Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Олимпийские игры - Ванкувер-2010 - Фигурное катание
В ЦЕНЕ - СПЕКТАКЛЬ
Мао Асада
Фото © Александр Вильф
Ванкувер. Мао Асада

23 февраля 2010

Итог женской короткой программы получился в некотором смысле бьющим наповал: японка Мао Асада совершенно потрясающе выполнила все предписанные элементы, включая уникальный для женского катания каскад «тройной аксель - двойной тулуп», набрала рекордную для себя в этом сезоне сумму в 73,78, а следом на лед вышла кореянка Ким Ю На и... без каких бы то ни было видимых усилий получила на 4,72 больше.

Прецедент получился весьма показательным - прекрасно отражающим все особенности новой системы судейства. По логике, Асада должна была получить гораздо более высокие оценки (как тут не вспомнить яростные нападки олимпийского чемпиона Турина в адрес американца Эвана Лайсачека на тему «женского» набора элементов его программ). Тройной аксель для женского катания - это примерно то же самое, что четверной прыжок в мужском. Базовая стоимость каскада с тройным лутцем и тройным тулупом, который первым элементом своей короткой программы выполнила Ким Ю На, составляет 10 баллов. Стоимость каскада, сделанного Асадой, - 9,5. При этом все прекрасно понимают, что тройной аксель и с физической, и с психологической точек зрения - элемент запредельной сложности. То есть ставить его на одну доску с остальными прыжками - нонсенс. Но система этого не отражает.

Второй вывод, который можно было сделать, заключается в том, что показывать «товар лицом», то есть программу в полном блеске, следует не только в самый необходимый момент (в данном случае - на Олимпиаде), а с самого начала сезона. Ведь что случилось с Асадой? Ее программа, поставленная на музыку Арама Хачатуряна «Маскарад», успела запомниться разве что непрерывной борьбой с акселем и множеством нареканий в адрес как музыки, которую успели посчитать совершенно неподходящей и слишком «взрослой» для юной японки, так и не очень удачными костюмами.

Надо было дождаться Игр и фантастического проката в Ванкувере, чтобы убедиться, что программа японки способна до такой степени заиграть всеми красками, но заранее сложившееся мнение оказалось сильнее.

- Сколько бы компьютеров ни стояло на линии, все равно главную роль играет человеческий фактор, - сказал мне по этому поводу известный украинский тренер Валентин Николаев. - Не важно, насколько честен сидящий за столиком арбитр, все равно он оценивает прежде всего свое впечатление от катания, а не само катание.

Выступления Ким Ю На, которые предшествовали Олимпиаде, убедили судей в том, что кореянке нет равных по обе стороны океана. В прошлом году фигуристка трижды превышала рекордный для женского катания результат и на ноябрьском этапе «Гран-при» в США довела его до 76,28. Несмотря на максимально сложный технический набор элементов, у кореянки в программе не было ни одного прыжка, который заставлял бы ее чрезмерно нервничать. Соответственно, катание в целом выглядело более размашистым и одновременно плавным. На этом фоне все прыжковые элементы выглядели солиднее, чем у соперницы. Еще один плюс не в пользу Асады заключался в том, что сама манера катания Ким в последние пару лет стала гораздо более женской, нежели девичьей. Японка же выглядела ребенком, несмотря на очень взрослый замысел композиции и довольно ярко накрашенное личико.

Все это и вылилось в те несколько баллов преимущества, которые получила Ким Ю На и которые, по сути, сделали ее недосягаемой уже после первого проката.

* * *

Когда новая система судейства только начинала внедряться в фигурное катание, многие тренеры довольно пренебрежительно говорили, что отныне постановки и выбор музыки вообще не играют сколь-нибудь значимой роли. Мол, главное - выполнить в программе предписанные элементы. Остальное вторично. Сейчас можно смело утверждать, что это не так. Делать элементы худо-бедно научились все, кто выступает на высоком уровне. Но вот в фаворе оказывается как раз тот, кто умеет обратить на себя внимание чем-то еще.

Блистательно победившие в Ванкувере танцевальные дуэты Игоря Шпильбанда обратили на себя внимание прежде всего постановками, а уже потом - поддержками и твиззлами. Подобно ягудинской «Зиме», в мужском катании до сих пор вспоминают уже канувшего в прошлое черного лебедя-рокера Дайсуке Такахаши в короткой программе, которой японец покорил публику (а заодно и судей) в сезоне-2007/08. Совершенно нефигуристый, маленький Нобунари Ода заработал множество негласных бонусов, когда в самом начале олимпийского сезона представил на первом этапе «Гран-при» в Париже своего Чаплина.

Примеров можно приводить много. Если вернуться к танцевальному олимпийскому турниру и попробовать разложить по полочкам проигрыш ведущих пар мира канадскому и американскому дуэтам, постановки будут фигурировать непременно. Могу показаться необъективной, но аборигенский танец Оксаны Домниной и Максима Шабалина в «олимпийской» редакции, при том что спортсмены откатали его куда лучше, нежели на чемпионате Европы, мне показался более пресным. Переделанные в сторону уменьшения орнаментов костюмы лишили программу внешнего колорита, а музыка, из которой убрали заключительную (и, на мой взгляд, самую выразительную) часть, потеряла «изюминку».

Второму российскому дуэту - чемпионам Европы-2009 Яне Хохловой и Сергею Новицкому в этом сезоне и вовсе не повезло: неудавшийся поначалу произвольный танец «Полюшко-поле», с которым фигуристы выступали на двух этапах «Гран-при», стал одной из причин того, что судьи вообще перестали воспринимать пару как элитную.

Естественно, гораздо более значимую роль сыграл внутрироссийский статус Хохловой и Новицкого как второй пары страны, но очевидно ведь, что неудачная программа сделала свое дело тоже.

Еще один пример - вице-чемпионы туринских Игр Танит Белбин и Бенджамин Агосто. В свое время американцы сделали колоссальный рывок благодаря необычайной легкости и свежести катания. За четыре года эти качества не то чтобы ушли но перестали восприниматься как новизна. Ради того, чтобы бороться за золото в Ванкувере, Белбин и Агосто сменили тренеров - стали работать с Натальей Линичук и Геннадием Карпоносовым. Пожалуй, они больше, чем кто бы то ни был, могли рассчитывать на равное соперничество с Тессой Вирту/Скоттом Моиром и Мэрил Дэвис/Чарли Уайтом: ведь у тех же самых тренеров, Игоря Шпильбанда и Марины Зуевой, пара тренировалась около десяти лет. Более того, вплоть до прошлого сезона (ужасное падение Танит на чемпионате мира в Гетеборге не в счет) ни разу не проигрывала ни тем, ни другим соперникам. Ванкуверские постановки оказались обескураживающими и лишний раз дали повод задуматься, что раз в четыре года по какой-то необъяснимой причине Линичук упорно подводит вкус: все наиболее удачные работы вот уже много лет случаются у тренера в олимпийских межсезоньях, а не на Играх.

* * *

Что будет дальше, предсказать несложно: постановкам придется уделять все более и более солидное внимание, поскольку техническая сторона катания неуклонно растет не только у ведущих пар, но в гораздо большей степени у тех, кто идет снизу. Им проще, поскольку перед глазами есть ориентир. Если разобраться, все нынешнее мужское катание - это следование эталону, который четыре года подряд - с 2002-го по 2006-й - воплощал собой Евгений Плющенко. О том, чтобы в те годы побить олимпийского чемпиона, не помышлял почти никто. Те редкие разы, когда это становилось возможным, случались прежде всего потому, что Евгений позволял себе потерять бдительность.

Запредельные оценки за компоненты (особенно в части хореографии) выставлялись фигуристу не столько потому, что он их заслуживал, сколько по причине глобального технического превосходства. В любом виде спорта, где в системе судейства задействованы баллы, арбитры редко крохоборничают по отношению к лидеру, если видят, что у этого лидера нет соперников.

За четыре года ситуация поменялась: с десяток ведущих спортсменов сравнялись в технике, и судьи оказались просто вынуждены обращать внимание и на иные составляющие. Такие, как хорошая с хореографической точки зрения программа.

* * *

Возвращаясь к женскому турниру остается разве что пожалеть, что российские фигуристки даже при прекрасном исполнении своих коротких программ остались на привычных для себя вторых ролях. Прошлогоднее седьмое место на чемпионате мира Алены Леоновой зародило легкие иллюзии, что спортсменка сумеет в этом сезоне подобраться еще ближе к лидерам.

Ничего сверхъестественного в такой задаче не наблюдалось: даже на мировом уровне, за исключением Мао Асады и Ким Ю На, нет фигуристок, с которыми Леонова не могла бы соревноваться. Но это соперничество требовало от россиянки усилий максимального уровня. В частности - каскада 3+3 в короткой программе. Все попытки его выполнить, имевшие место на чемпионате Европы, там же и закончились. В Ванкувере Леонова и ее тренер Алла Пятова решили не рисковать - ограничиться вторым прыжком в два оборота. А это, как показал первый прокат (с учетом отсутствия у Леоновой мало-мальски значимых титулов), могло в лучшем случае обеспечить фигуристке место в первой десятке, не более. Так что восьмой результат стал вполне достойным отражением вложенных в программу усилий.

Ксения Макарова, финишировавшая 12-й, своим дебютом была более чем довольна. Пожалуй, из всей российской команды она одна могла позволить себе отнестись к Играм как к празднику. Фигуристка подтвердила в микст-зоне, что не чувствовала ни малейшего волнения, выходя на лед. Потому что от нее никто ничего не ждал и, соответственно, не давила ответственность.

Результатом внутренней свободы стал прекрасный каскад из двух тройных, чисто выполненные остальные элементы и стойкое намерение фигуристки завершить свое выступление на Играх в первой десятке.

 

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru