Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Олимпийские игры - Пхенчхан-2018 - Фигурное катание
Ксения Столбова: ЕЕ РАСКОЛОТЫЙ ЛЕД
Ксения Столбова
фото © Владимир Песня
Ксения Столбова

8 февраля 2018 

Специальный корреспондент РИА Новости Елена Вайцеховская рассуждает в блоге редакции о том, как решение МОК лишило Олимпийские игры одной из самых ярких и харизматичных фигуристок мира, и приходит к грустному выводу, что это – к лучшему.

23 января - через день после окончания чемпионата Европы по фигурному катанию, где весь пьедестал в парном катании заняли российские дуэты, стало известно, что Международный олимпийский комитет отказал в приглашении на Игры в Пхенчхан достаточно большой группе спортсменов в числе которых оказались двое фигуристов – Иван Букин и Ксения Столбова. Оба спортсмена выразили намерение подать соответствующие иски в суд, но в Корее российский тренер Нина Мозер сказала журналистам: независимо от того, какое решение примет спортивный арбитражный суд в отношении Столбовой, фигуристка не намерена ехать в Корею вообще. Слишком болезненными оказались те унижения, через которые, в связи с решением МОК, ей пришлось пройти.

Незадолго до Олимпийских игр в Сочи известный тренер Валентин Николаев сказал в адрес Юлии Липницкой: «Ее прыжки – это 70 процентов характера и лишь 30 – техники». Такие же слова всегда можно было сказать и о Столбовой. После крайне неудачного для пары предолимпийского лета-2013 с двумя переломами на двоих (при том, что титул второго номера страны был достаточно прочно закреплен за Верой Базаровой и Юрием Ларионовым), Ксения выглядела в паре тем самым локомотивом, который способен смести со своего пути любые преграды. И ведь действительно сумела их смести: сначала завоевала вместе с партнером право представлять страну в командном турнире, затем блистательно там выступила, коротко и емко прокомментировав собственный результат словами: «Когда же еще, если не сейчас?».

За характер, собственно, я раз и навсегда в Сочи в нее влюбилась. Возможно, просто подсознательно понимала: этой девочке будет трудно всегда потому что она рождена для того, чтобы быть первой. Самой лучшей и самой яркой. А необходимость постоянно доказывать миру, что ты  лучший – тяжелейшая  ноша.

После Игр в Сочи, где Столбова и Климов выиграли произвольную программу в командном турнире и завоевали личное серебро, о них заговорили не меньше, чем о чемпионах – Татьяне Волосожар и Максиме Транькове. Наиболее сильно меня тогда потрясла реакция олимпийского чемпиона Ванкувера Эвана Лайсачека, с которым мы много общались на протяжении всего турнира фигуристов. Разыскав меня на трибуне прессы сразу после того, как спортивные пары завершили выступления в финале, американец потребовал немедленно научить его правильно произносить по-русски имя «Ксения», сказав при этом в адрес российских фигуристов: «Их ждет потрясающее будущее. Не сомневаюсь в этом ни секунды!»

Спустя месяц Столбова и Климов еще раз стали вторыми. Произошло это на мировом первенстве в Саитаме, чемпионское звание в пятый и последний раз в своей совместной карьере завоевали Алена Савченко и Робин Шелковы, так что результат россиян можно было безо всякой натяжки считать выдающимся. Но олимпийский расклад Сочи сидел занозой в мозгу: на Играх Столбова и Климов опередили немецкий дуэт в произвольной программе на семь с лишним баллов.

 В Саитаме двукратный олимпийский чемпион Артур Дмитриев произнес в адрес сильнейшей на тот момент российской пары слова, которые очень стоили того, чтобы к ним прислушаться.
– Ксения с Федором выдали на Олимпийских играх в Сочи гораздо больше, чем объективно были способны – для меня это очевидно, - сказал он. - Если разбирать их программу с точки зрения потенциала, она пока не позволяет решать максимальные задачи. Тройная подкрутка исполняется на грани допустимого, второй выброс хоть и исполняется в конце программы, но это выброс сальхов, а не флип – то есть имеет более низкую базовую стоимость. Каскад тоже недостаточно сложен – по сравнению с тем, что исполняют немцы. Когда спортсмены в ударе, как это было в Сочи, программа выглядит вполне конкурентоспособной, но на фоне даже небольшой усталости становится очевидно, что выигрывать с такой программой Ксении и Федору достаточно проблематично. Поэтому в Саитаме, если честно, я не ждал от них победы. Если ты намерен выигрывать, то должен всегда идти как бы на опережение. Да, в программе немцев тоже нет никакой особенной сложности. Но на их стороне есть много всего другого помимо катания. В том числе – титулы. Для того, чтобы погоня за такими соперниками была успешной, нужны дополнительные козыри. Нельзя догонять с тем же самым арсеналом…

Сама Ксения была заметно расстроена серебряной медалью. Разочарованно откликнулась на поздравления: «Если бы это было золото…». Но признала: объективно они с Федором вряд ли были способны выиграть: Олимпиада отняла слишком много сил, а сразу после Игр фигуристка сильно переболела. Поэтому и раскачиваться на продолжение работы пришлось долго. При этом Столбова и Климов уже никак не могли повлиять на запущенный в сознании болельщиков процесс: после того как люди становятся первыми (а второе место Ксении и Федора в Сочи было по умолчанию приравнено к победе), от них начинают ждать выдающихся результатов и выдающихся постановок. Так было всегда, причем не только в фигурном катании, тем более что после ухода со сцены Волосожар/Транькова и Савченко/Шелковы вице-чемпионы Игр формально стали первой парой мира.   

Наверное, все мы просто поспешили тогда посчитать Столбову и Климова недосягаемыми – слишком велика оказалась магия пары. До сих пор помню свой разговор с генеральным директором ФФККР Александром Коганом, который объяснял, почему считает Столбову и Климова уникальным дуэтом. Говорил о безграничном потенциале пары, об их очевидной возможности выполнять выбросы в четыре оборота и более сложные прыжки. Просто все это происходило уже после того, как стала явной достаточно настораживающая реальность: пара, сумевшая произвести столь сильное впечатление в Сочи, не совершила за последующий год ни одного шага вперед. В декабре 2014-го фигуристы проиграли финал «Гран-при» канадцам Меган Дюамэль/Эрику Редфорду, затем проиграли чемпионат Европы Юко Кавагути/Александру Смирнову. А потом и вовсе приняли решение экстренно завершить текущий сезон и начать подготовку к тому, чтобы уже следующей осенью появиться перед зрителями во всеоружии.

Нина Мозер, сообщившая журналистам о планах своей первой пары пропустить чемпионат мира, сказала тогда, что уже с апреля Ксения и Федор намерены приступить к отработке четверных выбросов и новых прыжковых каскадов. Почему с апреля, а не с февраля – раз уж сезон у фигуристов фактически закончен, так и осталось неясно, к тому же полностью реализовать задекларированные намерения не удалось и после: все, что сумели сделать Столбова и Климов к началу следующего сезона – это усложнить каскад и заменить двойной аксель тройным сальховом, подняв общую стоимость программы на 3,97. Просто для того, чтобы уверенно и мощно занять место лидеров, этим стоило озадачиться сразу после Олимпийских игр. А вышло так, что прогресс соперников в послеолимпийском сезоне оказался гораздо более заметным, и первая российская пара сразу стала выглядеть на их фоне не лучшим образом. Не говоря уже о том, что после двух обидных поражений подряд отказ от поездки на чемпионат мира было крайне трудно не расценивать, как банальную боязнь фигуристов проиграть еще раз.

Но год спустя скептики были посрамлены: Столбова и Климов одержали первую в карьере и совершенно великолепную большую победу – выиграли финал Гран-при, показав именно такое катание, которого от них ждали почти два года.

В репортаже с тех соревнований я тогда написала: «Если бы подопечные Нины Мозер допустили помарку хоть в одном из своих элементов, наверное, это могло бы послужить поводом для скептицизма. Но прокат получился безупречным. Не имело уже никакого значения, что программа россиян не так сложна, как та, что демонстрировали канадцы: Столбова и Климов более чем на десять баллов превысили свой олимпийский результат как в произвольной программе, так и в общем зачете. На тринадцать с лишним баллов подняли планку лучшего результата сезона, который до этого принадлежал канадскому дуэту. А главное показали, что они по-прежнему держат удар. Причем делают это блестяще».

Я никогда не говорила с Ксенией о том, что произошло с ней и Федором позже, в самом конце декабря того года. Но до сих пор не могу отделаться от интуитивного ощущения, что именно там кроется объяснение всей последующей цепочке неудач, первым звеном которой стал отказ выдающейся пары от выступления на чемпионате России-2015. Формально – из-за болезни партнера. Однако в фигурнокатательных кругах странным образом активизировались разговоры о том, что решение пропустить чемпионат было принято тренером и что оно – исключительно стратегическое. В том сезоне на лед вернулись Волосожар и Траньков и перед тренером, для которой олимпийские чемпионы были ее главной и совершенно особенной парой, вполне могла встать дилемма: как теперь быть? Выпустить на старт оба дуэта с большой вероятностью предполагая, что набравшие ход Столбова и Климов «разорвут» титулованных соперников, или бескровно развести учеников по разным турнирам, тем более что олимпийские чемпионы сразу дали понять, что участвовать в мировом первенстве в Бостоне вообще не входит в их планы.

Имелись ли под теми разговорами реальные основания, я не знаю. Как не знаю и того, насколько соответствовала действительности случайно оброненная Татьяной Тарасовой фраза о том, что Столбова так сильно рвалась в бой после выигранного финала Гран-при и настолько была раздосадована вынужденным пропуском важного для себя старта, что по собственной инициативе (и это виделось абсолютно в ее характере) принялась форсировать усложнение программы. Но поскольку мышцы фигуристов оказались к этому не готовы, все закончилось травмой партнера, и от участия в чемпионате Европы Ксения и Федор тоже были вынуждены отказаться.

Общаясь в ходе европейского первенства с журналистами Коган подчеркнул, что травма Климова не слишком серьезна и не потребует длительного решения. Этим генеральный директор ФФККР сам того не желая лишь дал толчок очередной порции слухов. О том, что никакой травмы на самом деле не было, просто фигуристов под благовидным предлогом в очередной раз убрали с дороги Волосожар и Транькова – чтобы дать тем возможность завершить карьеру победителями. 

На самом деле было достаточно второстепенно, какая из версий соответствует действительности. Отказом от участия во вторых важных соревнованиях подряд фигуристы поставили себя на некую грань, балансировать на которой – сомнительное удовольствие для спортсмена – тем более что за спиной Ксении и Федора вовсю продолжали набирать опыт и титулы Евгения Тарасова и Владимир Морозов.
Ну а дальше все вообще пошло наперекосяк: до руководителей ФФККР видимо, наконец дошло, что в парном катании страна может лишиться квот на следующий сезон, в связи с чем все три пары Нины Мозер были обязаны лететь на чемпионат мира. Результат оказался плачевным: Столбова и Климов остались четвертыми, Волосожар и Траньков – шестыми.

Мне показалось, что Столбова внутренне надломилась именно тогда – она даже внешне стала другой. От девочки, мечтавшей в Сочи положить весь мир к своим ногам, осталась лишь оболочка.

Высказывания в адрес спортсменки стали приобретать с того момента несколько иную тональность. Вслух ей по-прежнему не отказывали в яркости и харизматичности, признавая, что в мире так и не появилось партнерши, способной до такой степени фокусировать на себе внимание зала (и это действительно было правдой), но при этом за глаза постоянно критиковали. За своеволие, эгоизм, тяжелый характер, нежелание считаться с окружающими – то есть за все те качества, что отличают в спорте почти всех выдающихся спортсменов. И на что принято закрывать глаза до тех пор, пока человек побеждает.

По иронии судьбы отстранение Столбовой от участия в Играх-2018 (если верить той информации, что просочилась в прессу) было связано вовсе не с допинговым, а с дисциплинарным нарушением: офицеры WADA, приехавшие провести внесоревновательный контроль, не застали фигуристку на месте, и она получила предупреждение – не слишком критичное в «мирной» жизни, но оказавшееся роковым в нынешних реалиях объявленной России войны.

Эмоциональную реакция спортсменки и ее решение не ехать в Корею даже в том случае, если вдруг произойдет чудо, и CAS встанет на ее сторону, заставив МОК изменить свое решение, вполне можно расценить в нынешней ситуации как холодный  расчет: единственный турнир, в котором Ксения Столбова и Федор Климов могли бы реально быть на Играх конкурентоспособны – это командные соревнования. Серебряные награды, завоеванные фигуристами в январе этого года на чемпионате Европы в Москве вряд ли способны кого-то обмануть: катались фигуристы не настолько хорошо, чтобы всерьез связывать с их личным выступлением в Пхенчхане какие-то надежды. Но в том,  что касается командного турнира, меня до сих пор не покидает чувство отчаянной, невосполнимой потери. Очень уж хочется верить в то, что, не случись этого идиотского, ничем не оправданного и необоснованного отстранения выдающейся фигуристки от Игр, в командном турнире она наверняка взяла бы на себя ту роль, которую в Сочи блистательно исполнил Евгений Плющенко. В перспективу его конкурентоспособности на тех Играх не верил вообще никто – что бы ни говорили по этому поводу сейчас. Даже опытнейший специалист одиночного катания Виктор Кудрявцев авторитетно заявил тогда накануне соревнований, что, если не произойдет никаких неожиданных сюрпризов, Евгений закончит выступления с четвертым или пятым результатом. А Плющенко принес команде 19 очков из двадцати возможных, выиграв произвольную программу и став вторым в короткой.

С другой стороны, я совершенно не уверена в том, что хотела бы увидеть, как в личном соперничестве с большинством сильнейших пар  Столбова с Климовым окажутся несостоятельными. Слишком сильно на Играх в Сочи в душу врезалась отчаянная двадцатидвухлетняя девушка, готовая разорвать мир на кусочки ради того, чтобы стать первой. Когда такие спортсмены оказываются вне игры – не важно, по своей или чужой вине, на это невозможно смотреть без сострадания. А Столбова не заслужила, чтобы ее жалели – для этого она слишком сильный и цельный человек.

Так что возможно, все к лучшему, как бы жестоко это сейчас ни звучало.     

 

 

 

 

 

 

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru