Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Олимпийские игры - Рио-де-Жанейро-2016 - Прыжки в воду
ОНИ СПОТКНУЛИСЬ...
Евгений Кузнецов и Илья Захаров
Фото © Reuters
Рио. Евгений Кузнецов и Илья Захаров

10 августа 2016

В главном для себя виде олимпийской программы трехкратные вице-чемпионы мира и обладатели серебра лондонских Игр Илья Захаров и Евгений Кузнецов остались без наград, заняв седьмое место

В среду над олимпийским парком пошел дождь и резко похолодало. В те времена, когда летние соревнования проводили исключительно в открытых бассейнах, подобную погоду было принято называть проклятием вида спорта. Любить ее меня научил старенький и американец корейского происхождения, двукратный олимпийский чемпион-вышечник Сэмми Ли, который в свое время тренировал великого Грега Луганиса и с которым я обожала вести всяческие беседы в бытность спортсменкой.

Когда я однажды посетовала на дождь, Сэмми сказал: «Зато в дождь не бывает ветра. Не слепит солнце. А то, что становится прохладно, так это тоже плюс: в жаркую погоду спортсмены менее тщательно разминаются. А мышцы на протяжении соревнований всегда должны быть хорошенько разогреты. Прыгуну, которые претендует на что-то серьезное, нельзя сидеть без движения ни минуты – такой уж у нас спорт: чуть застоялся, и мышцы сразу начинают терять чувствительность».

Сидя на трибуне олимпийского бассейна я мысленно продолжала вести беседу с Сэмом. Интересно, что бы он сказал по поводу внезапно позеленевшей и помутневшей за последние сутки воды? Наверное что-то вроде: «Это же классно! Голубая вода сливается с небом, сбивает ориентиры. Совсем другое дело – яркое зеленое пятно, которое прекрасно видно, когда крутишься в воздухе».

Вы все уже поняли, правда? Тому, чтобы пойти наконец в прыжках в воду в решающую атаку, в среду сопутствовало все.

С комментаторской трибуны за происходящим наблюдал серебряный призер московской Олимпиады Карлос Хирон.

– Вообще-то я – практикующий дантист, – сказал он едва поздоровавшись. – Держу свой плавательный клуб в Мехико-сити, имею клинику в столице и на побережье и вижу прыжки в воду в лучшем случае раз в год. Когда-то чуть больше года работал тренером в Испании, но быстро понял, что прыжки в воду – это не бизнес. И вернулся домой. А сейчас вот ловлю себя на мысли, что больше всего на свете хочу увидеть медаль наших парней. Бронзовую.

На вопрос, кому мой собеседник отводит первое и второе места, Хирон удивился: «Китайцам, конечно. И русским. Хотя я бы предпочел, чтобы первыми стали ваши парни».

Удивляться таким словам не стоило. Интрига прыжков в воду уже много лет в том, чтобы обыграть Китай. Неважно, какой национальности будет тот, кто сумеет. Главное – чтобы сумел. И за это болеют все.
Прокол у китайцев в синхронных прыжках с трамплина случился на Олимпийских играх лишь однажды – в 2004-м. В заключительном прыжке один из партнеров «завязался» в воздухе и китайский дуэт получил нулевую оценку. Почти сразу прыгуны были навсегда изгнаны из сборной, страница этой олимпийской истории перевернута и навсегда забыта, а отбор потенциальных бойцов в команду стал еще более жестким.

Олимпийский чемпион Лондона Илья Захаров и его напарник Евгений Кузнецов имели не так много шансов противостоять соперникам на равных. Четыре года назад на Играх в Лондоне, где Россия стала в этом виде программы второй, они банально были свежее и моложе. В плюс можно было бы записать опыт совместных выступлений, но тут ведь как посмотреть: на трех последних чемпионатах мира Захаров и Кузнецов становились вторыми, а Цинь Кай, выступавший с тремя разными партнерами, удостаивался золота. Да и в олимпийском формате Цао Юань был у Цинь Кая третьим. Собственно, как раз отсюда – от жесточайшей внутренней конкуренции и драконовской селекции произрастала китайская непобедимость и уверенность в себе. И что могли противопоставить им россияне, вынужденные годами вариться в собственном соку и тщательно оберегаемые от какого бы то ни было внутреннего соперничества?
Но драться за серебро они были обязаны: это даже не обсуждалось.

Вопрос сумеют, или нет, заключался на самом деле в одном единственном прыжке – двух с половиной оборотах вперед с тремя винтами. Изначально предполагалось, что этот сложнейший набор вращений станет козырем российской пары. Но наработать стабильность и синхронность в тренировках так и не удалось – слишком по-разному исполняли прыжок спортсмены. Поэтому элемент стал скорее жестом отчаяния: добавить одним махом к базовой сложности полбалла, а там уж ... Ну а вдруг повезет, в конце-то концов?

Ставка не сыграла. Сумма 62,01, полученная за исполнение, отбросила российский дуэт на предпоследнее, седьмое место с отставанием от китайцев почти на 30 баллов. Ирония судьбы заключалась в том, что дуэт из Поднебесной шел в этот момент лишь на третьем месте, а за золото спорили между собой англичане Джек Лоу/Крис Мирс и немцы Штефан Фек/Патрик Хаусдинк.

В предпоследней попытке Цао Юань/Цинь Кай вышли на вторую позицию и сократили отставание от англичан до 2,64. Единственный оставшийся вопрос заключался лишь в том, какой дуэт лучше справится с заключительной попыткой одинаковой сложности.

Этим дуэтом оказался американский. Сэм Дорман и Майк Хиксон ринулись в атаку на замаячивший перед ними шанс со страстью Терминатора: за свои 4,5 оборота вперед они набрали 98,04. Лоу и Мирс– 91,20 и бросились поздравлять друг друга, еще не зная о том, что через несколько минут на табло загорится убийственная для Китая оценка – 83,22...

Когда знаковые фигуры терпят на главных соревнованиях четырехлетия столь унизительное поражение, всегда хочется найти ответ: почему это случилось? Сказать, что поражения Захарова и Кузнецова ничто не предвещало, было бы большим лицемерием: результаты всего последнего сезона наводили на абсолютно обратные мысли. Другой вопрос, что по ходу сезона это категорически не хотел признавать главный тренер российской сборной Олег Зайцев. В своих интервью (а возможно и в докладах спортивному руководству) он любил повторять: «Все под контролем. Я знаю, что делаю».

На самом же деле за время своего руководства сборной Зайцев просто полностью вычерпал ресурс, который был оставлен ему предшественником -  Алексеем Евангуловым, уехавшим после Игр в Пекине работать в Англию. Восемь лет в прыжках в воду – большой срок. Достаточный, как выяснилось, для того, чтобы подготовить спортсменов, способных бороться за олимпийское золото. Во всяком случае в среду оно совершенно по делу досталось Джеку Лоу и Кристоферу Мирсу.

Именно Евангулов был тем самым человеком, кто, начав тренерскую карьеру в чужой стране, свел в одну команду прекрасного специалиста Джейн Фигуэйредо (она много лет работала с российскими трамплинистками Верой Ильиной и Юлией Пахалиной) и экс-чемпиона мира Тома Дэйли, когда дела у талантливого парня пошли наперекосяк.

Год назад, когда мы встретились с Евангуловым на чемпионате мира в Казани, он сказал, что не устает поражаться, как многого не знал о прыжках в воду. Что весь прыжковый мир давно и эффективно работает совершенно по иным методикам, нежели те, которые до сих пор стоят во главе угла в России.

Ноу-хау, объяснял Евангулов, касаются в прыжках в воду прежде всего подготовки тела. Для этого спортсмены работают со штангой, на тренажерах, развивая и закачивая нужные прыгуну группы мышц. У того же Дэйли разработкой комплексов спецподготовки занимается специалист-физиолог, работавшая в свое время с Карлом Льюисом. Подобные программы позволяют с математической точностью рассчитать, какими мышечными качествами и пропорциями должен обладать спортсмен для выполнения того или иного элемента. И если природные данные позволяют, успех в освоении прыжков ультра-си и наработки стабильности становится всего лишь вопросом времени.

Стоит ли удивляться тому, что в Англии, кроме Дэйли, реально претендующего в Рио на золото, появились Лоу и Мирс?

Допускаю, что триумфальный результат лондонской Олимпиады с золотой и серебряной медалями российских трамплинистов порядком вскружил голову руководителю команды. И что соблазн поверить в то, что теперь так будет всегда, оказался для Зайцева слишком велик. С одной стороны, Захаров с Кузнецовым ведь действительно заслужили исключительного к себе отношения. Но тщательно ограждаемые от какой бы то ни было внутренней конкуренции они должны были неминуемо начать терять качества. Хотя было понятно, что былой запас прочности, наработанный спортсменами даже не к Играм-2012, а раньше, позволит какое-то время держаться на плаву.

В июле в прыжках в воду разгорелся скандал: ради того, чтобы сохранить в сборной Кузнецова и Захарова, главный тренер не включил в состав команды спортсмена, выигравшего отборочный чемпионат страны. Тогда же известный в прошлом пловец, шестикратный чемпион мира Юрий Прилуков в сердцах написал в соцсетях: «Нельзя постоянно прикрывать задницу спортсменам! Они от этого вырастают «футболистами».

Грубо, да, и я вполне отдаю себе в этом отчет. Но то, что мы в среду увидели в олимпийском бассейне Рио, стало прямым следствием именно такой политики. Да и не только это: отсутствие российских спортсменок в женских синхронных видах, их абсолютная неконкурентоспособность – в личных дисциплинах, уже случившийся в Рио провал в синхроне на мужской десятиметровой вышке – звенья все той же цепи.

Расписавшись в собственной несостоятельности на трехметровом трамплине, Захаров и Кузнецов стали отнюдь не главными виновниками поражения. Скорее – заложниками: сначала в рамках сборной их целенаправленно лишили какой бы то ни было мотивации стремиться вперед, а затем стали требовать медалей в ситуации одного шанса из тысячи. Если допустить, что он вообще имелся - этот шанс. 

Дело ведь совершенно не в том, что Илья и Евгений ошиблись в сложнейшем и не слишком напрыганном в совместном режиме винтовом прыжке. В конце концов когда идешь ва-банк, надо понимать степень риска и делать на это поправку. Но вот лишь несколько цифр: за свой первый произвольный прыжок российский дуэт получил в среду  76,50. В Лондоне-2012 тот же самый элемент был выполнен на 84,66. Третья произвольная попытка принесла спортсменам ровно 63 балла. В Лондоне - 89,25. Заключительные 4,5 оборота были выполнены спортсменами на 78,66 против лондонских 100,32. Вместо многострадальных трех винтов Захаров и Кузнецов исполняли в своей «прошлой» олимпийской жизни 3,5 оборота назад. Прыгнули они эту комбинацию на тех Играх не бог весть как, но заработали 79,80. А героические три винта были оценены в Рио суммой 62,01.

Единственное, чем можно сейчас себя утешить, что в этом столь безрадостном и беспросветном финале мы не стали последними. Выиграли у Бразилии, допущенной к олимпийскому турниру исключительно на правах страны хозяйки.

Рио-де-Жанейро (Бразилия). Олимпийские игры. Мужчины. Трамплин 3 м. Синхронные прыжки. Финал. 1. Лоу/Мирс (Великобритания) – 454,32. 2. Дормен/Хиксон (США) – 450,21. 3. Цао Юань/Цинь Кай (Китай) – 443,70. 7. КУЗНЕЦОВ/ЗАХАРОВ (Россия) – 385,17

 

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru