Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Олимпийские игры - Рио-де-Жанейро-2016 - Комментарии
ИГРА НА ЧУЖОМ ПОЛЕ
Фото © AFP

19 июля 2016

Чемпион в спорте всегда бывает один. Остальные – проигравшие. В эту формулировку, если отбросить детали, прекрасно вписывается все то, что происходит сейчас вокруг российской команды. Мы проиграли, независимо от того, к какому решению придут в итоге Международный олимпийский комитет и многочисленные судебные инстанции, которые уже заняты или будут в ближайшем будущем заняты разбором частных российских случаев. Репутационные потери уже глобальны, время потеряно, под удар попало множество спортсменов и тренеров, значительная часть которых ни в чем не виновата. Но все это, к сожалению, уже частности, обсуждать которые как махать кулаками после драки.

Сама ситуация, в которой спорт теснейшим образом переплетается с политикой, а доказательная база отодвигается на второй план, не нова: в роли такого же проигравшего 18 лет назад оказался один из величайших спортивных руководителей за всю историю олимпийского спорта Хуан Антонио Самаранч. В 1998-м он публично заявил, что список запрещенных в спорте допинговых средств должен быть пересмотрен в сторону сокращения и что, на его взгляд, борьба с допингом ведется абсолютно не теми методами и средствами.

Поводом для подобного аявления послужил допинговый скандал на «Тур де Франс». По большому счету на той гонке произошло просто трагическое совпадение. Во Франции допинговые средства приравниваются к наркотическим, являются противозаконными. Соответственно спецслужбы страны просто проводили грандиозную антинаркотическую операцию, приурочив ее (что неудивительно) к самому заметному спортивному форуму, к которому приковано внимание всего мира. В предвкушении орденов, премий, повышений по службе и прочих благ спорт им был вообще побоку, в отличие от тех, кто вложил в гонку сотни миллионов долларов и, естественно, не собирался терпеть ситуацию, при которой выигрывают не те, кто сильнее, а те, кого не обыскали.

Мог ли Самаранч не понимать, что в таком же положении в любой момент может оказаться любое спортивное мероприятие? Наверняка он это понимал. Потому и решил не теряя времени созвать специальную сессию МОК с целью пересмотреть всю концепцию борьбы с допингом в спорте высших достижений.

Но у президента ничего тогда не получилось. Весьма вовремя возникло известное «дело о взятках» среди членов МОК, и Самаранчу попросту заткнули рот.

Все, что происходит сейчас, – лишь логическое продолжение той давней тенденции. В силу своей заметности олимпийский спорт – слишком соблазнительная площадка, чтобы ей не пользоваться для решения самых разных задач. Борьба за чистоту? Бросьте! Всемирное антидопинговое агентство как-то незаметно и уже достаточно давно превратилось в спецслужбу, действующую по неписаным законам всех спецслужб мира.

Парадокс в том, что ни одна спецслужба не заинтересована в тотальном искоренении врага. Главный интерес подобных формирований – в непрерывной и желательно как можно более длительной борьбе, поскольку это – и бюджеты, и награды, и перспектива, а кроме того – возможность вести достаточно интересную и обеспеченную жизнь даже на уровне рядовых курьеров, перевозящих пробирки с мочой бизнес-классом по всему земному шару.

Характерный факт: за все время существования агентства против его действий, несмотря на спорность и несовершенство применяемых методик, не выступила ни одна международная спортивная федерация. Себе дороже – обвинят в том, что поддерживаешь тех, кто нечист на руку. Хотя сейчас становится все более очевидно: единственная рабочая схема взаимодействия спецслужбы и органа, создавшего ее для своих целей, может заключаться в тотальном контроле со стороны «создателей». Иначе спецслужба просто выходит из-под контроля и начинает работать исключительно на себя и в своих интересах.

Именно это сейчас происходит с WADA. Агентство самостоятельно решает, что считать доказательством вины, само определяет весомость и надежность источников информации, не считая нужным предоставлять кому бы то ни было имеющиеся доказательства, и на этих основаниях берется давать публичные рекомендации МОК и международным спортивным федерациям: кого отстранять, кого допускать, а на кого распространять принцип коллективной ответственности. Другими словами, вместо того чтобы бороться за светлые олимпийские идеалы в соответствии с Олимпийской хартией, начинает самостоятельно определять, какими именно эти идеалы должны быть.

Это, согласитесь, уже не спорт, не медицина и не юриспруденция, а совершенно иные игры, как бы руководители WADA ни открещивались от этого. Просто у Самаранча хватило мужества хотя бы поднять вопрос. Хватит ли этого мужества у нынешних спортивных руководителей?

Президенту МОК Томасу Баху сейчас действительно не позавидуешь. Любой человек на высшей спортивной позиции, а тем более тот, кто сам становился олимпийским чемпионом и знает этому титулу цену, наверняка мечтает о том, чтобы поднять спорт на еще большую высоту, сделать его значимее и популярнее. Вместо этого мир вот уже который месяц следит не за спортом как таковым, предвкушая его кульминацию в Рио, а за действиями WADA – за их игрой.

Ну а то, что эта игра происходит сейчас вокруг России, совершенно не означает, что завтра не сменятся декорации.

 

 

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru