Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Фигурное катание - Чемпионат Европы-2018 (Москва, Россия)
Алексей Мишин: МЕСТО ВЫБЫВШЕГО ИЗ ИГРЫ
Алексей Мишин
Фото © Ольга Бенар
Алексей Мишин

В ожидании  женского розыгрыша чемпионата Европы, в котором пятикратная чемпионка Европы Каролина Костнер идет после исполнения короткой программы третьей, специальный корреспондент РИА Новости Елена Вайцеховская объясняет, почему считает результат итальянки заслугой Алексея Мишина и пытается ответить на вопрос, почему профессия тренера почти всегда неблагодарна.

Алексей Николаевич Мишин конечно же должен был сидеть в «кисс-энд-край».  То, что его там не оказалось, когда Костнер совершила сенсацию, выиграв малую бронзу в короткой программе, казалось вопиющей несправедливостью: именно этому специалисту итальянская фигуристка была обязана своим триумфом, возвращения из небытия – и, поверьте, в этой фразе нет ни капли преувеличения. Но Мишина, тем не менее, рядом с фигуристкой не оказалось: успеху Каро радовались в кисс-энд-край совсем другие люди.

Прошлым летом я ненадолго заезжала к Мишину в Куршевель. Российский специалист в третий раз подряд проводил во французских Альпах тренировочный сбор, и первой, кого я увидела на льду, придя на тренировку, была Каролина Костнер. Итальянка и раньше довольно часто обращалась за помощью к именитому российскому специалисту, не скрывала, что во многом обязана ему своим победным сезоном-2012, когда выиграла и европейские, и мировое первенство, но та прежняя работа носила скорее консультативный характер – не была постоянной. Когда в Куршевеле я поинтересовалась у Мишина, не является ли присутствие Костнер на льду всего лишь совпадением, тренер ответил:

- Нет, это не совпадение. Каролина с некоторых пор приезжает ко мне постоянно. Была на сборах в Тарту год назад, затем в Петербурге. Сейчас вот приехала сюда и могу сказать, что она моя самая дисциплинированная, самая умная, самая мотивированная и исполнительная моя ученица.

- А вам не обидно, что самая умная, дисциплинированная и исполнительная ученица у вас иностранка? – не удержалась я от вопроса. В ответ услышала:

- Видите ли, в чем дело: когда ты готовишь ученика на высокий результат, у тебя несколько теряется ощущение его национальной принадлежности. Важным становится другое: наличие в группе такой фигуры, как раньше у меня был Женя Плющенко, до него Алексей Ягудин, а сейчас Каролина Костнер -  это очень неплохо для группы, для общей рабочей обстановки. Каролина подает пример всем, и все – я каждый день вижу это – внимательно на нее смотрят: как она тренируется, как разминается, как относится к режиму. А во-вторых, если посмотреть на эти вещи глобально, то наш российский спорт сейчас находится в каком-то очень странном положении. Он везде дискриминирован. И мне кажется, что именно сейчас очень важно общаться с иностранными коллегами, иметь с ними нормальные профессиональные отношения. Каролина мне рассказывала, например, что итальянские специалисты работали с российской сборной по биатлону, в других видах тоже есть подобные примеры. На мой взгляд, это очень сильно идет спорту на пользу российскому спорту.

Костнер, отбывшую после Игр в Сочи 16-месячную допинговую дисквалификацию (фигуристка была наказана за то, что не донесла на своего бой-френда Алекса Шваца) Мишин, по сути, просто подобрал в тот момент, когда от 29-летней фигуристки отказалась ее собственная федерация. В Куршевеле тренер рассказывал:

- За те полтора года, что Каролина не имела возможности выступать, ее финансовое положение рухнуло в ноль. Как бывает в стране, и не только в нашей, на нее обрушились все санкции сразу. Она потеряла финансовую поддержку спонсоров, рекламные контракты. К счастью, у Каролины имелось второе образование и профессия – она стала работать надсмотрщиком в тюрьме. Сказала мне как-то, что если бы она не была служащей полиции, все могло сложиться для нее еще хуже, потому что за допинговые нарушения в Италии предусмотрена тюрьма. При этом Костнер постоянно каталась. Если заступала на дежурство в семь утра, то к шести приходила на соседний каток, чтобы никто ее не увидел. Только сейчас она стала получать какую-то мизерную поддержку от федерации. Знаю, что ей оплатили костюмы. А к прошлому сезону она шила костюмы за свой счет. И ездить ко мне на сборы продолжает за свой счет…

Словно предугадав мой следующий вопрос, тренер добавил:

- Знаю, что и сейчас Каролина находится в довольно стесненном финансовом положении. Она возможно и хотела бы, но не имеет возможности платить за тренировки.

- Вы сами это поняли или она вам сказала, что не в состоянии платить?

- Такие вещи всегда чувствуются. Год назад Костнер попросила разрешения приехать ко мне на сбор в Тарту хотя бы на несколько дней. Я сказал тогда менеджеру спортивного лагеря, что Каролина - украшение нашего сбора и попросил, чтобы с нее вообще не брали денег. Потом в Питер приезжала менеджер итальянки, спрашивала, нельзя ли ей приехать ко мне хотя бы на несколько занятий. Я дал согласие. Вот так Каро оказалась в наших пенатах…

Оценивая тогдашнее состояние Костнер, Мишин признался, что работать с фигуристкой он начал без какой бы то ни было надежды на то, чтобы восстановить наиболее сложные тройные прыжки - лутц и флип.

- Посмотрите, - говорил мне вполголоса тренер, стоя у борта в Куршевеле. -  она сейчас прыгает лутц лучше всех. Я даже боюсь говорить это вслух, и, конечно же, Каролина пока сильно уступает в надежности нынешним лидерам женского катания, но, если объективно говорить о качестве элементов, тройной лутц или тройной флип у Костнер один из лучших. Амплитуднее, выразительнее, выше. В чем ее подвиг? Она абсолютно перестроила свою технику, работала над этим совершенно фанатично. Я  подвел ее под все свои упражнения, подарил жилет со свистулькой. В конце каждого занятия она по пятнадцать минут в нем работает - свистит. Внутри жилета расположены специальные датчики, которые издают звук. Есть свист - значит, ты все делаешь правильно, свиста нет – ошибка.

Кроме этого я когда-то, еще во времена Алексея Урманова, ввел систему обязательного письменного анализа тренировки: сколько прыжков ты сделал, сколько не сделал. Смысл в том, что человек после тренировки смотрит на цифры и сразу видит эффективность проделанной работы. Даже когда Каролина катается дома в Италии, или работает в Торонто с хореографом Лори Никол, которая в этом сезоне обе программы, она после каждой тренировки шлет эсэмэски. И сама высчитывает проценты. Эффективность тренировок у нее невероятно высока.

Когда-то, еще работая с Урмановым, Мишин сказал: «Тренер всегда должен видеть конечную задачу, goal, как говорят американцы. А она в спорте одна – выиграть. Вот я прежде всего и думаю, что, во-первых, моя программа должна быть безупречной технически, чтобы спортсмен мог с ней победить. Во-вторых, она должна быть предельно удобной для фигуриста, чтобы он мог выполнить ее так, чтобы победить. В-третьих, программа должна понравиться судьям, чтобы они оценили ее максимально высоко и ты, опять же, мог бы победить».

Применительно к Костнер тренер сказал:

- Произвольная программа на музыку Дебюсси «Послеполуденный отдых фавна» изначально была предложением Каролины. Но она советовалась со мной, и я сказал: «Делай». Мы как раз разговаривали о том, что победить соперниц можем не красотой, изяществом или чем-то там еще. А только одним: более глубоким философским видением музыки и катания. В этом с Костнер не может сравниться ни  одна из ныне выступающих фигуристок. А все остальное – дело техники. Мы, например, несколько переделали дорожки, когда я увидел, что в том, что уже поставлено, нет того сочетания элементов, которое положено иметь топ-фигуристу, чтобы соответствовать правилам. Каролина – максималистка, и у нее иногда случаются такие чисто максималистские загибы. Например, когда мы работали над прыжками и уже восстановили лутц, она предложила сделать выезд из прыжка максимально сложным, загорелась этой идеей. Пришлось объяснять, что даже очень сложный выезд не является для фигуриста решающим. А вот упасть с прыжка – это катастрофа. Она дня три думала над моими словами, потом согласилась: «Пожалуй, вы правы…»

Я же в тот момент думал о том, что если она хотя бы выедет из тройного лутца, а кроме этого сделает два флипа, ритбергер, или два ритбергера и сальхов, по сложности это будет практически такая же программа, как у лидеров. Мы делаем в первой половине два прыжка, остальные стоят сзади. Если все сложится, Каролина вполне может выглядеть на льду «побогаче», чем ее соперницы.

На вопрос, вызывает ли приближение Олимпийских игр какое-то дополнительное волнение, Мишин ответил:

- Надо просто работать. Адреналин должен быть у спортсмена, а не у тренера. Если поддаться эмоциям, это может породить ложные шаги. А тренер должен просчитывать риски, причем делать это даже, может быть, приземленно. Не впасть в крайность при выборе программ, при выборе нагрузок.

Когда начался нынешний соревновательный сезон, Костнер дважды стала второй на этапах Гран-при, отобралась в финал серии, чего в прошлом сезоне по понятным причинам не удалось, стала там четвертой, показав в произвольной программе третий результат и менее двух баллов уступив серебряному призеру – Марии Сотсковой.

Тогда же итальянская федерация стала оформлять Мишину документы для поездки на Игры в Корею. Но на чемпионат Европы итальянка внезапно приехала со своим прежним наставником – Михаэлем Хутом.

Внешне все выглядело вполне пристойно. Свое возвращение из Питера в Оберстдорф спортсменка объяснила тем, что в этом крошечном городке, где прошло много лет жизни, ей просто комфортнее тренироваться.

«Мне нужно было больше времени проводить с семьей, поэтому я приняла предложение тренироваться у Михаэля», - сказала она в Москве, заметив, что Мишин по-прежнему остается в ее команде, хоть и не поедет в Пхенчхан.

Комментируя для прессы решение ученицы, российский тренер заметил, что в ситуации нет ничего такого, что могло бы быть интересно журналистам: мол, в Оберстдорфе у Каролины дом, семья, привычное питание и прочие атрибуты. Тем не менее наставник был уязвлен. После короткой программы одиночниц, где Костнер с гроссмейстерским результатом 78.30  стала третьей,– набрав почти на шесть баллов больше, чем год назад и всего на 0,27 меньше, чем двукратная чемпионка мира Евгения Медведева, я позвонила Мишину в Санкт-Петербург.

- Каролине действительно было непросто тренироваться в России, - сказал тренер. – Жила она в гостинице, там же сама себе готовила. Просто когда она пришла ко мне в плачевном состоянии, то была готова вытерпеть все, что угодно. Сейчас мы восстановили все: технику, прыжки, уверенность, Каролина снова конкурентоспособна на самом высоком уровне и это признают все. Возможно, она посчитала, что в ее нынешнем состоянии я нужен ей уже не так сильно, как прежде. Или же просто подчинилась решению итальянской федерации. Но я на нее не в обиде. В конце концов, два года работы Костнер по моей системе – это лучший показатель эффективности самой системы.

Интересно, что похожий демарш в жизни фигуристки уже случался. В 2009-м она неожиданно рассталась со своим первым наставником Михаэлем Хутом и уехала в Америку к Фрэнку Кэроллу. Эксперимент не оправдал себя: Олимпийские игры в Ванкувере Костнер провалила, оставшись 16-й. И вернулась домой, сказав по этому поводу:

«Я только в Америке осознала, насколько глубоко сидят во мне все наши традиции, привычки, и до какой степени я скучаю по дому. Я тосковала по зиме, по снегу, по рождественским украшениям витрин и улиц, по европейскому Рождеству. Мне постоянно хотелось домой, хотелось оказаться в Больцано, где люди знают меня не как известную фигуристку, а как дочку Патриции и Эрвина – девочку, которая выросла на их глазах...»

Вряд ли имеет смысл искать в поведении фигуристки нотки неблагодарности – на Западе отношения тренер-ученик всегда воспринимались несколько иначе, чем в России, не столь эмоционально. Не факт, к тому же, что у пятикратной чемпионки Европы и экс-чемпионки мира вообще была возможность диктовать итальянской федерации фигурного катания какие-то условия. Мишин высказал предположение, что определенную роль в решении Костнер вернуться в Оберстдорф могла сыграть Никол, с которой Костнер всегда была очень близка: после того, как фигуристка в середине сезона на десять дней уехала к хореографу в Торонто, большую часть работы над техникой пришлось, по словам Мишина, делать заново – прыжки снова разладились. Тренер тогда был так сильно расстроен этим, что даже позвонил Никол в Канаду, высказать свое неудовольствие. Могла ли та профессиональная стычка между двумя достаточно близкими для фигуристки людьми как-то повлиять на Каролину? Возможно.

Предположил российский тренер и то, что Каролина могла испытывать сильную внутреннюю неловкость от того, что в ее лице с российскими одиночницами в Пхенчхане будет бороться российский тренер. И сочла за лучшее вернуться к Хуту, дабы не подвергать Мишина столь явному противостоянию со своей собственной страной.

Хотя лично мне представляется более вероятным иной вариант – о котором Мишин, сам того не подозревая, сказал летом в Куршавеле. А именно, что российский спорт сейчас находится в странном положении - везде дискриминирован. Наверняка в Италии накануне Игр поднимался вопрос: насколько приемлемо для страны, если лучшую ее спортсменку будет выводить на старт представитель опального в спортивных кругах государства? Тем более что в связи с этим наверняка будет вытащено на свет допинговое прошлое самой Костнер. Вот и могли в высоких спортивных и государственных кругах прийти к заключению, что Мишин больше не нужен. Ведь как ни крути, он уже сделал свое дело.

Но как же классно он его сделал, черт возьми!

2018 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru