Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Олимпийские игры - Рио-де-Жанейро-2016 - Плавание
Майкл Фелпс: 21-КРАТНЫЙ!
Майкл Фелпс
Фото © Reuters
Рио. Майкл Фелпс

9 августа 2016

Неудачный для России четвертый день плавательного турнира принес мировому плаванию очередное выдающееся достижение: сначала выиграв 200 метров баттерфляем легендарный американец Майкл Фелпс довел количество своих высших наград до двадцати, а спустя несколько минут добавил к послужному списку еще одно олимпийское золото, завоеванное в составе эстафеты 4х200 метров.

Национальные пристрастия – неважная штука на Олимпиадах. Они подсознательно сужают сектор интереса к происходящему, не позволяя порой увидеть главное. Увидеть и оценить по достоинству. Но после того, как в финал стометровки вольным стилем не сумел отобраться выступающий за Россию Владимир Морозов, пристрастия за ненадобностью отошли на второй план.

В этот момент на бортике и появился Фелпс.

Пока американец готовился к старту дистанции, которую должен был проиграть (интересно, сколько раз эти слова раздавались в адрес великого пловца в Рио?), я вспоминала, как восемь лет назад на Играх в Пекине в тот самый день, когда Майкл должен был превзойти легендарный рекорд Марка Спитца, а именно – выиграть восьмое золото в ходе одних Игр, живущий в Америке коллега слезно умолял меня отдать ему единственный, выделенный на нашу журналистскую бригаду билет в бассейн. Подарить ему возможность своими глазами увидеть, как плывет Фелпс и рушатся фантастические достижения.

Тогда я, помню, подумала, что возможность из года в год живьем наблюдать за элитой мирового плавания очень сильно «замыливает» взгляд. И зрелище начинает терять свою цену. Во вторник острота ощущений вернулась. Более того, стоило американскому пловцу прыгнуть в воду, как стало совершенно неважно, что высказавшись накануне в адрес Юлии Ефимовой он настроил против себя целую армию российских болельщиков, что сам он в промежутке между двумя Олимпиадами курил марихуану, ездил пьяным за рулем и вообще помышлял о том, чтобы свести счеты с жизнью. Неважно по большому счету было даже то, есть у Фелпса мозги или отсутствуют в принципе. Налицо было величие момента: самая тяжелая из существующих плавательная дистанция и великий пловец, ломающий ей хребет.

Вторая победа выглядела до смешного неприличной: благодаря товарищам по команде Майкл стартовал на заключительном этапе с большим отрывом от соперников и выглядел так, словно не плыл в олимпийском финале, а откупывался после чуть более напряженной, нежели обычная, тренировки. И, ей-богу, я счастлива, что это видела.

Когда американец получил свое 21-е золото и публика начала расходиться, я подошла к двукратному олимпийскому чемпиону Денису Панкратову.

– Все-таки Фелпс – везунчик, – сказал пловец. – Дело даже не в том, что он родился в «правильной» стране, благодаря чему половина его золотых медалей – эстафетные. Сегодня на двухсотметровке баттерфляем он выиграл три сотых. Если вспомнить его победу над Милорадом Чавичем в Пекине, там решающей стала одна сотая секунды. И таких побед достаточно много. А по-настоящему ярких – шесть или семь. Понятно, что любая олимпийская победа почетна, но для меня несоизмеримо выше достижения того же Косуке Китаджимы, который бился в брассе в одиночку против всего мира и выиграл в этом виде все дистанции на двух Олимпиадах подряд. Или двойные победы Яны Клочковой в комплексе в Сиднее и Афинах. Фелпс – безусловно, великий спортсмен, но он – американец.

– Неужели вас не удивила и не восхитила его победа на двухсотметровке баттерфляем?

– Меня удивил Ласло Чех, за которого я очень переживал. За три месяца, которые прошли после чемпионата Европы, Ласло потерял четыре секунды. Как? Где? Помешало волнение? Сомнительно. Фатальное невезение? Наверное, да. Во всяком случае он со своим лучшим результатом сезона в мире был последним претендентом на то, чтобы отнять у Фелпса победу на стометровке баттерфляем и лишить его двадцать четвертой медали.

– Почему двадцать четвертой?

– Потому что к концу Игр Фелпс должен стать 24-кратным. После сегодняшнего провала Чеха думаю, что и на «сотне» у него ничего не получится. История Фелпса, безусловно красивая. Но какая-то она... Неправильная, что ли.

– Да в чем неправильность-то?

– Ну как вам сказать... Райан Лохте великий? При том, что у него из шести золотых – пять эстафет? Понятно, что американская команда сильна, но величие отдельных спортсменов на мой взгляд сильно раздуто.

– А может быть, в вас просто говорит зависть, что сами вы не сумели найти мотивацию после выигранной в Атланте Олимпиады, а Фелпс триумфально выступает уже на четвертых Играх подряд?
– Зависти нет точно. Мне судьба дала достаточно много и даже сверх того. Я удивляюсь Фелпсу на самом деле. Весь мой скептицизм, который был до начала Игр, он развеял победой на двухсотметровке баттерфляем. С 2001 года он проигрывал эту дистанцию считанные разы. А она ведь очень тяжелая.

– Вас не покоробили высказывания Майкла в адрес Ефимовой?

– А мы разве любим его за то, что он говорит? Или все таки за то, что он делает в бассейне? Фелпс – такая фигура, о которой за пределами бассейна лучше не знать ничего.

– Почему?

– Потому что за пределами бассейна он курит марихуану, ездит пьяным, то есть абсолютно не является примером для подражания. В идеале его нужно поставить на пьедестал и изваять в бронзе. Потому что все, что Майкл Фелпс будет делать вне спорта, неизменно начнет разрушать его имидж. Не потому, что он плохой. А потому, что он – обычный. Со своими слабостями, глупостями, дурацкими высказываниями...

– Вы видели Майкла на трех Олимпиадах. Сейчас он стал лучше или хуже?

– Однозначно хуже. В 31 год спортсмены не бывают лучше, чем в 20. В 28 побеждали Владимир Сальников, Энтони Нести, Пабло Моралес, в 29 – Александр Попов. Фелпс подвинул и эту планку, выиграл в 31. Но его сегодняшние победы – это победы уже слегка заржавленного механизма, отдаленно напоминающего Фелпса в его лучшие годы. Уже не такой эффектный баттерфляй, полное отсутствие финиша. Думаю, что сегодняшняя личная медаль навсегда останется для него самой дорогой. Дороже всех остальных вместе взятых.

– А что будет на стометровке баттерфляем?

– Там у Фелпса есть целый ряд соперников, но после того, как все они получили «по ушам»... Чед ле Кло, возможно, заведется. А вот Чех не сможет – он уже сломлен. Безусловно, найдется еще кто-то, кто попытается выскочить из-за спины, но боюсь, что Фелпс уже поймал такой соревновательный кураж, противостоять которому уже никто не сможет.
– Вас не удивляет способность Фелпса так быстро восстанавливаться после нагрузок?

– Я видел, как тренируются американские спортсмены, как часто они стартуют. Это нормальная работа, к которой можно привыкнуть. Скажу больше: если я когда-нибудь узнаю, что Майкл Фелпс применяет допинг, я буду сильно разочарован.

– Почему?

– Потому что не хочется опошлять столь красивую легенду. Я как-то думал даже о том, что если бы Майкла поймали, я не хотел бы об этом знать. Этого не должно быть. Вообще. И к WADA у меня на самом деле единственная претензия: вы хотите бороться за чистоту спорта? Боритесь! Но делайте это до того, как спортсмены выходят на старт. Не так сложно добиться того, чтобы на старт выходили только чистые спортсмены – как это сейчас реализуется на примере России. Но не нужно разрушать легенды: махать пробами, протоколами и задним числом гадить целому миру в душу.


 

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru