Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Олимпийские игры - Солт-Лейк-Сити 2002 - Фигурное катание
СВОИ СРЕДИ ЧУЖИХ, ЧУЖИЕ СРЕДИ СВОИХ
Оттавио Чикванта
Фото из архива Елены Вайцеховской
Солт-Лейк-Сити. Оттавио Чикванта

20 февраля 2000

Результаты олимпийского финала в танцах оказались в высшей степени ожидаемыми: первые восемь дуэтов заняли места в полном соответствии с расстановкой в обязательных и оригинальном танце. И в то же время тяжело припомнить какие-либо Игры, где борьба за медали проходила бы столь драматично и где вся призовая тройка в любой момент могла перетасоваться самым непредсказуемым образом.

ЛЕД ТРОНУЛСЯ

За несколько часов до начала соревнований в пресс-центре состоялась очередная встреча журналистов с президентом Международного союза конькобежцев (ИСУ) Оттавио Чинквантой. Президент озвучил свои соображения по модификации системы судейства в фигурном катании, главным пунктом в которой было не то, как и по каким критериям будут оцениваться программы спортсменов, а то, что выставлять оценки за катание в каждом виде будут 14 арбитров, в то время как в зачет пойдут всего лишь семь, выбранных случайным образом.

Что ж, хорошо уже то, что ИСУ был наконец вынужден признать: нынешняя система судейства в фигурном катании не просто несовершенна, но прогнила насквозь. И прежде всего это касается не парного катания, где, собственно, разыгрался главный скандал Игр, а танцев.

СГОВАРИВАТЬСЯ С НИМИ - СЕБЕ ДОРОЖЕ

Не думаю, что среди множества танцевальных арбитров, имеющих право обслуживать крупнейшие турниры, найдется хоть один, кто никогда в жизни не шел против своей совести, играя в те или иные коллективные игры. Представителей Фемиды, скорее, можно разделить на три категории. Первая и (вопреки существующему мнению) наименее многочисленная - люди, которые просто не понимают тонкостей фигурного катания, не в состоянии отличить один элемент от другого и, соответственно, выставляющие оценки по наитию. Такие, как правило, никогда не участвуют ни в каких закулисных играх. Сговариваться с ними - себе дороже.

Вторая группа состоит из арбитров, которые нажимают на кнопки пульта в полном соответствии с указаниями вышестоящего персонального начальства. Президента собственной федерации, например. И не испытывают при этом никаких угрызений совести. Потому что знают: не выполнишь установку - карьеру можно считать законченной.

В третью я бы зачислила тех, кто одновременно с нажатием на пульт нажимает себе на горло. При существующем положении дел за честность и принципиальность частенько приходится расплачиваться.

Революционность предложений Чинкванты на самом деле заключается не в критериях, которые будут разработаны, и не в компьютерном отборе оценок. Теперь о том, как судил тот или иной арбитр, не будет знать никто, кроме экспертов ИСУ, которые получат доступ к компьютерной дискете. Именно это позволяет надеяться, что революция в фигурном катании все-таки произойдет.

Казалось бы, после скандала в парном катании все арбитры напуганы настолько, что уже в оригинальном танце о необъективном судействе вообще не могло быть речи. Но зададим себе вопрос: как именно надо судить, чтобы не попасть под подозрение в необъективности? Ответ прост: так, как судил до этого. То есть оставить всех фигуристов на тех местах, которые они заняли в двух предыдущих выступлениях. Вот и вся объективность.

А ЖУК БЫЛ ПРАВ

В идеале танцевальные выступления вообще должны оценивать не одна, а две бригады судей. Потому что невозможно одновременно отмечать все технические преимущества и погрешности и одновременно делать вывод о том, насколько хорошо тому или иному дуэту удалось раскрыть характер танца и исполнить его составляющие «в музыку». Первая задача требует непрерывного слежения за коньками спортсменов и, соответственно, - максимально близкой позиции ко льду. Вторая, напротив, - достаточного расстояния от площадки. Целесообразно было бы вообще разделить такую бригаду на две части и посадить у противоположных сторон катка: не секрет, что баланс любого выступления танцоров сейчас резко сдвинут в сторону судейских позиций. Есть даже понятие: смотреть танцы с «лица» (то есть со стороны судей) или с «изнанки». Хорошо бы, чтобы в такой бригаде сидели люди, не только банально разбирающиеся в совпадении музыкальных тактов с набором телодвижений, но и способные оценить массу прочих вещей.

Оригинальность выбора музыки, например. Ведь когда из 24 дуэтов в испанском танце больше половины катаются под бессмертные вариации «Кармен», это говорит только о том, что тренеры и хореографы не удосужились как следует порыться в музыкальных архивах - взяли то, что лежит на поверхности.

«Технической» бригаде в таком случае предоставится полная свобода в воплощении замыслов Чинкванты. Не абстрактно оценивать увиденное, но в полном соответствии с конкретными градациями сложности, если таковые будут действительно разработаны и утверждены официально.

Чинкванта, сам того не ведая, додумался до идеи, за которую много лет назад бился покойный ныне Станислав Жук. Более того, выдающийся тренер потратил последние годы жизни на то, чтобы разработать уникальную таблицу элементов, с которой каждое движение на льду имело свою вполне определенную цену. Над тренером посмеивались, считая его усилия абсолютно тщетными, лишь сейчас стало ясно: если эта система заработает, можно будет наконец надеяться на то, что, например, в танцах оценки справедливо отразят фантастическое владение коньком и синхронность шагов болгаров Албены Денковой и Максима Ставийского, умопомрачительную сложность в сочетании с бешеной скоростью французов Изабель Делобель и Оливье Шонфельдера (права была их тренер Татьяна Тарасова, сказавшая, что она не в состоянии придумать таких элементов и связок, которые не могли бы выполнить ее подопечные), поддержки американцев Наоми Ланг и Петра Чернышева, массу прочих находок в исполнении самых разных пар. Французы, кстати, дважды (в оригинальном и произвольном танцах) упали именно из-за навороченности своих программ. Оценили, правда, не столько сложность, сколько падение, отдав фигуристам в финале 16-е место.

За риск танцоров можно только уважать. Из тех, кто не рискует, чемпионы не получаются. Вспомните нынешних чемпионов Марину Анисину и Гвендаля Пейзера, бившихся за место под солнцем шесть - восемь лет назад: не было турнира, где партнер бы не въезжал коньком в борт, не рассчитав скорости движения. Добившись признания, дуэт стал куда более осторожным.

Вот, собственно, мы и добрались до сути финальных событий.

ВСЕ КУВЫРКОМ

Анисиной и Пейзара изначально не повезло. С жеребьевкой. Они выступали первыми из пяти дуэтов сильнейшей группы. Ерунда, когда ты - действительно на голову сильнее соперников, и совсем другое дело, когда борьба идет ноздря в ноздрю. Тем более что произвольный танец французов был вовсе не так хорош, как оригинальный - испанское фламенко.

Именно такие соображения высказал мне на трибуне российский тренер Виктор Кудрявцев.

- Это скорее парное катание, из которого убраны прыжки и другие характерные элементы, - сказал он. - Мало танцевальных шагов, зато чересчур много длинных движений и затянутых поз.

Узнав о пресс-конференции Чинкванты и изложенных им идеях, тренер явно заинтересовался. Но тут же добавил:

- Не думаю, что в танцах это сильно изменит ситуацию. Слишком сильны стереотипы. Возьмите болгарскую пару. По своему катанию она гарантированно должна быть в первой шестерке. Но кто ее туда поставит? Если бы не Болгарию представляли - другое дело. А так - седьмое место. Будет вместо девяти судей четырнадцать - все по инерции поставят их на ту же позицию.

Мысль о том, что ход финальных действий пойдет по совершенно непредсказуемому направлению, шевельнулась именно после выступления Анисиной. Оценки не были безоговорочно чемпионскими, и это лучше, чем кто-либо другой, понимали, судя по лицам, сами фигуристы. Выставив французскому дуэту преимущественно 5,7 за технику катания, арбитры оставили себе такой простор для маневра, что при известном стечении обстоятельств Анисина и Пейзера вообще могли бы остаться с бронзой. Еще более низкие баллы получили (несмотря на замечательное исполнение произвольного танца) литовцы Маргарита Дробязко и Повилас Ванагас. И тут случилось первое ЧП. Маурицио Маргальо споткнулся в дорожке шагов и упал.

В этом танце итальянские фигуристы не допускали ни малейшей мысли, что могут ошибиться. Об этом после проката сказала Барбара Фузар-Поли. Собраться и докатать программу на прежней, очень высокой ноте спортсменам удалось. Но рыдания партнерши на льду, а затем и на скамейке в Kiss & Cry Corner, и предельно виноватое лицо ее партнера свидетельствовали о трагедии вселенского масштаба. Никто не сомневался: Шэ-Линн Бурн и Виктор Краатц, которые вышли на лед следом, уже знают - бронзовые медали Игр принадлежат им. Как минимум бронзовые.

ОШИБКА, ЗА КОТОРУЮ КАРАЮТ БЕСПОЩАДНО

Сколько же лет судьба готовила канадцам эту подлянку! По сути, они могли войти в призовую олимпийскую тройку еще четыре года назад в Нагано. На чемпионатах мира это получалось у дуэта четыре года подряд - с 96-го по 99-й. Но остались на тех Играх четвертыми. В Солт-Лейк-Сити Бурн и Краатц стабильно оставались на четвертой позиции на протяжении двух обязательных и оригинального танцев, но произвольное выступление должно было стать главным козырем. Не случайно же благодаря ему канадцы выиграли декабрьский финал «Гран-при». Да еще такой неожиданный подарок в виде падения основных соперников!

Как они упали сами - на последних секундах программы, сначала не понял никто. Более того, распластанные на льду тела навели было зрителей на мысль, что именно так все было задумано изначально. Лишь в повторе, на который даже нейтральным зрителям было больно смотреть со стороны, открылось очевидное: это - не просто случайное падение, как у того же Маргальо. Это - грубейшая ошибка. В поддержке, перекидывая через себя ШэЛинн, Краатц не удержал равновесия, и у него подкосились ноги. Следом шла вторая аналогичная связка, вот только после нее ставить партнершу было уже некуда - не позволяла высота. Можно было только положить фигуристку на лед. Что Краатц и сделал, рухнув рядом.

Сценически падение было обыграно великолепно. Вот только с точки зрения техники это называлось предельно просто: фигуристы не закончили программу. Ошибка, за которую в фигурном катании не просто наказывают, а беспощадно карают.

ВОСТОК ПРОТИВ ЗАПАДА - 6:3. И, УВЫ, 4:5

Заключительное выступление Ирины Лобачевой и Ильи Авербуха было великолепным. Думаю, в момент окончания программы с мечтой о золоте простились многие французы.
Накануне Илья совершенно откровенно сказал, что будет счастлив, если они с Ириной получат серебро. Но сколько же боли было в его глазах, когда на табло наконец загорелись оценки.

Российские фигуристы проиграли единственным судейским голосом. Состав бригады арбитров на первый взгляд был предельно выигрышным именно для них. В соответствии с неудержимым стремлением фигурнокатательной общественности изначально причислять танцевальных арбитров к западному или восточному блокам расклад бригады был 3:6. Германия, Швейцария и Италия против России, Литвы, Азербайджана, Болгарии, Украины и Польши. Что происходило в мозгах до предела запуганных скандалом судей перед тем, как выставить оценки российской паре, можно лишь догадываться. Скорее всего, могло получиться так: все те, кого за глаза причисляли к восточникам, до одури боялись, что их могут обвинить в пророссийском сговоре. И за исключением Аллы Шеховцовой, представляющей Россию, поставили Лобачеву и Авербуха на второе место. «Западники» же точно так же опасались, что обвинение в сговоре (только в пользу французского дуэта) ляжет на них. И единогласно вывели россиян в чемпионы. Получилось 4:5. Не в нашу пользу.

ЗА 26 ЛЕТ МЫ УСТУПИЛИ ЗОЛОТО В ТАНЦАХ ТОЛЬКО ДВА РАЗА

1976
Людмила ПАХОМОВА/Александр ГОРШКОВ СССР
Ирина МОИСЕЕВА/Андрей МИНЕНКОВ СССР
Коллин О'КОННОР/Джимми МИЛЛНЗ США

1980
Наталья ЛИНИЧУК/Геннадий КАРПОНОСОВ СССР
Кристина РЕГОЦИ/Андраш САЛАИ Венгрия
Ирина МОИСЕЕВА/Андрей МИНЕНКОВ СССР

1984
Джейн ТОРВИЛЛ/Кристофер ДИН Великобритания
Наталья БЕСТЕМЬЯНОВА/Андрей БУКИН СССР
Марина КЛИМОВА/Сергей ПОНОМАРЕНКО СССР

1988
Наталья БЕСТЕМЬЯНОВА/Андрей БУКИН СССР
Марина КЛИМОВА/Сергей ПОНОМАРЕНКО СССР
Трэйси УИЛСОН/Роберт МАККОЛЛ Канада

1992
Марина КЛИМОВА/Сергей ПОНОМАРЕНКО СНГ
Изабель ДЮШЕНЕ-ДИН/Поль ДЮШЕНЕ Франция
Майя УСОВА/Александр ЖУЛИН СНГ

1994
Оксана ГРИЩУК/Евгений ПЛАТОВ Россия
Майя УСОВА/Александр ЖУЛИН Россия
Джейн ТОРВИЛЛ/Кристофер ДИН Великобритания

1998
Оксана ГРИЩУК/Евгений ПЛАТОВ Россия
Анжелика КРЫЛОВА/Олег ОВСЯННИКОВ Россия
Марина АНИСИНА/Гвендаль ПЕЙЗЕРА Франция

2002
Марина АНИСИНА/Гвендаль ПЕЙЗЕРА Франция
Ирина ЛОБАЧЕВА/Илья АВЕРБУХ Россия
Барбара ФУЗАР-ПОЛИ/Маурицио МАРГАЛЬО Италия

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru