Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Олимпийские игры - Ванкувер-2010 - Фигурное катание
ХАРАКИРИ

17 февраля 2010

Сюэ Шень/Хунбо Чжао
Фото © Александр Вильф
Ванкувер. Сюэ Шень/Хунбо Чжао

15 февраля в Ванкувере была разорвана золотая цепочка российских олимпийских побед, тянувшаяся с 1964 года. Итог парного турнира получился для России обескураживающим: чемпионы Европы Юко Кавагути/Александр Смирнов заняли четвертое место, Мария Мухортова/Максим Траньков остались седьмыми, Вера Базарова/Юрий Ларионов - одиннадцатыми. А золото завоевали китайцы Сюэ Шень/Хунбо Чжао.

* * *

16 лет назад в марте 1994 года в японском Макухари проходил весьма занимательный чемпионат мира. Впрочем, занимательным его можно назвать сейчас. А тогда это были самые обычные соревнования второго плана, какими всегда бывают мировые послеолимпийские первенства.

Победу там одержали Евгения Шишкова и Вадим Наумов. Этой паре, подготовленной замечательным питерским тренером Людмилой Великовой, в какой-то степени тогда вернули должок. На Играх в Лиллехаммере фигуристы стопроцентно заслуживали бронзовых наград, но их «убрали» под канадцев Изабель Брассер и Ллойда Айслера (как видите, политкорректность, призывающая раздавать на Олимпиадах «всем сестрам по серьгам», родилась в фигурном катании задолго до нынешних времен).

Бронзу из Макухари увезла еще одна российская пара - Марина Ельцова/Андрей Бушков, по которым олимпийский год хлестанул гораздо сильнее. Марина еще много лет поминала недобрым словом Международный союз конькобежцев, давший «зеленый свет» профессионалам и тем самым отнявший возможность у многих фигуристов реализовать олимпийскую мечту. Им с партнером просто не нашлось места в команде, где первые две позиции оказались заняты «возвращенцами» - олимпийскими чемпионами Калгари-1988 Екатериной Гордеевой/Сергеем Гриньковым и триумфаторами Альбервилля-1992 Натальей Мишкутенок/Артуром Дмитриевым.

21-е место в турнире пар в Макухари занял китайский дуэт. Партнершу звали Сюэ Шень. Партнера - Хунбо Чжао. То был один из первых выходов китайских пар на арену мировых первенств, на который на самом деле никто не обратил внимания. Интерес журналистов был по обыкновению прикован к лидерам первой десятки, и мало кому могло прийти в голову, что всего через пять лет Сюэ Шень/Хунбо Чжао дорастут до своего первого «мирового» серебра, завоюют медали на пяти последующих чемпионатах подряд, дважды станут бронзовыми олимпийскими призерами, а на Игры в Ванкувер приедут фаворитами, несмотря на весьма почтенный для спорта возраст.

Шестью позициями выше китайских дебютантов в Макухари финишировал еще один любопытный тандем. Он был российско-японским. Юкико Кавасаки и Алексей Тихонов представляли в те времена Страну восходящего солнца в категории спортсменов, искренне гордящихся участием в мировых первенствах, но совершенно не помышляющих о победах. Да и как было о чем-то мечтать, если совсем молодого, не подающего, как считалось, особенных надежд спортсмена отправили в Японию из столичного ЦСКА не за результатом, а исключительно из коммерческих соображений - в обмен на микроавтобус для армейского клуба?

Если бы в тот момент кому-либо из российских тренеров пришла в голову мысль, что пара, представляющая Россию на международной арене, может быть интернациональной, то, вполне вероятно, первый российско-японский экипаж выступал бы под российским флагом и сумел бы в итоге добиться более значимых результатов.

Но, скорее всего, это просто фантазия. Слишком велик был в те годы выбор потенциальных звезд внутри страны и на ближайших к ней подступах. Антон Сихарулидзе - еще с Марией Петровой, Елена Бережная, еще выступающая за Латвию...

В общем, первый пример российско-японских отношений остался в истории фигурного катания всего лишь эпизодом. Строчкой в давно забытом протоколе, который 16 лет спустя случайно попался мне на глаза.

Хотя случайно ли? Ведь той кратковременной «восточной» эпопеи Тихонова оказалось достаточно, чтобы на одной из тренировок в Чибо его и Юкико Кавасаки увидела 12-летняя японская фигуристка и безоглядно влюбилась в парное катание. Девочку звали Юко Кавагути.

И так ли случаен фортель судьбы, дважды, с разницей в 16 лет - на самом первом для Сюэ Шень и Хунбо Чжао мировом первенстве и на самом последнем для них турнире, - подкинувшей им в соперники российско-японские дуэты?

* * *

Олимпийская неудача, равно как и успех, это всегда следствие длинной цепочки самых разных событий. Любая допущенная ошибка непременно оборачивается последствиями. Иногда - роковыми.

Могли ли Кавагути и ее партнер Александр Смирнов на равных соревноваться в Ванкувере с китайцами? После короткой программы, где ученики Тамары Москвиной заняли третье место, проиграв трехкратным чемпионам мира всего 2,5 балла, казалось, что да. Очень хотелось верить, что курс, которым вела спортсменов Москвина, окажется выверен и выдержан до конца. Вплоть до приезда в Ванкувер этот курс был почти безошибочным. Программы становились все более накатанными, результат неуклонно рос.

Другое дело, что со стороны не всегда можно было заметить, что пара словно идет по лезвию ножа.
Фигуристы раз за разом старались усложнять свою произвольную программу, долгое время с переменным успехом пытались исполнять в соревнованиях уникальный для парного катания элемент - четверной выброс, но в конце концов были вынуждены от него отказаться. Одна из причин заключалась в том, что Юко мучила тяжелейшая травма плеча - привычный вывих.

На январском чемпионате Европы в Таллине, где Кавагути и Смирнов впервые стали чемпионами Европы, плечо выскочило из сустава прямо в середине программы. Фигуристка сориентировалась мгновенно: якобы поправляя платье, сама вправила вывих (благо именно в этот момент в музыке возникла пауза и, соответственно, образовалось несколько секунд перерыва между элементами) и, превозмогая нечеловеческую боль, продолжила кататься как ни в чем не бывало.

Чемпионка мира в танцах на льду Албена Денкова, наблюдавшая за выступлением пар с трибуны, сказала мне тогда:

- Я думала, что на такое способны только русские. Никто больше не умеет так терпеть и так преодолевать себя.

Парадоксально, но сбой у Кавагути и Смирнова в Ванкувере произошел в большей степени по тренерской вине: в день заключительного выступления в заявочном протоколе появилась информация, что российские спортсмены намерены выполнить в самом начале произвольной программы тот самый выброс в четыре оборота.

В попытках найти ответ на вопрос «Зачем?» я провела целый день, но ответа так и не нашла. Пойти ва-банк, при том что на всех последних соревнованиях Юко и Александр этот выброс не выполняли? На Москвину это не похоже, ей куда больше свойственен трезвый расчет. Напугать соперников? Тоже неубедительный аргумент. Или пара все-таки отрабатывала выброс на тренировках и чувствует себя достаточно уверенно, чтобы не сомневаться в успехе?

Ответа у меня на самом деле нет до сих пор. Есть только печальная картинка, сложившаяся на основании того, что говорили после проката фигуристы. Они действительно были готовы пойти на сложнейший элемент. Но уже после разминки Москвина дала отбой. Приказала не рисковать - оставить выброс тройным.

Перед тем, как началось выступление, тренер долго и непривычно напористо что-то втолковывала Кавагути у борта, и уже по этой картинке было понятно, что спортсменку клинит от волнения. Перекроить настрой на программу в оставшиеся до выступления секунды Юко и Александр просто не сумели. Заход, высота выброса и траектория полета получились мощнейшими, вполне позволяющими выкрутить четыре оборота. Но после третьего Кавагути раскрылась в воздухе, не успев погасить инерцию вращения. Ее заметно «повело» на приземлении, и уже на первой минуте катания она окончательно растерялась. А следом растерялся и партнер.

Для новичков это было бы совершенно нормально. Для людей, от которых ждут медали, прокат стал катастрофой. Юко упала на втором выбросе, неудачно подставив руку, и плечо снова вылетело из сустава. Фигуристы стойко довели программу до конца, но это уже было вымученное катание. Без каких бы то ни было шансов на успех.

* * *

Мария Мухортова и Максим Траньков так и не сумели отойти от шока, пережитого в короткой программе. Их поражение тоже в какой-то степени можно назвать тренерским. На протяжении всего сезона тренер пары Олег Васильев так часто говорил о том, что на всех внутрироссийских турнирах его спортсменов несправедливо приносят в жертву Кавагути и Смирнову, что тема стала больной и для Маши с Максимом. Они очень переживали, что проиграли соперникам на чемпионате Европы, жаждали взять реванш в Ванкувере. Как и сам Васильев - у Москвиной.

Это необузданное желание триумфа привело спортсменов к колоссальному стрессу. К тому же у Транькова была еще одна причина неудержимо жаждать успеха. Когда-то его отец, много лет входивший в сборную СССР по конному спорту, из-за дурацкого стечения обстоятельств дважды упускал шанс попасть на Олимпийские игры. Переживания по этому поводу не отпускали его много лет после ухода из спорта. И Максим ужасно боялся, что, если на Играх неудача постигнет и его тоже, отец этого просто не переживет.
Именно поэтому реакция Транькова на свое неожиданное падение в короткой программе оказалась столь болезненной. После соревнований он признался, что, сидя в ожидании оценок, думал только об отце. О том, что сделал больно не себе, а прежде всего ему. И душа разрывалась от этих мыслей.

В произвольной программе фигуристы ошиблись дважды - в тройном сальхове (этот прыжок Маша и Максим выполняли на соревнованиях впервые) и последующей комбинации прыжков. Беда была в том, что сама программа - «История любви» - накрепко ассоциировалась у многих (и судей в том числе) с канадцами Джеми Сале/Давид Пеллетье. И даже не с золотом этой пары в Солт-Лейк-Сити, а с невероятной легкостью и чистотой катания, с которыми та победа была одержана. Поэтому в исполнении россиян «История любви» откровенно не прозвучала.

При том настроении, что было у Мухортовой и Транькова перед выступлением, удивляться отсутствию куража не приходилось: какой уж тут кураж, когда все те, с кем предполагалось соревноваться, выступают в другой разминке? Несколько лет назад Васильев, правда, сказал мне в интервью, что при новой системе судейства безразлично, в какой группе катаются спортсмены. На самом деле тренер был не прав. Когда в группе нет лидеров, а есть либо более слабые соперники, либо неудачники, то нет и накала, драйва, невозможно заставить себя выложиться.

Это, кстати, было заметно и по китайскому дуэту Дань Чжан/Хао Чжан, попавшему по жеребьевке в ту же разминку, что Мухортова/Траньков. Серебряные призеры Игр в Турине были в воскресенье заметно пришиблены своим пятым местом в короткой программе, а в понедельник - тем, что так и остались на пятой позиции: проиграли Кавагути и Смирнову - 0,43.

* * *

С тех пор, как Сюэ Шень и Хунбо Чжао объявили о том, что возвращаются в спорт, эта тема стала в фигурном катании одной из главных. Ветераны спорта, первая пара, завоевавшая для Китая золото на чемпионате мира и две бронзы на Олимпиадах, образцовый семейный дуэт, отказавшийся от спокойной жизни ради того, чтобы принести стране первую и самую высшую спортивную награду, - что может быть более привлекательным для журналистов социалистической страны? Немудрено, что олимпийская ставка была сделана Китаем в Ванкувере именно на этих спортсменов.

Безусловно, фигуристы заслуживали золота, как никакой другой дуэт. Равно как и особого к себе отношения. И все-таки у меня их победа вызвала неоднозначные чувства. Потому что, если отвлечься от сантиментов и реверансов в сторону былых заслуг, вторая пара Китая - чемпионы мира-2006 Цин Пан/Цзянь Тун - заслуживала этой победы гораздо больше.

Нечто подобное тому, что эти фигуристы продемонстрировали в понедельник в финале, я видела семь лет назад на чемпионате мира в Вашингтоне в исполнении Сюэ Шень и Хунбо Чжао. Болеть за китайцев я там совершенно не собиралась, да и не могла по определению: фаворитами в гораздо большей степени считались Татьяна Тотьмянина и Максим Маринин. К тому же Сюэ Шень приехала на чемпионат с тяжелой травмой голеностопа и каталась на новокаиновых блокадах. Но произвольную программу китайцы откатали так, что зал начал вставать за 20 с лишним секунд до конца, а сама я запоздало осознала, что тоже, как и все остальные, аплодирую фигуристам стоя.

В понедельник зал «Колизеума» подняли Цин Пан и Цзянь Тун. Они, собственно, и выиграли произвольную. Вот только для общей победы этого оказалось недостаточно: слишком основательно экс-чемпионов мира придержали в короткой программе.

Что же касается двукратных чемпионов мира Алены Савченко и Робина Шелковы, ставших третьими, то они выходили на пьедестал в трауре. Поскольку, подобно российским парам, растоптали свои шансы своими же ногами. Алена не сдерживала слез и еще долго рыдала в раздевалке, разнося вдрызг довольно распространенное мнение, что на Олимпийских играх почетна любая медаль.

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru