Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Олимпийские игры - Сочи-2014 - Фигурное катание
ЗОЛОТАЯ «ШЕХЕРЕЗАДА»
Танцевальный пьедестал
Фото © Reuters
Сочи. Танцевальный пьедестал

17 февраля 2014

Олимпийскими чемпионами в танцах на льду стали в понедельник американцы Мэрил Дэвис и Чарли Уайт, опередившие триумфаторов Ванкувера Тессу Вирту и Скотта Моира. Бронза у россиян Елены Ильиных и Никиты Кацалапова.

Незадолго до начала Игр в Сочи прекрасный и очень опытный тренер Рафаэль Арутюнян сказал мне в интервью, что большие спортсмены в глубине души всегда еще до начала соревнований знают, могут они победить, или нет. И на что они вообще способны.

Точно так же великие очень отчетливо понимают, когда идут проигрывать. Именно за этим предстояло выходить на старт финала в танцах на льду олимпийским чемпионам Ванкувера.

ВИРТУ И МОИР

О том, что Тесса и Скотт проиграют борьбу за олимпийское золото американцам Мэрил Дэвис и Чарли Уайту, на протяжении этого сезона говорили все. Вслух делились соображениями, что в этом заведомом серебре канадской пары нет ничего страшного. Что за четыре прошедших года они, как и Дэвис и Уайт, дважды становились чемпионами мира. Что есть даже некая справедливость в том, что два выдающихся дуэта наконец-то полностью сравняются в титулах – ведь именно американцы стали в Ванкувере вице-чемпионами.

Согласились ли бы с такой логикой Скотт и Тесса? Сомневаюсь. Они просто очень хотели выиграть еще раз, внутренне понимая, что такого шанса им, скорее всего, не представится.

Было ли им по силам переломить ход борьбы в свою пользу?

Наверное, все-таки нет. В один из первых дней Игр я спросила Марину Зуеву, под началом которой уже много лет тренируются оба дуэта, чем она руководствовалась, поставив олимпийским чемпионам программу под тонкую – на ценителя – музыку Глазунова и Скрябина, явно не рассчитанную на массовый уровень восприятия, а от того – проигрышную. «Вирту и Моир – уникальная пара, – ответила Марина. – Только такая программа способна им позволить полностью раскрыть все свои качества».

Все предшествовавшие Играм месяцы в фигурнокатательных кругах много говорилось о том, что с программой канадцы действительно промахнулись. Тема начала раскручиваться еще год назад, когда Тесса и Скотт показали миру свою, совершенно неистовую, ни на что непохожую трактовку прилично заезженной в фигурном катании «Кармен». Тогда в одном из репортажей я написала: «Если фигуристам удастся выкатать эту постановку, она может стать главным событием мирового первенства. Событием, которое затмит все остальное».

Выкатать ту программу до идеального исполнения канадцам не удалось. И было очень обидно понимать, что гениальный по своей задумке танец уйдет в небытие, так и не заблистав всеми гранями.

Жалеть о том, что уже случилось, бессмысленно, но все же напишу: окажись у Вирту и Моир в этом сезоне сопоставимая по силе воздействия программа и будь она исполнена должным образом, вряд ли бы мы столь однозначно рассуждали в Сочи об американской победе.

В финале канадцы были совершенно волшебны. Но для того, чтобы стать первыми, этого все-таки оказалось недостаточно.

ДЭВИС И УАЙТ

Некрасивые актрисы, способные заставлять мир ими восхищаться – отдельная история в искусстве. Фигурное катание – не исключение. Крошечная, с достаточно непропорциональными для танцовщицы линиями Мэрил Дэвис, не имела бы, думаю, в компании завзятых красоток современных танцев на льду ни единого шанса, если бы не совершенно фантастическая способность Зуевой превращать недостатки своих подопечных в достоинства. Не исключаю даже, что именно американка, а не красавица Тесса, в большей степени занимала мысли тренера на протяжении многих лет, как более сложный для воплощения творческих замыслов материал.

И образ был найден: изысканно бледная, почти без мимики и эмоций фарфоровая невесомая куколка, летающая над партнером и надо льдом так, словно где-то там, в складках костюма спрятаны невидимые крылышки эльфа. Кукольный стиль, доведенный до совершенства, граничащего с абсурдом, мгновенно стал оправдывать и недостаточно размашистые дуги американской пары, и «мелкость» прочих элементов. Главное – что танцоры научились исполнять все это с безупречной чистотой и на высочайшем уровне сложности. И таким образом вписывать все это в свои программы, что они пролетали стремительно.

И пока Тесса боролась с последствиями двух подряд операций, а потом – с физиологией взрослеющего тела, куколка Мэрил с партнером все мощнее набирали ход.

ИЛЬИНЫХ И КАЦАЛАПОВ

Общий тон комментариев в адрес второй российской пары после короткого танца сводился к фразе: «Не ожидали от них такой прыти». На самом деле прорыву рано или поздно суждено было случиться: Елену Ильиных и Никиту Кацалапова называли самой талантливой молодой танцевальной парой мира еще четыре года назад, когда спортсмены выиграли свое первое мировое юниорское первенство. И уже тогда говорили: если кому-то и удастся помешать Тессе и Скотту выиграть второе олимпийское золото, это вне всякого сомнения будут Ильиных и Кацалапов.

Другой вопрос, что к этому обычно добавлялась фраза: «Вот если бы они еще работали подобающим образом...»

Заставить талант работать всегда было в спорте проблемой. Дело не в лени или отсутствии дисциплины, в чем нередко упрекали спортсменов. Но и в том, что талантливым людям все дается гораздо быстрее и меньшими затратами. Поэтому от длительных однообразных нагрузок – таких, как доведение до совершенства каждого из танцевальных шагов – они сразу устают: им становится скучно.

Имелись и другие проблемы, которые в совокупности и привели к тому, что за год до Игр на Ильиных и Кацалапова практически махнули рукой – раз уж они сами были готовы довольствоваться положением второй пары страны.

Точнее – были готовы. Пока год назад не осознали, что последний вагон их поезда вот-вот скроется из виду.

В этом сезоне с Леной и Никитой помимо их основного тренера Николая Морозова – специалиста с богатейшим творческим потенциалом, но не очень способного кропотливо вычищать программы подопечных – очень много возился Виктор Кудрявцев. Известный тренер приметил невероятно талантливых мальчика и девочку еще тогда, когда Ильиных и Кацалапов катались поодиночке на катке «Москвич» у Натальи Дубинской. В этом сезоне Кудрявцев почти постоянно находился в подмосковном Новогорске, где тренировалась группа Морозова, соответственно, подсказывал какие-то вещи, давал советы. Закончилась эта периодическая помощь тем, что тренера попросили уже целенаправленно поработать с парой над шагами, поворотами и прочими составляющими катания.

Сам Кудрявцев уже в Сочи сказал, что согласился помочь фигуристам по простой причине: когда к результату что есть сил начинают стремиться люди, у которых, в силу таланта, совершенно реально отсутствует потолок возможностей, отказать им становится невозможно, слишком захватывает процесс. Другой вопрос, что у Ильиных и Кацалапова в этом сезоне постоянно не складывалось. То им не везло с судейской бригадой, то не доставало концентрации.

В Сочи у танцоров сложилось все.

БОБРОВА И СОЛОВЬЕВ

Если бы за самоотверженность в работе и готовность идти за тренером, беспрекословно выполняя все его требования, в спорте давали медали, Екатерине Бобровой и Дмитрию Соловьеву их следовало бы вручить еще до выхода на лед. Год назад фигуристы сделали невероятное, вернувшись в элиту оттуда, откуда в танцах не возвращаются – с седьмого места чемпионата мира. Завоевали на мировом первенстве-2013 бронзу и, возможно, немножко успокоились, тем более что Ильиных и Кацалапов завершили тот чемпионат девятыми.

Катя с Дмитрием не стали работать меньше или хуже. Как и весь их тренерский штаб во главе с Александром Жулиным. Просто из этой совместной работы ушло что-то неуловимое – назовите это как угодно: фанатизм, запал, неизвестный науке вирус, лишающий людей способности видеть перед собой что-то иное, кроме великой цели. И все пошло немножко наперекосяк: скомканная из-за травмы летняя подготовка, программы, которые потребовали переделки, не очень удачные костюмы...

По сути у Кати с Дмитрием случилась та же самая история, что у олимпийских чемпионов: создать программу, которая по силе воздействия на зрителя била бы предыдущую, у них не получилось. Плюс – случилась ошибка.

Совершенно не исключаю, кстати, что на очень глубоком уровне подсознания и чуть раньше, чем было нужно, у Кати с Дмитрием появилось ощущение уже выполненной работы: золотые медали командного олимпийского турнира, в котором Боброва и Соловьев выступали с короткой программой, просто замкнули цепочку достижений, на которую уже были нанизаны четыре победы на чемпионатах России, два серебра и золото европейских первенств и пять чемпионатов мира, последний из которых завершился бронзовыми медалями.

А Ильиных и Кацалапов, несмотря на точно такое же, завоеванное в Сочи золото, только входили во вкус.

ЗА КАДРОМ

Когда несколько равных по силе спортсменов претендуют на одну-единственную медаль (а вакантной для большинства из них в Сочи оставалась лишь бронзовая), кто-то всегда остается в проигравших. Даже когда по сути не проиграл. За кадром, то есть в тени пьедестала, в этот вечер остались многие. Например, прекрасные канадские танцоры Кейтлин Уивер и Андре Поже. Кейтлин – изящная и очень трогательная девочка – каталась на чемпионате мира прошлого года с металлической пластиной, укрепляющей едва сросшуюся кость ноги. Каталась, улыбаясь, хотя вряд ли тогда кто-то из финалистов лучше, чем она, мог рассказать о боли, преодолении и спортивном мужестве. В Сочи канадцы остались седьмыми.

Можно было только предполагать, насколько сильно мечтали о медали Натали Пешала и Фабьен Бурза, выступающие уже на третьей Олимпиаде. Они и остались-то в спорте только ради этой гипотетической награды, хотя огромное количество людей рекомендовали им уйти раньше. Сначала после первой победы на европейском чемпионате в 2011-м. Потом через год – в 2012-м.

Французы ехали в Сочи с самой, пожалуй, трогательной, нежной и наиболее сложной из своих программ – «Маленьким принцем». И естественно, не хотели думать о том, что приедут на Игры просто потанцевать и закончить их на высокой, но одновременно с этим самой обидной позиции – четвертой.

Но как же красив был праздник, который устроили танцоры всему залу. И наверное, не так уж и важно, чего все это стоило им самим.

 

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru