Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Олимпийские игры - Сидней-2000 - Современное пятиборье
ЧЕМ ТЯЖЕЛЕЕ, ТЕМ ЛУЧШЕ

2 августа 2000

Дмитрий Сватковский
Фото © Александр Вильф
Сидней. Дмитрий Сватковский

Золото в индивидуальном мужском пятиборье мы не выигрывали 20 лет. Последним советским чемпионом был Анатолий Старостин - на Играх-80 в Москве. От россиян же и в Барселоне, и в Атланте высшие награды уходили последний момент. Особенно драматично сложился финал Игр-96, в котором выступавший за Казахстан Александр Парыгин в заключительном номере программы, кроссе, обошел Эдуарда Зеновку на самом финише дистанции. И вот - победа. Дмитрий Сватковский финишировал в субботу в полном одиночестве. А ведь утром того дня он мечтал лишь о том, чтобы зацепиться хотя бы за бронзовую награду.

Досье «СЭ». Дмитрий СВАТКОВСКИЙ. Родился 27 ноября 1971 года в Москве. Живет там же. Рост - 190 см. Вес - 77 кг. В сборной страны по современному пятиборью с 1991 года. Победитель Олимпиады-2000, чемпионатов мира-94, 95, Кубков мира-94, 95, 97, 98. Второй призер ЧМ-97. Третий призер ЧМ-99. Закончил Московскую государственную академию физической культуры. Выступает за «Динамо». Женат, имеет дочь.

Российских журналистов на финальном виде пятиборья почти не было - их явно разочаровали итоги стрельбы, после которой у Сватковского был лишь 14-й результат. Одним из выстрелов Дмитрий выбил «шестерку», что немедленно отбросило его за черту претендентов на медали. Фехтование тоже сложилось для россиянина не лучшим образом. И несмотря на то, что впереди оставался наиболее непрогнозируемый конкур, многие коллеги сделали для себя вывод: на стадионе, где соревнуются пятиборцы, делать по большому счету нечего.

А напрасно. Когда лидеры готовились выйти на старт беговой дистанции, а на табло значилось, что Сватковский отстает от идущего первым Велизара Илиева из США на 19 секунд, вспомнились слова Игоря Сои, тренирующего Дмитрия больше 15 лет: «Дима - очень хороший бегун. Он способен отыграть в этом виде до 30 секунд у кого угодно».

Отставание Сватковский ликвидировал уже к концу первого из трех кругов дистанции. Какое-то время вплотную за ним держался венгр Габор Балог, что заставляло нервничать. Но россиянин чуть прибавил, и стало ясно: даже если повторится история Зеновки и спортсмен рухнет на финише, он даже ползком успеет пересечь линию первым.

Слишком долго и слишком трудно Сватковский шел к этому золоту. На Играх в Барселоне Старостин, Сватковский и Зеновка выиграли командное серебро. В Атланту же 24-летний Дмитрий ехал побеждать. Недаром к тому времени он дважды - в 94-м и 95-м - становился чемпионом мира и обладателем Кубков мира. Видимо, эти успехи и оказались слишком большим психологическим грузом. Спортсмен просто «перегорел».

Лучшим его результатом в новом олимпийском цикле стало серебро мирового чемпионата-97. Через год на очередном мировом первенстве Сватковский остался 9-м. Потом травмировал ахилл, перенес операцию и всего после 26 дней тренировок завоевал бронзовую медаль на чемпионате мира-99 в Будапеште. А в октябре того же года снова надорвал ахилл. Но все-таки добился права поехать в Сидней, показав седьмой результат на чемпионате мира-2000 в итальянском Песаро.

Вот и получилось, что накануне Игр на Сватковского не делали ставку ни тренеры сборной, ни он сам. Спросил, правда, Сою незадолго до вылета в Австралию: «Ну что, поедем за медалью?»

«За медалью мы уже ездили, - невозмутимо ответил тот. - В Атланту. Так что в Сидней едем тусоваться. Дискотеки, девочки, ночная жизнь - когда еще доведется этим в Австралии заняться?!»

- Я знал, что ни в коем случае не должен заводить с Димой разговор о возможных медалях, - говорил после соревнований тренер. - Ведь в Атланте его сожгло ожидание успеха. То, как складывался сезон, меня вполне устраивало. Нас не считали фаворитами. Честно говоря, после первых двух видов я и сам не предполагал, что бороться за золото реально. С другой стороны, интуитивно чувствовал, что если мы не завалим первые два вида, то все может обернуться самым непредсказуемым образом. В пятиборье ведь как был конь контрольно-пропускным видом, так и остался. Причем сыплются на нем преимущественно лидеры. Слишком большие напряжение и ответственность.

- Да, но стрельба и фехтование оказались провалены?

- Отнюдь. Я заранее рассчитал минимальный результат, с которым вполне можно продолжать борьбу. Не ниже 175 очков в стрельбе, 850 в фехтовании и под 1000 в конкуре. Получилось 176, 880 и 1070. До конкура было плавание, в котором мы показали блестящий результат, и я впервые задумался о том, что нам светит даже не бронза, а серебро. Ну а после того, как повезло с лошадкой, понял, что все в полном порядке.

Конь в пятиборье - история действительно отдельная. Ведь, если вспомнить, именно норовистое животное лишило золота в Атланте Эдуарда Зеновку. Да и до него примеров было хоть отбавляй. Ехать-то приходится почти втемную - после крайне непродолжительного знакомства с лошадью на разминке. И самое важное - успеть дать ей понять: не она является хозяйкой положения, не ей диктовать всаднику свои условия.

Лошадей австралийские организаторы подобрали пятиборцам на загляденье - рослых, статных. Особенно радовался конкурному жребию Янош Печак - тренер сильнейшего из американских пятиборцев Чэда Сениора. Не знаю уж, чем ему так глянулась гнедая Риверина, но во время жеребьевки он тихо причитал вслух: «Девяточку, ну пожалуйста...». Она и досталась американцу. Вот только ответной симпатии от Риверины Сениор так и не дождался - упал на дистанции вопреки официальной характеристике лошадки: «Хорошая, очень спокойная и покладистая прыгунья».

Уантабеджерри, доставшийся Сватковскому, пугал размерами и скрытой мощью .«Очень большой и честный», - лаконично значилось в описании.

- Меня не испугали размеры, - скажет потом Сватковский. - Перед Играми мы тренировались преимущественно на крупных лошадях. И уже на разминке я понял, что напарник у меня - то, что надо. Да, несколько мелких ошибок по ходу дистанции я все-таки сделал, но если бы не конь, неизвестно, чем закончились бы для меня Игры.

Ну а потом был тот самый бег.

- Нам не могло не повезти, - продолжал рассказывать Соя. - Даже самые неприятные моменты я пытался истолковать как счастливые приметы. Выиграл же Дмитрий Кубок мира в 94-м, выступая со сломанной рукой? Поэтому, узнав, что ахилл в очередной раз надо чистить, даже не расстроился. Чем нам тяжелее, тем в итоге лучше результат. Дочку-то у меня тоже за неделю до отъезда в Сидней прооперировали - вырезали вросший на ноге ноготь.

- Так, значит, олимпийская чемпионка в синхронном плавании Елена Соя...

- Да, да, родная дочь. За нее я, правда, волновался меньше, чем за Диму. Все-таки выступать в сильной команде несколько легче, чем биться в одиночку.

Сватковский упал на землю сразу же за линией финиша. Потом с трудом поднялся и с перекошенным от бессознательного крика лицом побрел, шатаясь по дорожке. И рухнул в объятия тренера, уткнувшись мокрым от пота и слез лицом в его плечо.

А ведь со стороны победа вовсе не казалась сложной.

- Я не рассчитывал на золото, - повторил чемпион слова Сои. - Искренне считал, что в моей ситуации бронза - уже достижение, а серебро - предел мечтаний. Поэтому результаты в первых двух видах и не вызвали у меня большого разочарования. Слава Богу, что соревнования в пятиборье сейчас проводятся в один день. Кто-то, знаю, жалуется, что это слишком тяжело. Но просто не представляю, как бы выдержал более длительное ожидание. Наверное, не сумел бы.

- О чем вы думали на пьедестале?

- Что обязательно отнесу свой чемпионский букет девчонкам, которым предстоит выступать в воскресенье. Это уже как примета, которая началась с батутистов. Они выиграли оба золота и отдали нам свои букеты. На счастье.

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru