Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Фигурное катание - Спортсмены
Саша Коэн: ТИГРЕНОК, КОТОРЫЙ ГУЛЯЕТ САМ ПО СЕБЕ
Саша Коэн
Фото © Мартин Майсснер
на снимке Саша Коэн

Год с небольшим назад, когда в фигурном катании только начинались эксперименты с новой состемой судейства, я написала в одном из репортажей: «В женском одиночном катании появился недосягаемый лидер. Саша Коэн».

Тем не менее, помимо двух побед в этапах чемпионской серии-2003 американке не удалось добиться ни однго по-настоящему крупного успеха. Вопрос один - почему?

Американский тренер Робин Вагнер (в свое время она подготовила олимпийскую чемпионку Солт-Лейк-Сити Сару Хьюз) сказала как-то про Коэн: «По моему убеждению, слово «успех», применительнно к этой спортсменке может означать только одно: победа».

Именно за победами летом 2003 года Коэн ушла от своего прежнего тренера Джона Никса к Татьяне Тарасовой. Переехала из Калифорнии на другое побережье страны – в Хартфорд. Она приезжала к Тарасовой и предыдущим летом, сразу после чемпионата мира в Нагано вместе с Никсом. Поставить программы к новому сезону. Видимо, тогда же приняла решение.

- Она всегда все решает сама, - рассказывала мне мама фигуристки Галина. – В семь с половиной лет пошла на каток и записалась в классы. Мы с мужем узнали об этом постфактум, когда Саша вернулась домой. Она нам вполне аргументированно объяснила, почему не хочет больше заниматься гимнастикой, а хочет - фигурным катанием. Сначала брала групповые уроки, потом - и тоже по собственной инициативе - перешла в группу Никса. Мы жили тогда в Калифорнии, к югу от Лос-Анджелеса. А летом 2003 года были поставлены в известность, что дочка решила переехать на другое побережье. Она, правда, сказала, что очень хотела бы, чтобы мы поехали с ней, но тут же добавила: "Если это слишком сложно, я уеду одна".

ХАРТФОРД

Взаимоотношения Тарасовой и Коэн поначалу напоминали идиллию.

- Работа с Татьяной захватывает настолько, что бывает непросто остановиться. В то же время я никогда не встречала тренера, способного работать столь интенсивно и тяжело, - говорила Саша.

- Невероятный талант. Очень редкий. Нечеловеческий, - отзывалась о спортсменке Тарасова. - Мне еще не приходилось встречать человека, который так фанатично и одновременно радостно и разумно истязал бы себя на тренировках. Саша выполняет мужские нагрузки. Не думала, что она сможет так работать.

Прогресс этой совместной работы стал очевиден довольно быстро. Если вспомнить первое появление Коэн на взрослом льду, она запоминалась не столько катанием, сколько потрясающей гимнастической растяжкой. Восхитительными спиралями, на фоне которых многие фигуристки стали выглядеть невыразительно и порой даже коряво, уповая в соревнованиях (что уж там скрывать) на довольно слабенькие и нестабильные прыжки юной американки.

На первых же турнирах «Гран-при» осенью 2003-го Коэн предстала перед публикой как спортсменка, в программе которой практически не осталось слабых мест. Что дало повод ее тренеру Татьяне Тарасовой совершенно искренне сказать: «Мне безразлично, по какой системе будут оценивать Сашино катание. Она все равно будет побеждать!»

В том сезоне Коэн удалось обыграть даже непобедимую в США Мишель Кван. Правда случилось это лишь раз – на турнире серии Pro-Am в Нью-Йорке.

- После таких побед у спортсменов крылья вырастают, - говорила Тарасова. – У них появляется уверенность, которую не наработаешь никакими тренировками.

Но вскоре Коэн заболела.

Это случилось в Париже, после победы в очередном этапе «Гран-при». Весь выходной день после соревнований Саша пробродила по магазинам и к вечеру слегла с температурой. А, вернувшись в США, полетела в Детройт на очередной турнир Pro-Am. Потом - еще на один.

Тарасова была категорически против тех выступлений. Однако Галина Коэн, убежденная, видимо, что дочь способна выиграть в любом состоянии, настояла на поездках. Сослалась на то, что пропустить соревнования Саша не имеет права, поскольку связана соответствующим контрактом с американской федерацией фигурного катания.

Соревнования Коэн проиграла. А, когда вновь появилась на тренировке в Хартфорде, выяснилось, что набирать форму ей нужно с нуля. И вот на это уже не было времени: до финала «Гран-при» оставались считаные дни.

КОЛОРАДО-СПРИНГС

Незадолго до тех соревнований я прилетела в Хартфорд, чтобы оттуда отправиться в Колорадо-Спрингс. Натянутость отношений между мамой Коэн и Тарасовой чувствовалась постоянно. Галине явно льстило, что ее дочь считается безоговорочным фаворитом столь представительного турнира, однако Тарасова, пожалуй, единственная из присутствовавших, совершенно не была убеждена в успехе, утверждая, что Саша готова совсем не так хорошо, чтобы претендовать на победу.

Так и получилось. В короткой программе: Коэн упала на тройном лутце. И в итоге оказалась позади японки Фуми Сугури. Произвольная была начата значительно увереннее, однако во второй половине композиции Саша упала дважды - на тройных тулупе и флипе.

Там же, в Колорадо-Спрингс и произошел окончательный разрыв. Внешне все было пристойно. «Я не настолько здоровый человек, чтобы уделять Саше столько времени, сколько необходимо, - говорила тренер. – Мы расстались по обоюдному согласию. Более того, я сама посоветовала ей обратиться к Вагнер и она прислушалась к моему совету».

Несмотря на заверения Коэн и Тарасовой сделанные для прессы, что расставание прошло спокойно и к обоюдному удовольствию, конфликт, случившийся в Колорадо-Спрингс, был нешуточный. Во всяком случае, на эту мысль наводило множество мелких деталей. В официальном пресс-релизе чемпионата мира в Дортмунде, который состоялся всего через два с половиной месяца после того, как Коэн перешла к Вагнер, фамилии Тарасовой не оказалось ни в числе бывших тренеров американки, ни даже в качестве хореографа программ того сезона.

ДОРТМУНД

Переход к Вагнер на первый взгляд действительно пошел Коэн на пользу.

- Саша перестала выглядеть на льду чересчур серьезно, - говорила в Дортмунде известный российский специалист Марина Кудрявцева. – Они с Вагнер немного упростили произвольную программу, и, как следствие, в катании Коэн появилось значительно больше легкости. Прыгала она тоже лучше, чем обычно. Выше, качественнее. Возможно, просто пришло время проявиться всей предыдущей работе с Тарасовой. Татьяне свойственно вкладывать в своих учеников слишком много, заставлять их работать на пределе возможностей. Зато потом стоит чуть отпустить, снизить нагрузку - и прогресс налицо. Это известный метод.

Однако стать чемпионкой мира Коэн не удалось.

Кто мог предположить, что на ее пути к верхней ступеньке пьедестала встанет прежний тренер? И с кем? С японкой Шизукой Аракавой, которая даже на национальном первенстве своей страны не смогла подняться выше третьего места!

После окончания соревнований, пока Тарасова с улыбкой рассказывала в микст-зоне журналистам как долго и почему она колебалась, решая, взять ли в свою группу Аракаву, мама Коэн стояла там же, выслушивала соболезнования. На ней не было лица.

КАЛИФОРНИЯ

В начале прошлой осень Коэн объявила о том, что пропускает розыгрыш «Гран-при» из-за обострившейся травмы спины. Она долго не тренировалась. А еще через три месяца ушла от Вагнер. Официальная версия – заскучала по Калифорнии, где остался отец, друзья, прежний тренер. По той же, версии, Вагнер отнеслась к решению ученицы с пониманием.

В фигурном катании нередки ситуации, когда спортсмен высокого класса вдруг меняет наставника. За последние четыре года в США произошла целая серия громких переходов. В октябре 2001-го пятикратная чемпионка мира Мишель Кван рассталась со своим многолетним наставником Фрэнком Кэроллом. К знаменитому специалисту тут же перешла перспективная одиночница Анджела Никодинов (ее тренер Елена Черкасская умерла в ноябре того года от рака). Еще одна известная фигуристка Дженнифер Кирк стала работать с Ричардом Кэллаганом ( у него в свое время тренировались чемпион мира Тодд Элдридж и олимпийская чемпионка Тара Липински), а позже сменила его на Кэролла, от которого, следом за Кван, ушел Тимоти Гейбл. Экс-чемпион США Майкл Вайсс разорвал отношения с Одри Вейзингер и перешел к Дону Лоузу.

На этом фоне переход Коэн от Джона Никса к Тарасовой, от Тарасовой – к Вагнер, а от нее снова к Никсу – рядовой случай. Если бы не одно «но».

Из всех американских фигуристов Коэн и Кван, пожалуй, единственные, кто совершенно реально мог бы претендовать на олимпийское золото Турина. Но, как я уже писала, история знает не так много случаев, когда чемпион мира, безуспешно пытавшийся выиграть золото на нескольких Играх, добивается его на тех, которыми заканчивается его карьера. С этой точки зрения, шансы Коэн кажутся куда более предпочтительными. Если она не разрушит их сама.

Возвращение фигуристки в Калифорнию выглядело, несмотря на все объяснения, менее чем логично. Всего полтора года назад и Коэн и ее мама утверждали, что переезд в Хартфорд к Тарасовой был продиктован прежде всего тем, что на прежнем месте были очень неважные условия для тренировок - крохотный и постоянно забитый публикой каток. А отправиться с Сашей в другое место Никс не мог - он довольно пожилой человек. Тренер, кстати, нисколько не возражал против того, что Коэн уедет (подшучивал даже, что наконец-то высвободит время и займется любимым делом – глубоководной рыбалкой).

За год условия на катке не улучшились. Получается, никакого другого варианта у Коэн просто не было?

НЕПОДДАЮЩИЙСЯ ГЕНИЙ

Несколькими днями позже того, как Коэн объявила о своем возвращении к Никсу, я получила письмо из Фэйрфакса. Корреспондент в числе прочего сообщал, что до того, как обратиться к Никсу, Коэн дважды приезжала проситься в группу Вейзингер (каток в Фэйрфаксе принадлежит ее семье). Тренер отказала, сославшись на большую занятость, поскольку помимо Гейбла у нее катается японка Йоши Онда, но кулуарно, якобы, сказала: «Sasha is uncoachable» - что в переводе на русский язык означает «не поддается тренировке».

От сплетен до реального положения дел всегда может быть дистанция огромного размера, но не так давно в американской прессе появилось интервью с Вагнер, где за корректными на первый взгляд ответами угадывалось серьезное недовольство совместной работой с Коэн.

- Талантливые люди, осознающие свое потенциальное величие, часто впадают в состояние самоуспокоенности, - говорила Вагнер. - На мой взгляд, это и произошло с Коэн. Я пыталась объяснить ей, что даже самые выдающиеся спортсмены должны совершать ежедневное усилие над собой, и что это не всегда бывает приятно. Но Саша, вроде бы соглашаясь со мной, в глубине души оставалась при своем мнении. Она не любит дискомфорта.

А ведь всего 14 месяцев назад, приехав с Тарасовой на турнир «Гран-при» в Санкт-Петербург, Коэн говорила:

- Я вообще не склонна думать, что талант является тем качеством, которое определяет результат. Процентов на 10 разве что. Остальное - тяжелая, кропотливая работа. Не только на тренировках. Ведь в голове постоянно крутятся мысли о том, как и что можно улучшить, исправить. Но мне нравится находиться в этом состоянии.

Перед началом чемпионата США я позвонила Тарасовой – узнать ее мнение о бывшей ученице.

- Я жалею ее, - сказала тренер. – Дело не в том, что я вложила в нее много сил - гораздо больше сил затратили другие тренеры. Я вообще жалею любой талант, с которым что-то случается. Саша немножко потеряла себя. Сейчас, на мой взгляд, она сделала правильный выбор. Никс – мудрейший специалист. Я очень уважительно отношусь к нему с тех пор, как на Играх в Лейк-Плэсиде мы вместе выводили свои пары. Я – Роднину и Зайцева, он - Бабилонию и Гарднера. Не думаю, кстати, что она обращалась к Вейзингер. В Фэйрфакс она действительно ездила – отрабатывать прыжки с одним из ассистентов Одри. Но знаю одно: с кем бы Саша не работала в дальнейшем, она должна верить этому человеку. Потому что ни один спортсмен не может тренировать сам себя, каким бы он ни был талантливым.

- Получается, вам она не доверяла?

- Видимо, нет, если не следовала моим советам.

- Почему вы все-таки расстались?

- У нас было большое взаимопонимание временами. Мне очень нравилось с ней работать. Саша напоминала маленького тигренка с толстенькими лапками и было видно, как она набирает силу. А потом заболела. Раз, другой… Причем эти болезни начинались после каких-то нарушений, совершенно не связанных с тренировками. Помню перед Рождеством Саша весь день и всю ночь пекла печенье. Это было совершенно потрясающее печенье – двенадцати разных сортов. Мне она принесла громадную, неподъемную коробку, и еще полсотни коробок отправила почтой друзьям. Но на следующий день, естественнно, не могла тренироваться. Или взять те ее походы по магазинам в Париже...

Не думаю, что сейчас Саша способна на подобное. Но тогда она делала ошибки. Мне же хотелось, чтобы ненужных ошибок не было. Раз сказано не ходить – значит, не ходить. Беречь себя. Саша маленькая, а в маленьком теле не может быть большого запаса прочности: лед близко, падаешь легко.

Но решения всегда принимала мама. Возможно, я неправильно разговаривала с ней, не учитывала, насколько глубока внутренняя связь между ней и Сашей. Говорила об очень важных вещах, но на повышенных тонах. Поскольку терпеть все, что происходило, не считала возможным. Та поездка на соревнования в больном состоянии... Ведь результата не было с тех самых пор.

Хотя до этого Саша каталась замечательно - выполняла огромные объемы работы. Могла на одной тренировке чисто прокатать две произвольные и короткую программы. Мне повезло – я видела, как она катается, когда не падает.

Когда мы расстались, я порой думала, что только русские тренеры относятся к спортсменам настолько требовательно. Но потом убедилась, что точно так же дело обстоит, например, в Японии. Спортсмен должен беспрекословно выполнять указания. Это закон. Как было с Ягудиным: он пришел ко мне и сказал: «Делайте со мной что хотите, я буду вас слушать».

Что касается Саши, она сама должна решить, как строить свою жизнь дальше. Заработать она сумеет и без спорта: такая уникальная спортсменка найдет место в любом шоу. Но дело в том, что она всей душой любит фигурное катание. И очень хочет стать олимпийской чемпионкой.

- Думаете, в Америке есть тренер, который способен справиться с ее характером?

- Мне бы хотелось, чтобы такой тренер нашелся. Но он должен будет посвятить Саше всю свою жизнь и не ждать за это никакой благодарности...

2005 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru