Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Олимпийские игры - Солт-Лейк-Сити 2002 - Фигурное катание
СУДЬИ ПОД ОБСТРЕЛОМ. ЗАЛП ПЕРВЫЙ
Елена Бережная и Антон Сихарулидзе
Фото из архива Елены Вайцеховской
на снимке Елена Бережная и Антон Сихарулидзе

15 февраля 2002

Судей нужно любить. Это первая заповедь, которую любой разумный тренер вбивает в голову ученика, если поле деятельности обоих лежит в границах субъективного вида спорта. К примеру, фигурного катания. Хотя список можно продолжить: гимнастика, синхронное плавание, фристайл, прыжки в воду, борьба - все те дисциплины, где результат определяют не секундомер и рулетка, а люди.

Когда я только начинала выступать в соревнованиях по прыжкам в воду, мой тренер Валентина Николаевна Дедова не уставала повторять:

- Хочешь выиграть - надо быть хоть в чем-то на голову выше соперников. Иначе результат может оказаться как в твою пользу, так и в чужую. И никогда не жалуйся на судейство, если допустила даже крохотную ошибку. Должна понимать: если уж дала повод для придирок, будь готова к тому, что накажут за нее по максимуму. Вообще никогда не жалуйся. Твоя задача - улыбаться, быть милой, воспитанной и приветливой. Не забывать причесываться перед прыжками и по возможности не раздражать окружающих своим видом и поведением даже вне бассейна.

Лишь много лет спустя я поняла, что моя олимпийская победа в Монреале в 76-м могла бы и не случиться, не будь той ежедневной внетренировочной дрессировки.

Все это вовсе не мелочи, как кажется на первый взгляд. Когда судья нажимает на кнопку пульта и ставит оценку на десятую долю балла выше, чем мог бы, никакого криминала в его действиях усмотреть невозможно. Минимальный люфт вполне легален. И он, бывает, диктуется симпатиями или антипатиями конкретного арбитра к тому или иному спортсмену.

Не спешите возмущаться. Речь не о том, справедливо такое положение вещей или нет. А о том, что в тех видах спорта, о которых идет речь, судейские (точнее, человеческие) пристрастия - были, есть и будут существовать всегда.

СПРАВЕДЛИВАЯ НЕСПРАВЕДЛИВОСТЬ

В спорте есть и другой критерий оценок. Между собой судьи и тренеры нередко именуют его «за выслугу лет». Впервые с этим я столкнулась тоже в прыжках в воду - на тех же Олимпийских играх в Монреале во время мужских состязаний на десятиметровой вышке. Золото тогда выиграл знаменитый итальянец Клаус Дибиаси. Самый заслуженный, многократный олимпийский чемпион и чемпион мира, самый уважаемый, к тому же выступающий в последний раз в карьере. С учетом всего этого не отдать ему победу не смогли. Хотя по всем техническим критериям итальянца вчистую перепрыгал 16-летний Грегори Луганис.

До сих пор помню, как безутешно рыдал американец, спрятавшись от всех в душевой кабине под вышкой. В течение следующих двенадцати лет он выиграл все соревнования, в которых выступал. Из-за неучастия американцев на Играх в Москве был лишен возможности стать олимпийским чемпионом как на трамплине, так и на вышке, но выиграл оба снаряда четыре года спустя в Лос-Анджелесе. На Играх в Сеуле, уже в 28-летнем возрасте, получил тяжелую травму головы, ударившись о трамплин в предварительных соревнованиях. Голову зашили прямо на бортике, после чего Луганис не только вошел в финальную восьмерку (с почти нулевой оценкой за неудачный прыжок), но и победил. А два дня спустя выиграл еще одну золотую медаль - на вышке.

Ту победу долго называли скандальной. Многие утверждали, что гораздо больше ее заслуживал юный китайский прыгун Сюн Ни. И что судьи попросту его обокрали, отдав золото американцу. Доля правды в тех заявлениях, безусловно, была. Но была и некая высшая спортивная справедливость. Ведь выдающемуся спортсмену просто вернули медаль, украденную у него стечением обстоятельств за двенадцать лет до этого.

Впрочем, за выслугу лет олимпийские золотые медали отдают не так часто. И тем не менее, когда силы соперников равны и арбитр колеблется в предпочтениях, он подсознательно учитывает гораздо больше факторов, чем техническое мастерство.

БРЕДОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

Для меня всегда было малопонятным правило, согласно которому на крупных турнирах судьи обязаны присутствовать на всех без исключения тренировках фигуристов. Объяснение мне дали, но невразумительное. Мол, арбитр должен заранее составить мнение о «подсудимых». Если человек безошибочно выполняет четверные прыжки, но во время выступления ошибся, - это одно. А вот если и в тренировках у него ничего не получалось - совсем другое.

С точки зрения здравого смысла - бред. В то же время - реальность. Значит, апеллировать бессмысленно. Остается играть по существующим правилам.

Кстати, даже среди официальных правил судейства в фигурном катании немало расплывчатого. Например, такая формулировка: «Запрещается неоправданно долго стоять на одном месте». Сразу возникает вопрос: неоправданно долго - это сколько? Три секунды, десять, минуту? Известного французского фигуриста Филиппа Канделоро много лет всячески наказывали за его знаменитое вращение на коленях. Мол, это не есть катание на коньках. В то же время танцоры сплошь и рядом елозят по льду разными частями тела, и все при этом считают: им можно. Образ такой.

Судейские скандалы в фигурном катании в большинстве случаев были связаны именно с танцами, где почти не существует четких критериев оценки. Восемь лет назад я писала о том, как незаслуженно лишили победы чемпионов мира российский дуэт Майю Усову и Александра Жулина. Приводила подробный анализ судейства, из которого было хорошо видно, каким образом пара, лучшая на тот момент, оказалась даже не на втором - на третьем месте. Но такие случаи, когда сговор налицо, в фигурном катании весьма редки. Другое дело, что в силу изначальной необъективности этого вида спорта сговор при желании можно усмотреть где угодно.

КТО С КЕМ СГОВОРИЛСЯ?

Взять тот же турнир нынешних Игр в парном катании. С точки зрения канадского общественного мнения, вроде бы все ясно: французский арбитр Мари-Рен Ле Гунь отдала свой голос российской паре за обещание россиян отдать голос своего судьи в танцах Марине Анисиной и Гвендалю Пейзера. Логично? Вполне. Поскольку на первое место в танцах претендуют четыре пары, а своего арбитра у Франции в этом виде программы нет, такая помощь может оказаться в прямом смысле на вес золота. Но небольшая деталь: среди этих четырех дуэтов есть и российский - Ирина Лобачева и Илья Авербух. Попробуйте угадать, кого при равном прокате поставит на первое место наш судья? Францию?

Почему бы не предположить, к примеру, другой вариант сговора - русско-китайский? Ведь Шэнь Сюе и Чжао Хунбо катались далеко не лучшим образом. Во всяком случае, гораздо хуже, чем чемпионы Европы Татьяна Тотьмянина и Максим Маринин. Однако арбитр от России Марина Саная отдала третье место им. Она же поставила на более высокое место, чем остальные судьи, два других китайских дуэта.

Рассуждаем дальше. Из протокола следует, что западная группа судейских войск в едином порыве тянула за уши американцев Киоко Ина и Джона Циммермана, пытаясь отодвинуть Тотьмянину и Маринина с и без того несправедливой четвертой позиции. Случайное совпадение?

А какой сумасшедший простор для домыслов предоставляет любой танцевальный протокол! Начитаешься - реакция одна: танцы - долой из олимпийской программы, всех судей - дисквалифицировать пожизненно.

Чокнуться можно, ей-богу.

Известный украинский тренер Валентин Николаев, с которым я беседовала незадолго до Игр, сказал: «В фигурном катании много несправедливости и грязи. И мощным пылесосом должны служить прежде всего совершенно четкие правила и критерии. Когда их нет, глупо во всем винить судей».

ЯГОДКИ ВПЕРЕДИ

Нельзя сказать, что Международный союз конькобежцев (ИСУ) не пытается изменить ситуацию. Постоянно, например, ведутся дискуссии, кто вообще должен судить соревнования - избранные профессионалы (представляющие, как правило, именно те страны, которые оспаривают награды) или совершенно нейтральные люди, не имеющие своего представительства в том или ином финале.

Слово «нейтральные» звучит, конечно, заманчиво. В то же время не раз случалось, что арбитр из какого-нибудь экзотического - с точки зрения фигурного катания - далека, попавший в бригаду только благодаря тому, что выучил теорию судейства и сдал экзаменационный минимум, на практике оказывался не в состоянии отличить три оборота от четырех или даже от двух. А ведь увидеть, с какого именно ребра выполнен прыжок и на какое фигурист приземлился при выезде, куда сложнее.

Лично мне катание Джеми Сале и Давида Пеллетье во вторничном финале Игр понравилось больше, чем катание Бережной и Сихарулидзе. При этом я вовсе не утверждаю, что с технической точки зрения канадцы были лучше россиян. Чтобы понять разницу, нужно сесть со специалистом перед телевизором (в идеале при этом показ должен быть замедленным), чтобы тот тыкал пальцем в экран и квалифицированно объяснял тонкости. С трибуны их не увидеть. Поэтому и воспринимать реакцию трибун всерьез стоит далеко не всегда. Как и винить во всем арбитров. У них и без этого достаточно нервная и не самая легкая работа.

С человеческой точки зрения представителей судейского корпуса в Солт-Лейк-Сити можно лишь пожалеть. За их действиями на линии наблюдают не только уполномоченные представители ИСУ, но и постоянно действующие видеокамеры. Арбитрам не рекомендуется переглядываться, чесаться, сморкаться, кашлять, поправлять галстуки или прически, вытирать пот с лица и вообще дотрагиваться до чего-либо, кроме пультов. Любые несанкционированные движения могут быть расценены как условный знак. Запрещается беседовать друг с другом на тренировках и вне их. Упаси Бог контактировать с журналистами! Под контактом, замечу, подразумевается даже простое приветствие или просьба вне очереди взять в буфете чашечку кофе.

Впрочем, пожалеть можно и всех фигуристов. Поддавшись на массовую истерию, ИСУ создал прецедент, который, если не пресечь его в корне, может обернуться непредсказуемыми последствиями. Все ведь только начинается. Выиграть в Солт-Лейк-Сити олимпийское золото вполне способны еще одни представители Канады - танцоры Шэ Линн Бурн и Виктор Краатц. Если они станут чемпионами, скандал вокруг парного катания, скорее всего, мгновенно затихнет. Но вероятность канадской победы невелика - силы равны, а судьи из Канады, который мог бы помочь, в бригаде нет.

Сдается мне, что в этом случае уже сейчас имеет смысл считать нынешний скандал с парами всего лишь генеральной репетицией.

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru