Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Олимпийские игры - Сидней-2000 - Плавание
MISSION IMPOSSIBLE
Александр Попов и Питер ван ден Хугенбанд
Фото © Александр Вильф
Сидней. Александр Попов и Питер ван ден Хугенбанд

21 сентября 2000

Вполне возможно, такого заплыва в истории мирового плавания еще не было. В 19.53 по сиднейскому времени четырехкратный олимпийский чемпион Александр Попов вышел на старт заплыва на 100 метров вольным стилем, чтобы сделать невероятное - отстоять свое звание сильнейшего спринтера мира на третьей Олимпиаде подряд. Через 48,69 после старта он коснулся финишной стенки вторым. Звание чемпиона перешло к голландцу Питеру ван ден Хугенбанду. Вот только вряд ли серебряную медаль российского пловца можно считать поражением.

АПАТИЯ НА СТАРТЕ, ТРАГИЧЕСКАЯ ТИШИНА НА ФИНИШЕ

«Золото» - слово завораживающее. Пока в предвкушении старта на стометровке болельщики и журналисты обсуждали судьбу главной медали плавательного турнира, вряд ли кому-нибудь в голову пришла мысль: а ведь ни одному пловцу-спринтеру в истории не удавалось, выиграв стометровку на двух Играх подряд, завоевать на третьих хоть какую-нибудь медаль. А ведь великих - что там, легендарных пловцов! - история эта, начиная с американца Джонни Вайсмюллера, знавала немало. «Серебро Попова можно смело приравнять даже не к золоту, а к платине», - сказал вчера один тренер.

Но все-таки первой реакцией после финиша было расстройство. Даже в пресс-центре, забитом под завязку австралийскими журналистами, на несколько мгновений воцарилась трагическая тишина. И поверьте, причиной этого было вовсе не поражение их соотечественника Майкла Клима. Австралийцы знают толк в плавании как никто другой. Поэтому и желали Попову победы, понимая, что ему в финале будет тяжелее всех.

Если просто посмотреть на результаты, вряд ли можно понять, что, собственно, произошло. 48,30 - результат ван ден Хугенбанда. 48,69 - Попова. Ничего особенного, учитывая, что мировой рекорд Клима, установленный в субботу на этой дистанции в эстафете, равнялся 48,18, а у голландца в полуфинале было и вовсе феноменальное время - 47,84.

Тренер Попова и Клима Геннадий Турецкий предсказывал призерам совсем иные скорости. «Все будет нормально», - сказал он при этом еще в субботу. Кого успокаивал? Не себя ли?

Нормально быть не могло ничего. Хотя бы по той причине, что любой олимпийский чемпион, вынужденный отстаивать свое звание, находится (в отличие от всех остальных) под чудовищным психологическим прессом. А когда знаешь, что то, что собираешься сделать, не удавалось еще никому и никогда, - это дополнительный стресс, который в девяноста девяти случаях из ста намертво блокирует психику.

Был еще один момент. Неудачи российской сборной в первые дни Игр подавляюще сказались на настроении всех, кто имел хоть какое-то отношение к команде. Попов не был исключением. Но при этом каждый считал своим долгом бросить пловцу при встрече: «На тебя - вся надежда». После необъяснимого для болельщиков поражения Романа Слуднова на дистанции 100 метров брассом Попов сказал: «Нельзя было позволять ему оставаться наедине со своими мыслями перед заплывом. Нужно было искать любые способы переключиться, отвлечься. А Ромка выходил из комнаты только в столовую и на тренировки. Остальное время сидел в одиночестве, обдумывая, как плыть. Вот и перегорел».

Думаю, не было российского болельщика, который на протяжении трех предшествующих финалу дней не прокручивал бы в голове варианты финального расклада на стометровке. А что творилось в голове у Попова? Тому, кто не проходил через подобные испытания сам, этого не понять. Представить, впрочем, можно. Геннадий Турецкий, постоянный тренер, друг и единомышленник, находился большую часть времени в расположении австралийской сборной. Рядом с Климом. Повод для ревности, согласитесь, чудовищный. Так же было и четыре года назад в Атланте, где контракт Турецкого со сборной Австралии запрещал ему даже приближаться к российскому ученику в бассейне. Вот только там Клим не был главным соперником Попова.

О чем думал Попов, наблюдая за тем, как рухнул его мировой рекорд в субботу? И через два дня - после фантастического полуфинального заплыва Питера ван ден Хугенбанда? Опять же не мог не думать о том, сумеет ли сам, если понадобится, показать такие же скорости.

Таких мыслей наверняка роилось множество.

Говорят, на Олимпийских играх стоит лишь на мгновение мысленно усомниться в своих силах - и поражение неизбежно. Это действительно так. Для того, чтобы после четырех лет каторжной работы выдать максимум возможного в единственно нужный период, исчисляемый секундами, должно сойтись воедино множество факторов. Сомнения и посторонние мысли способны изменить ход событий в корне.

«Больше всего меня удивило собственное состояние на старте, - сказал пловец после финиша. - Я не волновался. Совсем. Скорее была даже апатия, было оцепенение».

ПУГАЮЩИЙ ПРОГНОЗ ПАНКРАТОВА

Прогноз относительно спринтерского финала двукратного чемпиона Атланты Дениса Панкратова, с которым мы случайно столкнулись на трибуне, пугал. «Я давно не видел, чтобы Саша так вел себя, - сказал он. - Обычно Попов абсолютно спокоен, даже нахален. Сейчас было заметно, что он в чем-то сомневается. От него все ждут лишь победы, но, поверьте, будет необычайно тяжело даже попасть в призеры. Вряд ли он сможет бороться с ван ден Хугенбандом. Тот сейчас вне конкуренции. Клим почему-то не представляется мне серьезным соперником. Он мандражист. А вот другие очень опасны. Особенно швед Ларс Фроландер. Если он готов, не дрогнет ни при каких обстоятельствах».

В услышанное не хотелось верить.

«Дай Бог, чтобы я ошибся, - добавил Панкратов. - Ведь мне и самому страшно за Сашу...»

ПОПОВ БЫЛ ВЕЖЛИВ, ТУРЕЦКИЙ РАССУДИТЕЛЕН

Старт Попов сделал лучше всех. Идеально. Но через 50 метров на повороте был лишь шестым. Первым шел Клим с промежуточным результатом 23,12 - на 0,04 быстрее рекордного графика ван ден Хугенбанда.

«При такой борьбе никогда не бывает рекордных скоростей, - скажет он позже. - Все контролируют друг друга. И слишком велико напряжение, чтобы думать о том, как плывешь».

Потом был тот самый финиш...

Дожидаясь российского пловца в микст-зоне, журналисты гадали, остановится ли Попов у микрофонов, придет ли затем на пресс-конференцию, захочет ли разговаривать. Попов удивил и здесь. «Знаете, я с некоторых пор отношусь к спорту философски. Нельзя плавать и побеждать до скончания дней. Мы честно боролись, я сделал все, что мог, но Питер на этот раз оказался сильнее».

Безупречно вел себя пловец и на пресс-конференции. Шутил, на пару с чемпионом поддевал американца Гэри Холла, пришедшего в зал в вычурных темных очках. Отвечал исключительно доброжелательно, даже слегка задержался на выходе по просьбе журналистов-соотечественников. Один из вопросов со стороны англоговорящей публики был такой:

- Что вы чувствуете, выходя на старт с пловцами, которые по сравнению с вами - почти дети?

- Думаю, в этой ситуации нет ничего нового. По крайней мере я понял, с какими чувствами смотрели на меня в Барселоне остальные финалисты. Согласитесь, возраст сам по себе не может ни помочь выиграть, ни помешать победить.

Поздно вечером я по чистой случайности дозвонилась до Геннадия Турецкого (тренер предупреждал накануне, что держит телефон выключенным).

- Расстроились?

- В первые пять минут - да. А потом поймал себя на мысли, что совершенно спокойно начал думать о следующем выступлении. Да, хотелось выиграть. Но при таком накале страстей предсказать ход борьбы можно лишь до определенного этапа. Учитывая все это, могу безо всякого преувеличения сказать, что Сашина серебряная медаль не имеет цены. Вы никогда не задумывались, почему к нему так хорошо относятся, почему так уважают его? Да потому, что примеров подобного долголетия - на таком высоком и практически непрерывном уровне результатов (из 49 секунд он плавал стометровку раз 15) - в плавании еще не было. И думаю, вряд ли появятся в ближайшие несколько десятков лет.

- Но ведь победа была реальна.

- Может быть. А может - и нет. Я понял, что до золота мы не дотянемся, метров через 15 после поворота. Это был критический момент всего заплыва. Саша начал прибавлять, только вот получалось это не так быстро, как хотелось бы. У Питера вторая половина объективно сильнее.

- Потому что он моложе?

- Возраст ни при чем. Другое дело, идеальной формы нам достичь не удалось. Как и многим другим. Это тоже объяснимо. Перед Играми обычно получается слишком длительный период без соревнований. Для Саши это достаточно принципиально. Он привык набирать нужное состояние через старты. Организм благодаря этому переключается на другие обороты и, соответственно, скорости. Но в целом, повторяю, я доволен.

- Многие поспешили заподозрить ван ден Хугенбанда в нечестных методах борьбы. Слишком уж необъясним его прогресс на протяжении последних двух лет. Как и у голландки Инге де Брюин. Да и тренер у обоих один и тот же...

- Знаете, когда в плавании прорезается новый лидер, я тщательно отслеживаю динамику его результатов, смотрю, кто тренер, как и где человек работает. Но никогда не пытаюсь объяснить чужое превосходство использованием запрещенной фармакологии. Те, кто этим балуется, никогда не живут в спорте долго. Время все расставляет по своим местам. Вот, кстати, еще одна причина того, что Fair Play Попова ни у кого в мире не вызывает сомнений. Ну а что касается остального, давайте подождем - Игры-то не закончены.

- Не рискнете сделать прогноз на дистанцию 50 метров?

- Когда все плывут вплотную, кому-то одному тяжело вырваться - держит общая волна. Нужно не прозевать старт, решающим может оказаться касание... Попробуем.

Едва я положила трубку, вновь раздался звонок, а на дисплее мобильника неожиданно (стрелки часов перевалили за полночь) высветился номер Александра Попова.

- Почему не спите? - спросила я вместо приветствия.

- Так обещал ведь позвонить, - последовал бодрый ответ. - А после этого сразу ложусь.

- Как настроение?

- На удивление хорошее. Сейчас только начал осознавать, какой ценой далась мне эта медаль. И поверьте, она радует ничуть не меньше золотой. Слишком реально было оказаться за чертой призеров. Как это случилось с Климом. Всегда же говорил, что выступать на Играх далеко не так просто, как кажется со стороны. Сейчас вот заплыв свой еще раз посмотрел. Старт меня порадовал. Не зря в гимнастическом зале столько времени провел.

- Но ведь сразу после финиша, признайтесь, расстроились?

- Естественно. Не ожидал, что окажется настолько тяжело. Последние 10 метров уже не знал, как плыть. И удивился, что Питер плывет рядом. По всем показателям он должен был уйти подальше. Не одному мне, выходит, досталось. Когда вылез из воды, почувствовал, что дико болит левая сторона спины и правый бок. Сейчас вроде отошло. Снова как живой.

- Я уже успела проверить олимпийский сайт «СЭ», так что могу передать слова болельщиков. Они гордятся вами.

- Спасибо. Очень постараюсь порадовать их. Несколько минут назад, кстати, поздравлял Лешку Немова. Почему-то кажется, что полоса российского невезения закончилась.

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru