было не засчитывать), то надо признать, что по технической сложности Сара опередила всех. Если бы кто-нибудь сказал ей перед стартом, что она претендует на золото, уверяю вас, это было бы совсем другое катание. А так она каталась первой и почти не нервничала. Спокойно выполняла задание тренера. Догонять вообще хорошо. Удерживать лидерство всегда сложнее.

Но теперь времена кардинально меняются. Уверена, Нелидина способна серьезно заявить о себе уже в этом сезоне. Процесс сближения с лидерами вот-вот пойдет в геометрической прогрессии. Я сейчас все время говорю Люсе, что одна из наших основных задач - обратить на себя внимание. Ведь на соревнования приезжают судьи из Голландии, Норвегии, Бельгии, Финляндии, Швеции, которые еще недавно и не слышали про такую фигуристку, как Нелидина. Поэтому даже на тренировках надо работать как никогда.

- А что потом?

- Начнем выигрывать. Чемпионаты Европы, мира. Олимпийские игры.

«КТО ЭТО, ВОВА?»

- Как получилось, что столь перспективная и талантливая спортсменка до нынешнего сезона никому не была известна? Чья это вина - ее бывшего тренера или Российской федерации фигурного катания?

- У нас вообще отсутствует практика раскрутки своих спортсменов. В той же Америке, стоит появиться мало-мальски приличной фигуристке, вокруг нее сразу начинается целая рекламная кампания. Человек еще ничего собой не представляет, а его уже знают все.

- С вашей точки зрения, это неправильно?

- Это замечательно! Нам же приходится пробиваться своими силами. Поэтому, наверное, Люда и пришла ко мне - чтобы я помогла ей хоть в этом.

- Как, кстати, случилось, что вы стали работать вместе?

- Когда из любительского спорта ушли литовцы и Бутырская, мы с Котиным решили взять год отдыха. Спокойно поездить по соревнованиям, поразмышлять, куда идет фигурное катание. Вдруг в апреле звонок: «Это Люда Нелидина. Возьмите меня к себе тренироваться». Помню, я прикрыла трубку рукой и в полном недоумении спросила Котина: «Кто это, Вова, ты не знаешь?» Но сразу отказывать не стала. Сказала, пусть приходит на каток, а я на нее посмотрю.

- И сразу решили оставить ее у себя?

- Знаете, я обожаю работать со спортсменами, которые на лету хватают все, что бы ни предложил тренер. Каждую идею. Именно так мы и работаем. В прошлом году у меня случались дни, когда вообще не хотелось идти на каток. Сейчас я на него лечу. Ко мне просились и другие спортсмены, но, взяв Люсю, я даже не стала обсуждать эту тему. Любимец в группе должен быть один.

Нелидина, помимо прочего, потрясающе рисует, с четырех лет ходит в художественную школу при Пушкинском музее. В следующем году я хочу целенаправленно поработать с ней над пластикой движения, дать возможность попробовать различные пластические рисунки, чтобы она сама выбрала стиль, в котором чувствует себя наиболее уютно и органично. Пока заняться этим просто не было времени.

- Вы начинали тренерскую карьеру с парного катания - и весьма успешно. Почему сейчас не работаете с парами?

- Потому что там есть Тамара Москвина. Кто бы что ни придумывал в этом виде, ее уже не переплюнуть. Когда я это поняла, сделала вывод, что никогда не полезу на ее поле.

- Вы оптимист?

- Страшный.

- Скажите тогда: что ждет российское фигурное катание в будущем?

- Когда в начале 90-х у нас стали закрывать школы - в том числе и мою на «Динамо», - начался провал сразу по нескольким возрастам. Последствия мы начинаем расхлебывать сейчас. Например, в юниорский финал «Гран-при» впервые за много лет не попала ни одна российская фигуристка.

Ближайшего резерва у нас почти нет. Не вижу пока и достойной тренерской смены. Но если тренеры моего поколения будут продолжать работать, результат никуда не денется. На одну Олимпиаду нас еще хватит.

2003 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru