Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Олимпийские игры - Сочи-2014 - Фигурное катание
Плющенко: ПРЕДВКУШЕНИЕ ДРАКИ

5 февраля 2014

Евгений Плющенко
Фото © ИТАР-ТАСС
Сочи. Евгений Плющенко

Завтра на льду дворца спорта «Айсберг» стартует первый в истории командный турнир фигуристов. Свои короткие программы покажут мужчины и спортивные пары.

Нужен ли Играм командный турнир фигуристов? Дискуссии на эту тему продолжались вплоть до первого дня соревнований и сводились к заключению, что даже если этот вид программы не получит дальнейшего олимпийского развития, в Сочи он точно не окажется лишним. Хотя бы потому, что начнется одним из первых, и битва сразу же пойдет крайне серьезная.

Заключительная мужская тренировка в среду собрала на одной из трибун на редкость интересный состав. Сначала там появилась пятикратная чемпионка мира Мишель Кван в сопровождении олимпийского чемпиона Ванкувера Эвана Лайсачека и обладателя золота Игр-1984 Скотта Хэмилтона. Чуть позже к ним подтянулись четырехкратный чемпион мира Курт Браунинг и серебряный призер Игр в Альбервилле Пол Уайли. А затем к звездной компании присоединился бронзовый призер чемпионата мира-2008 Джонни Вейр.

Пока последний обменивался дистанционными приветствиями с Виктором Петренко, которому Уайли и проиграл золото в 1992-м, Кван и Лайсачек кинулись вниз – здороваться с Татьяной Тарасовой. С обоими спортсменами она в свое время достаточно много работала, и даже сейчас, сразу после приветствий, с нетерпеливой тренерской ноткой в голосе сказала Эвану: «Дай мне свой телефон. У меня есть для тебя музыка…».

Вопреки своим обещаниям назвать в среду полные составы команд, президент ISU Оттавио Чинкванта сказал, что заявки на женский и танцевальный турниры будут оглашены лишь накануне их начала. То есть в пятницу. То же самое подтвердил президент ФФККР, олимпийский чемпион Александр Горшков, заметив, что любая имеющаяся информация на этот счет – не более чем домысел.

Сам по себе турнир такого рода – явление в фигурном катании не новое: в рамках профессиональных чемпионатов командные поединки проводились неоднократно и носили исключительно развлекательный характер для всех участников. Собственно, и Team Trophy, который уже несколько лет проводится в самом конце сезона в Японии, тоже никогда не отличался повышенной серьезностью. Однако в Сочи все меняет тот факт, что победители мероприятия получат полновесные золотые медали и тот самый единственный титул, который не девальвируется и никогда не получает приставки «экс».

Поэтому даже олимпийские чемпионы Ванкувера в танцах на льду Тесса Вирту и Скотт Моир, а также двукратные чемпионы мира Мэрил Дэвис и Чарли Уайт, которые изначально сомневались, стоит ли вообще распыляться на командный турнир, всерьез намерены биться там в полную силу. Да и к чему отказываться, когда медали, что называется, сами плывут в руки? Тем более что снятие первых танцевальных пар автоматически влечет как для США, так и для Канады потерю сразу нескольких очков. Ведь если основные дуэты прогнозируемо будут разыгрывать между собой первые два места, то уделом вторых вполне могут оказаться четвертые, а то и пятые места.

Стран, которым командные медали «плывут в руки», в Сочи, как известно, три: Канада, США и Россия. Всем остальным, скорее всего, придется сражаться за то, чтобы добраться до финала, куда отбирается ровно половина участников – пять стран из десяти.

Самый животрепещущий вопрос – чего ждать от олимпийского чемпиона Турина Евгения Плющенко – пока остается без ответа. Фигурист даже не стал заявлять планируемый для исполнения набор элементов, что тотчас породило в воспаленных ожиданием мозгах журналистов кучу самых разнообразных предположений. Их впору было озвучивать приглушенной скороговоркой героя Юрия Никулина в фильме «Бриллиантовая рука»: «Почему он не заявил свои прыжки? Может, он не уверен в том, что сумеет исполнить каскад с четверным? А что, если он собирается сделать два четверных? Понятно, усыпляет бдительность...».

По состоянию самого Евгения на тренировке было видно, что фигурист находится в прекраснейшем расположении духа. По сути, Олимпийские игры – это то, чего больше всего не хватало Плющенко на протяжении нескольких лет. Зашкаливающий, не сравнимый ни с чем адреналин, предвкушение драки, азарт – все прекрасно читалось по лицу.

Как фигурист, имеющий из-за недостатка выступлений в крупных соревнованиях минимальный рейтинг, Евгений по жребию попал в первую группу выступающих. И это, пожалуй, было хорошо. Причем не только для россиянина, но и для его основных соперников – тех, кого жребий определил во вторую группу. Все-таки кататься бок о бок – совсем другая история. Гораздо более тяжелая. Именно поэтому, кстати, умение кататься в заключительной, сильнейшей группе, выдерживая ее "температуру", всегда считалось в фигурном катании особенно ценным качеством.

Когда на тренировочный лед наконец вышел Плющенко, я подсела на трибуне к Лайсачеку.

– На мой взгляд, Евгений выглядит прекрасно, – сказал американец. – Я бы даже сказал, что внешне он выглядит гораздо лучше, чем четыре года назад в Ванкувере. Не только в плане мышц, кстати. Я знаю, что такое кататься дома на столь больших соревнованиях. Это – твоя страна, твой лед и твоя публика. А в целом – гораздо более серьезная ответственность, чем когда катаешься в чужой стране. И мне реально хочется увидеть, как Евгений будет выступать.

– Не завидуете тому, что он все еще на льду, а вы – на трибуне?

– Зависти у меня нет, это точно. Не могу сказать, что устал от фигурного катания и поэтому принял решение уйти из любительского спорта. Я по-прежнему люблю кататься, делаю это часто, и на самом деле очень рад, что сумел избежать в своей карьере слишком серьезных травм. А вот что касается спорта... Наверное, каждому из нас отведено свое время. Мое закончилось раньше, но я, как понимаете, полностью удовлетворен результатом.

– О чем вы разговаривали с Татьяной Тарасовой до начала мужской тренировки?

– Подошел поздравить с тем, что у нее появился прекрасный спортсмен – Максим Ковтун. Я видел в записи его выступление в Сочи и был впечатлен. В чем-то Максим очень сильно напомнил мне меня самого: худой, очень выразительный. Правда, я и мечтать не мог о том, чтобы прыгать пять четверных прыжков. Вот этому я завидую реально.

С другой стороны катка за тренировкой мужчин наблюдала олимпийская чемпионка Солт-Лейк-Сити в танцах Марина Анисина. В Сочи она приехала с аккредитацией консультанта французской команды и с грустью сей факт прокомментировала:

– Конечно же, я мечтала приехать сюда вместе с Гвендалем Пейзера и совершенно в другом качестве – кататься. Но вот Гвендаль... Трусишка. Так и не решился.

– Вы сейчас говорите серьезно?

– Абсолютно. Ну вот, смотрите, – катается Женя. Видно, что он находится под колоссальным стрессом. Олимпийские игры – это всегда большое напряжение, когда кроме собственного состояния не можешь думать ни о чем другом. Недавно мне сказали, что Плющенко очень сильно упал в Солт-Лейк-Сити в короткой программе, и что об этом тогда все говорили несколько дней. Я этого не знала. Знала только то, что он проиграл Леше Ягудину. Все остальное вообще проходило мимо. Думаю, что как раз из-за стресса Женя не показывает пока почти никаких элементов. Официальная тренировка – сложное мероприятие. На тебя все смотрят, нужно произвести наиболее выигрышное впечатление. Если есть вероятность ошибиться, лучше действительно не рисковать. С другой стороны – я вообще не понимаю, чего Евгению бояться. Он – олимпийский чемпион и навсегда им останется, независимо от того, как закончится для него эта Олимпиада. Вполне можно позволить себе выйти на лед и откататься в свое удовольствие. А о результате пусть думают другие.

Комментарий Джонни Вейра оказался философским. И сводился к тому, что давать катанию Плющенко какие бы то ни было оценки могут люди, побеждавшие его на Олимпиадах. Алексей Ягудин и Эван Лайсачек. Или хотя бы те, кто стоял рядом с Евгением на олимпийских пьедесталах. Для всех остальных он как был, так и остался небожителем. Прекрасным и недосягаемым. Именно поэтому всем до такой степени хочется еще раз увидеть его на льду. «Мне точно этого хочется, – добавил Вейр на прекрасном русском языке. – Жду – не дождусь...».

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru