Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Олимпийские игры - Сидней-2000 - Плавание
8 МИРОВЫХ РЕКОРДОВ ЗА 2 ДНЯ!

18 сентября 2000

Уникальным получился в Сиднее первый день соревнований пловцов. В четырех финальных заплывах Игр было установлено пять мировых рекордов. Еще три были повержены на следующий день. 8 мировых рекордов на старте - фантастика! Такого количества высших достижений в течение двух дней за всю историю олимпийского плавания не случалось еще никогда. Только вот из россиян к этому каскаду рекордов отношение имеет лишь Геннадий Турецкий, давно уже работающий в Австралии.

ПИТ-СТОП ДЛЯ ЖУРНАЛИСТА

Для журналистов последние два дня перед открытием Олимпийских игр оказались сущим наказанием. Писать не о чем. Встретиться со спортсменами в высшей степени проблематично: разговаривать с корреспондентами и даже видеть их накануне главного старта четырехлетия, а то и всей жизни, не хочет никто.

Часто такое воспринимается, как блажь. Но спросите любого тренера, имеющего олимпийский опыт, что самое тяжелое на Играх, и услышите: последние сутки перед выступлением, когда риск «перегореть» повышается до максимума. Особенно у дебютантов.

Свой собственный дебют в сборной СССР по прыжкам в воду на чемпионате Европы-74 в Вене я запомнила на всю жизнь. Как только в официальном бассейне начались первые тренировки, появилось непреодолимое желание немедленно показать окружающим, как я умею прыгать. Более сложной программы на тот момент не было ни у кого в мире. Естественно, при каждом прыжке я старалась выжать из себя все.

Собираясь подняться на 10-метровую вышку в пятый или шестой раз и все больше фонтанируя эмоциями, я неожиданно ощутила резкий обжигающий удар ниже спины. Обернувшись, увидела одного из ветеранов команды, невозмутимо крутившего в руках резиновый шлепанец. Столь же невозмутимо, не обращая внимания на мои брызнувшие от боли и обиды слезы, он сказал: «Твои соревнования начнутся только через три дня. Так что прекрати выделываться!»

Тогда я была уверена, что не прощу публичного унижения никогда в жизни - багровый след от тапка продержался на бедре почти неделю. Сейчас понимаю: мне изначально повезло с учителями.

Самое страшное на Играх - потерять контроль над собственным состоянием. Такое, к сожалению, случается сплошь и рядом. Слишком велик ажиотаж вокруг соревнований. О предстоящем старте напоминает все: внимание болельщиков, чужие рекорды, победы и поражения, бесконечные телетрансляции. И журналисты, журналисты, журналисты.

Даже имеющий опыт трех Олимпиад и их 4-кратный чемпион Александр Попов, с которым мы разговаривали по телефону за пару недель до приезда в Сидней, заметил, что совершенно не читает газет и не включает дома телевизор: «Еще успею хлебнуть всеобщей истерии. Лучше позже».

По этой же причине, стараясь выбить из голов своих спортсменов ненужные накануне старта мысли, американские тренеры чуть ли не в насильственном порядке гоняли олимпийцев на дискотеки, к игровым автоматам, компьютерным играм - куда угодно, лишь бы человек ни на секунду не оставался наедине со своими мыслями. В ответ на мое удивление тем, что сборная США вышла на парад открытия в полном составе, включая тех, кому предстояло плыть уже на следующее утро, мне объяснили: «Пусть лучше слегка устанут, ругая руководителей на чем свет стоит (многие спортсмены участие в торжественной церемонии с многочасовым стоянием сначала под трибунами, а затем на поле, воспринимают как повинность), чем прокручивают предстоящее выступление в мозгах».

Один мой знакомый, много лет работающий в большом спорте, сказал как-то: «Ожидание важного старта - как пит-стоп в «Формуле-1». Когда успех зависит не столько от спортсмена, сколько от людей, которые его окружают - тренера, врача, массажиста, психолога, всей команды. И все мы в этот момент должны сработать быстро, четко и грамотно, чтобы наш спортсмен выдал на старте то, на что способен».

Бывает невероятно тяжело не задать вопрос, который вертится на языке. Например, о возможном раскладе предстоящего поединка, о соперниках. Но и задать его нельзя. Вдруг именно это станет причиной дополнительных сомнений и терзаний? Мне всегда было трудно понять американских коллег, руководствующихся прежде всего статьей Конституции и своим правом задавать любые вопросы в любое время. Возможно, они по-своему правы - не каждый способен задавить собственные амбиции и смириться с временной ролью обслуживающего персонала. Но овчинка, поверьте, стоит выделки: как ни крути, журналисты - тоже пит-стоп.

Яна КЛОЧКОВА: «ЦЕЛЫЙ МЕСЯЦ ПЛАВАЛА ВО СНЕ.
НО НЕ МОГЛА ПОНЯТЬ, ПРОИГРЫВАЮ ИЛИ ПОБЕЖДАЮ»

Самое первое золото Игр в плавании было завоевано легко и непринужденно. Украинка Яна Клочкова на 3 секунды обошла соперниц в предварительных соревнованиях, обнадежив и изрядно напугав своих болельщиков. Слишком непривычно было верить в реальность этой медали. Олимпийских побед в комплексном плавании никогда не было даже у могучего СССР. К тому же перед спортсменкой более чем реально замаячил мировой рекорд.

Победа не оказалась бы менее значимой и без рекорда, но действительность превзошла все ожидания - 4.33,59! Достижение китаянки Чен Янь превышено больше, чем на секунду.

Состояние чемпионки лучше всего иллюстрировала фотосъемка, сделанная на финише в автоматическим режиме. На первом стоп-кадре - Клочкова и ее главная соперница, румынка Беатрис Каслару сразу после финиша: две пары глаз, полные ожидания. На втором - Яна, сияющая от восторга и все еще не верящая в реальность происходящего, и расширившиеся от ужаса зрачки соперницы. На третьем - искаженное страданием лицо румынки: она финишировала даже не второй, а третьей.

Чемпионка же, едва выйдя из воды, шла, словно парила над кафельным полом, излучая вполне ощутимые волны внутреннего ликования.

- Боже, как я ждала этого момента! И как же трудно поверить, что все уже позади!

- Но вы так легко проплыли дистанцию утром.

- Действительно легко. И старалась не думать о финале. Вечером я, как правило, сбрасываю с предварительного результата 3-4 секунды, но, несмотря на это, мировой рекорд казался совсем нереальным.

- Соперниц побаивались?

- Как ни странно, нет.

- Получается, в победе были уверены с самого утра?

- Знаете, последние несколько недель мне постоянно снился один и тот же сон. Будто я прыгаю в воду, плыву - и проигрываю. И одновременно как бы наблюдаю за этим со стороны. А на финише понимаю, что плыла вовсе не я, а кто-то другой. И что нужно плыть снова. Вот только на этом месте каждый раз просыпалась. В ужасе. А в субботу проснулась с ощущением, что все будет в порядке.

Отпустив чемпионку отдыхать - Яне предстоит еще выступать на комплексной 200-метровке и на дистанции 800 м вольным стилем, я поспешила на поиски ее тренера Нины Кожух, с которой познакомилась более 20 лет назад - она помогала моему отцу, когда он был главным тренером советской сборной. Но встретиться удалось лишь утром следующего дня.

- Где тебя черти носят? Мы выиграли, понимаешь, выиграли! А тебя все нет и нет!

- Да вы, видимо, сразу побежали в деревню поздравления принимать.

- И правда, всю ночь нас поднимали - телеграммы получать. Холера их возьми!

- За что же так - болельщиков?

- Так ведь это сейчас все такие добрые - когда мы выиграли. А как что-то не получается, так со всех сторон шишки летят. И в первую очередь на тренеров.

- Кстати, где ваш муж? Или вы в Сиднее работаете с Яной одна?

- Нет, как можно! Когда Янка еще маленькая была, Саша мне настоятельно посоветовал обратить на нее особое внимание. Сейчас муж у нас и менеджер, и шофер, и психолог. Если что не ладится и я психовать начинаю, так он быстро нас с Янкой в чувство приводит. До этого мы с ним также вместе работали с Леной Заславской - она в свое время с рекордом страны выиграла Спартакиаду народов СССР. Была еще Наташа Попова - помнишь, она еще Брежневу письмо написала? Кстати, она первой в Союзе на 400-метровке комплексом выплыла из 5 минут. Однажды на всесоюзном чемпионате выиграла 5 золотых медалей с тремя рекордами страны.

Яна ведь тоже начинала не с комплекса, а с вольного стиля. Да и чемпионка Европы Оксана Веревка, пока у меня тренировалась, плавала в основном на спине. Прежде, чем переключиться на комплекс, мы с ней почти год ставили брасс. Если в этом стиле не поставлена техника, я в комплекс никого не выпускаю. Бессмысленно.

- Помнится, на чемпионате Европы в Хельсинки в июле вы сказали, что у Яны с брассом проблемы.

- Были. И очень серьезные. Специально для того, чтобы поставить технику, мы на месяц перед Играми поехали в Вену к Борису Зенову. Спрашивать-то я не стеснялась никогда. Тогда же показала Яне приблизительную раскладку того, как плыть в Сиднее. Ничего сверхъестественного. Если, конечно, привести брасс в порядок. Кролем Яна уплывет от кого угодно. На спине тоже. Знаешь, даже удивительно: ощущение такое, что мы не на Игры приехали, а так, на рядовой международный турнир. Никогда такого не было. А у меня олимпийский опыт аж с 76-го идет. Наверное, свою роль сыграло то, что мы привыкли очень много стартовать. В этом сезоне не поленилась посчитать: до Игр получилось 102 выступления.

- Не боялись перегрузиться?

- Так ведь не первый год работаем в таком режиме. В прошлом сезоне стартов набралось под сотню, до этого было по 50-60. Мне еще Гена Турецкий в свое время сказал, что старт - это лучшая тренировка. И лучший способ проверить, на что ты способен.

Геннадий ТУРЕЦКИЙ: «Я НЕ ДОМИНАТОР, А СЦЕНАРИСТ»

- Если бы я когда-нибудь поехал в Австралию, - сказал как-то мой знакомый тренер, - то первым делом купил бы себе шляпу. Чтобы снять ее перед Турецким!

Казалось бы, определить главного героя первого дня соревнований даже при столь феерическом шквале рекордов совсем несложно. В течение часа 17-летний австралиец Иан Торп получил сразу два золота и дважды стал рекордсменом мира, показав сначала 3.40,59 в заплыве на 400 м вольным стилем и затем удержав на последнем этапе эстафеты 4х100 м вольным стилем преимущество команды-хозяйки над фаворитом Игр сборной США - 3.13,67.

Но в той же эстафете случилось не менее впечатляющее событие. 48,18 в исполнении Майкла Клима на первом этапе - результат, превосходящий 6-летней давности достижение 4-кратного олимпийского чемпиона Александра Попова на 0,03.

И все же настоящий шок я испытала в воскресенье, поздравляя Геннадия Турецкого с рекордным заплывом ученика.

- А с эстафетой поздравить не хотите? - прищурился тренер. - Ведь там моих было четверо.

Не дав моему удивлению развиться, как писал Булгаков, до степени болезненного, Турецкий продолжил:

- В финале плыли двое - Клим и Эшли Каллас, и еще двое в утреннем заплыве - Тодд Пирсон и Эдам Пайн.

- Тогда прокомментируйте, пожалуйста, финал.

- Сценарий меня устроил. Когда на первом этапе человек плывет с мировым рекордом, это неизбежно убивает всех остальных. Майкл просто сломал этого американца. А ведь Эрвин считается сейчас в США одним из самых перспективных спринтеров. Его и поставили на первый этап, чтобы сделать отрыв.

- Получается, вы нацелили Клима на мировой рекорд?

- Я давно не ставлю своим спортсменам никаких задач перед заплывом. Их надо ставить на тренировках. Если работа сделана, спортсмены разберутся сами, как плыть.

- Что преобладало в ваших чувствах - радость от результата или сожаление, что пал рекорд другого вашего ученика Попова?

- С моей точки зрения, мировой рекорд на «сотне» давно уже должен равняться 47,5. Вопрос только в том, кто это сделает. Последние цифры моего телефона, как вам известно, 47-71. На этот результат Попов должен был выйти еще 4 года назад, если бы не травмы и операции. Не сделаем это сейчас, значит, сделают другие.

- Попов не расстроился, потеряв рекорд?

- Такие вещи могут его только завести. 48,18 - хороший результат, тем более что он был показан в очень тяжелой борьбе. Американцы ведь до старта публично заявляли, что разобьют нас, как гитары.

- Тактика борьбы заранее обговаривалась?

- Нет. К ней опять же приходишь намного раньше. Нельзя загружать спортсмена в последний момент. Надо, чтобы он был внутренне свободен. К примеру, если бы я сказал Майклу, что последние 25 метров он должен работать ногами баттерфляем, он бы голову сломал, думая, как именно это сделать. А в финале сам пришел к такому варианту.

- Не поняла. Он что, на финише плыл полубаттерфляем?

- Просто очень устал. Перестал соображать. И автоматом переключился на наиболее экономичный для себя вариант. У него, как у любого спортсмена, есть разного рода навыки, которыми он владеет в совершенстве. Например, плывет под водой 15 метров с поворота. Такого не может никто. А Майкл тренирует специально. Подобные штучки есть и у Попова. Не хочу пока о них рассказывать. Их, естественно, не всегда приходится использовать. Я, кстати, Саше частенько говорю: «Важно, чтобы не пришлось плыть 46,7. С остальным справимся».

- Он готов на столь высокий результат?

- Зависит от комбинации факторов. Главное - сам должен верить в реальность этого. Майкл, например, верил, что побьет рекорд, поэтому и побил.

- Психологическим состоянием Попова вы довольны?

- Давно уже не пытаюсь влезать в его состояние. Да и себя чувствую не доминатором, а скорее сценаристом. На сегодня сценарий нашей подготовки правильный. По нему мы работаем с ноября. Скажу вам еще такую вещь. Главное в достижении результата - не зацикливаться на конкретных личностях. Мол, этот - Клим, тот - Торп. Это психологически подавляет и ломает даже очень устойчивых спортсменов. Важно прежде всего понять, чего ты сам хочешь. И воспринимать соперников, просто как некие теоретические единицы. Так вот единицы эти сейчас толпятся в районе результата 48 с небольшим. А успех лежит несколько ниже 48.

- Чем вы объясняете столь бурное начало Игр: 5 мировых рекордов в четырех финалах первого дня! Такого я не припомню.

- Климат в Австралии для плавания очень хороший. Я, естественно, не имею в виду погоду.

ТРАГЕДИЯ ПОСЛЕДНИХ СУТОК

Рекордная традиция финалов оказалась прервана самым непредсказуемым и нелепым образом. Рекордсмен мира Роман Слуднов на дистанции 100 метров брассом финишировал третьим.
- Я не могу объяснить, что случилось, - произнес он, едва сдерживая слезы. - Вроде бы подготовка была идеальной, чувствовал себя прекрасно до самого старта. А прыгнул в воду - и почувствовал, что ничего не могу сделать. От меня просто уплыли.

«Сейчас будет гораздо труднее, чем в Атланте, - говорил незадолго до отъезда в Сидней главный тренер российской сборной Виктор Авдиенко. - Австралия - плавательная страна. Поэтому ажиотаж вокруг соревнований окажется чудовищным».

Возможно, эту фразу, но в прошедшем времени, предстоит услышать еще не раз. Только вот мне сдается, что ближе к истине был все-таки Турецкий, когда говорил про австралийский климат. Четыре года назад в Атланте, чему я была очевидцем, даже стены бассейна, казалось, сочились высокомерием, даже презрением американских болельщиков ко всем, за исключением своих спортсменов. Исключения не составляли ни волонтеры, ни газетчики, ни комментаторы. Отголоски тогдашнего хамства невольно вспомнились, как ни странно, во время церемонии открытия Игр в Сиднее. Едва появившись в створе стадиона, американцы принялись безостановочно делать непристойные жесты в стороны телекамер, трибун, соседних команд. Почти следом на поле появились хозяева. Элегантные, улыбчивые, выдержанные.

В Сиднее нет, пожалуй, ни одного иностранного журналиста, который не отметил бы в репортажах готовность хозяев помочь гостям в любой ситуации. «Эта нация любит и понимает спорт, - сказал Турецкий. - И умеет ценить и уважать не только свой успех».

Под сводами бассейна это чувствовалось постоянно. Думаю, подобная, в высшей степени доброжелательная аура и стала причиной рекордного шквала. Конечно, можно вспомнить про суперсовременные костюмы, разработанные фирмой Speedo и прочими производителями спортивной экипировки специально под сиднейские Игры. Новые технологии, безусловно, внесли свою лепту. Разноцветные, переливающиеся всеми цветами радуги, а также строгие синие и черно-белые, они создавали дополнительную атмосферу праздника и как бы подчеркивали, что отныне плавание вышло на совершенно иной уровень. Но определяющим был именно климат.

Но вернемся к российской сборной. Что-то произошло в течение последних суток. Ведь не случайно еще за 24 часа до старта все тренеры отмечали, что команда находится на редкость в хорошей форме. Но Сергей Остапчук не попал в полуфинал на дистанции 100 метров на спине - остался 18-м (56,26). Ольга Бакалдина оказалась лишь на строчку выше на стометровке брассом (1.10,53), Ирина Раевская (100 м н/с) приплыла лишь 29-й (1.04,76). Ближе всех к успеху (назвать таковым бронзу Слуднова не поворачивается язык) оказалась чемпионка мира в «короткой» воде Надежда Чемезова (400 м в/с) - 4.10,37 и 5-й результат в финале.

Да, дельфинистка Наталья Сутягина, стартовавшая в Сиднее одной из первых, дважды - в предварительном и полуфинальном заплывах - устанавливала рекорды страны. Дважды улучшал собственный рекорд на двухсотметровке вольным стилем и Андрей Капралов. Но вот беда - за четыре года именно в этих дисциплинах конкуренция выросла настолько, что, даже выступая на максимуме возможностей, о финале не приходилось мечтать. К примеру, десятый результат Игр на дистанции 100 метров баттерфляем у женщин оказался выше, чем время, показанное в Атланте чемпионкой - американкой Эми ван Дайкен. Рекорд голландки и чемпионки Игр-2000 Инги де Брюин и вовсе из разряда фантастических - 56,61.

Ну а в вольном стиле очередной мировой рекорд пал в первом же полуфинале под натиском голландца Питера ван ден Хугенбанда - 1.45,35. А во втором заплыве двукратный чемпион Игр Торп не дотянул до рекордной планки, поднятой новым рекордсменом, всего 0,02, затаив во взгляде явную жажду скорого реванша.

В субботней мужской эстафете 4х100 метров вольным стилем у россиян, не опускавшихся ниже олимпийского серебра с Игр 68-го, тоже не было никаких шансов. Даже в случае если бы каждый из них, кроме Попова, сбросил с личного рекорда по целой секунде, все равно до медалей они не дотянулись бы. Выражаясь словами Турецкого, успех лежит совсем в ином скоростном диапазоне. Так что дисквалификация и потеря седьмого места отнюдь не были поводом для расстройства.

Есть фраза, которой издавна принято оправдывать неудачи в плавании: «Первые два дня - не наши!». Вот только взгляд в протокол сухо свидетельствует: в третий день Игр Россия может надеяться лишь на то, что двукратный олимпийский чемпион Атланты Денис Панкратов прорвется через полуфинальный отбор. Ну и разве что ностальгически поболеть за Нину Живаневскую, выступающую за Испанию. Она пока имеет четвертый результат.

А в четвертый день Игр на старт выйдет Попов. Дай-то Бог…

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru