Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Олимпийские игры - Сочи-2014 - Фигурное катание
ОБИДА СТАРОГО КОВБОЯ
Джереми Эбботт
Фото © Reuters
Сочи. Джереми Эбботт

11 февраля 2014

Двукратный олимпийский чемпион в танцах на льду Евгений Платов долго рассказывал мне во вторник на трибуне тренировочного катка о том, как ему понравился командный турнир.

– Я много раз катался на профессиональных чемпионатах и могу точно сказать: командные соревнования – это безумный драйв, – вспоминал он. – В мои времена там выступали совершенно уникальные фигуристы: Оксана Баюл, Илья Кулик, Оксана Казакова и Артур Дмитриев. Все мы вдруг стали ловить себя на мысли, что никогда еще столь остро не испытывали ответственности. Не какой-то абстрактной, а совершенно конкретной, перед конкретными людьми, которые провожают тебя на лед и которым ты должен посмотреть в глаза, вернувшись. А сам ты понимаешь, что проще умереть, провалиться сквозь лед, но ни в коем случае не стать тем самым человеком, о котором потом скажут, что он подвел команду. В Сочи я почувствовал все это вновь: видел, с какими лицами шли на лед спортсмены, как отчаянно они боролись. Разве это не классно?

– Согласна, – ответила фигуристу я. – Просто мне кажется, что наряду с множеством достоинств, в самом формате командного турнира есть большой недостаток.

– Какой же? – с интересом переспросил Платов.

– Он слишком сильно девальвирует понятие «олимпийский чемпион», а значит, и стоимость золотой олимпийской медали.

По лицу победителя двух Олимпиад пробежала тень

– Лучше бы вы этого не говорили, – покачал головой Евгений. – Если честно, то именно эту мысль я стараюсь от себя гнать. Просто не очень пока получается…

Тема разговора возникла отнюдь не случайно. Утром мне переслали интервью моего давнего и хорошего знакомого, двукратного олимпийского чемпиона, побеждавшего в одиночном катании в середине прошлого века американца Дика Баттона. Именно Баттон в свое время придумал и воплотил идею профессиональных чемпионатов мира, дав таким образом всем звездам, ушедшим из спорта, возможность продолжить карьеру на том самом уровне, к которому они привыкли за годы своих больших побед. Он же первым додумался до идеи командных поединков и ввел этот вид в программу своих чемпионатов.

В интервью Дик обрушился на сочинский командный турнир с несокрушимой страстью. Он поносил сам факт включения в олимпийский регламент подобного вида и его форму. Возможность заявлять запасных и то, что соревнования были проведены в столь неподходящие сроки – до начала личных стартов.

Читая высказывания легендарного американца я было вспомнила предсказание известного тренера Валентина Николаева: если командный олимпийский турнир выиграет Россия, на Западе тут же скажут, что он никому не интересен.

Но потом вдруг меня осенило: за обилием критических фраз крылось как раз то, что с болью в голосе озвучил Платов. А именно – глубочайшая обида. Ведь в тот момент, когда на шеи десяти россиян были повешены десять золотых кругляшей, и эту картинку увидел на экранах своих телевизоров весь мир, огромное количество фигуристов, побеждавших на Играх в разные годы в личном первенстве, почувствовали себя уязвленными до печенок.

Да и как, собственно, должен был чувствовать себя Баттон, видя, как полновесную олимпийскую медаль – пусть не золотую, а бронзовую – вешают на шею Джереми Эббота? Фигуриста, отвалявшего короткую программу так, что в личных соревнованиях он с таким выступлением стопроцентно вылетел бы из первой десятки. И вообще не катавшего произвольную?

Возможно, все дело в том, что мир фигурного катания крайне консервативен. Это не хорошо, и не плохо. Просто в этом мире очень много лет назад научились понимать и ценить истинную стоимость золотых олимпийских медалей. Никому из чемпионов эта медаль не доставалась легкой ценой. Картинка, когда на своей второй Олимпиаде – в Нагано – тот же Платов лежал в раздевалке поперек скамейки, и его рвало желчью от пережитого напряжения, будет стоять у меня в глазах до конца жизни.

У каждого из чемпионов, уверена, есть свои похожие воспоминания. Еще больше их у тех великих фигуристов, кто чемпионами не стал. У Мишель Кван, Курта Браунинга, Элвиса Стойко…

Я ни в коем случае не хочу сказать, что кто-то из тех, кто стоял на пьедестале в составе золотой российской десятки, не заслуживал победы. Но при этом прекрасно понимаю Баттона. Пусть даже 80-летний фигурнокатательный ковбой не сказал о своей обиде вслух.

 

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru