Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Олимпийские игры - Пхенчхан-2018 - Фигурное катание
НЕ СПЕШИТЕ РУГАТЬ ЧАНА

9 февраля 2018

Патрик Чан
Фото © Александр Вильф
Патрик Чан

Специальный корреспондент РИА Новости, олимпийская чемпионка Елена Вайцеховская старается найти объяснения тому, что произошло в мужской части командного турнира – и не находит их.

Вы спросите, при чем тут Патрик Чан? Только при том, что в сильнейшей разминке он был первым. Первым, кому не удалось сделать то, что должен, и чье выступление напомнило: это – Олимпийские игры. Самый страшный и самый непредсказуемый из всех существующих стартов.
Для кого-то он становится самым счастливым, но это точно не случай трехкратного чемпиона мира. Канадец завоевал две серебряные медали в Ванкувере, но с точки зрения катания, как такового, был там, мягко говоря, неубедителен. Если же к этим воспоминаниям добавить ванкуверские, все  идеально укладывается в стандартную для большинства атлетов формулировку: «Не держат нервы».

Эту характеристику отдельно взятого спортсмена можно было бы воспринять всерьез, если бы Чан так и остался единственным неудачником, не выдержавшим накала состязаний. Но его прокат был лишь началом. 

«Почему вы так любите сравнивать Олимпийские игры с войной? Война – это ведь совсем другое», – спросил меня как-то знакомый. Вступать в дискуссию по переписке я не стала – слишком долго пришлось бы объяснять, что разница между двумя этими ипостасями вовсе невелика. Очень многие сопутствующие аспекты в том, что касается нечеловеческого напряжения, способности переносить боль и лишения, умение жертвовать собой, наконец, на Олимпийских играх таковы, что представить подобное в обычной жизни нормальному человеку просто не придет в голову. А на войне – запросто. Наверное, поэтому, чемпионами Олимпиад нередко становятся либо все повидавшие, матерые бойцы, либо совсем юные атлеты – дети, лишенные чувства страха и самосохранения.

В 1994-м, после того, как на Олимпийских играх в Лиллехамере золото в одиночном катании, выступая с рассеченной чужим коньком ногой, выиграла 16-летняя Оксана Баюл, один из ее двух тренеров Валентин Николаев сказал мне:

«Все отличие Олимпийских игр от любого другого крупного турнира заключается лишь в отсутствии рекламы на бортах. Судьи те же, участники те же, программы те же. А турнир совершенно другой. И напряжение на этом турнире не сравнимо ни с чем. Когда начинается сильнейшая разминка, в раздевалке даже спортсмены стараются не задерживаться. Потому что там - лиловый воздух ненависти. Между людьми, которые в обычной жизни - друзья. Но это - не человеческая ненависть, - а ненависть к сопернику. У меня есть фотография, сделанная в Лиллехаммере за несколько минут до произвольной программы Оксаны Баюл, когда я в одиночестве курил в душевой. Кто-то из ребят зашел, щелкнул камерой - я не успел даже сообразить что к чему. Найду - покажу вам обязательно. Сами и взглянете. На человека, хорошо одетого, в приличном костюме, с бабочкой, И на эту рожу. Которую любой ценой надо спрятать подальше и выйти к своему спортсмену. Чтобы тому даже в голову не пришло, какой ужас сидит у тебя внутри. Потому что передается это состояние на тысячу процентов. Мгновенно. Знаете, как мне было холодно, когда Галя Змиевская сразу после Игр в Лиллехаммере уехала в Америку, и я остался у борта один? Мы 12 лет стояли там вместе. Стоило нашему спортсмену поехать, она не просто облокачивалась, въезжала в меня, как бульдозер. А я прижимался к ней. Потому что обоих колдобило так, что стоять без опоры было просто невозможно…»

С тех пор в сути Олимпийских игр не изменилось ровным счетом ничего. Игры выматывают, выжигают, они способны раздавить любого человека, попавшего в этот котел с мыслью: «Подумаешь, такие же соревнования, как и любые другие».

Не верите? Тогда просто возьмите в руки мужской протокол. И попробуйте объяснить себе, что случилось, например, с Натаном Ченом, который никогда в жизни вообще не делал «бабочки»? А в Пхенчхане сделал – вместо второго четверного прыжка. До этого прыгнул двойной тулуп вместо тройного – в каскаде, в связи с чем второй двойной тулуп ему не засчитали. Затем Чен упал с тройного акселя, а до него дважды упал Чан. А еще раньше  – китаец Хань Янь, закончивший короткую программу тоже с двумя падениями.

Михаил Коляда – отдельная история. На свою первую войну они с тренером Валентиной Чеботаревой угодили, словно туристы в легких курточках на корейский, проедающий до костей мороз. И совершили одну из самых распространенных для новичков ошибок: отсоревновались за день до того, как это было нужно – на официальной тренировке, показав все, на что способны.

Способны были на многое. Но – вчера. А в день соревнований – самый, возможно, важный день в спортивной жизни, у Коляды отказало все: ноги, нервы, голова. И российский «забойщик», которому по замыслу вменялось амплуа наиболее надежного звена команды, стал режиссером фильма ужасов для всей страны. И исполнителем главной роли заодно.

Накануне выступления президент ФФККР и олимпийский чемпион Александр Горшков заявил журналистам, что ставка в командном турнире сделана на опытных спортсменов, имеющих авторитет у арбитров. Татьяна Тарасова, в послужном тренерском списке которой семь выигранных Олимпиад, задала по этому поводу всего один вопрос: «Как можно было доверить исполнение короткой программы спортсмену, который ни разу за сезон не откатал ее чисто»?

Скажете, слишком жестоко? Не соглашусь.  Потому что Тарасова, как никто иной, знает: Игры - это – война. Где у тренеров своя, ничуть не менее сложная задача, чем у их подопечных: сделать все возможное для того, чтобы твой питомец вернулся с поля боя если не с победой, то хотя бы живой. А не растоптанный, не растерзанный в клочья. 

Помните, знаменитую фразу Ричарда Кренна - полковника «Зеленых беретов» в боевике «Первая кровь»? Ту самую, что была адресована шерифу местной полиции: «Вы, кажется, не поняли: я пришел не за тем, чтобы спасти своего мальчика. А за тем, чтобы спасти вас – от него». Кто сейчас способен произнести нечто подобное в адрес своих спортсменов? Этери Тутберидзе? С одной стороны – да. С другой, мы пока еще тоже не ведаем, чем обернется олимпийское пекло для Алины Загитовой и Жени Медведевой. Обе не знают, что такое Игры, но может оно и к лучшему: иногда этого действительно лучше не знать.

А так – конечно же не война. Не стреляют…

 

 

 

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru