Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Олимпийские игры - Пхенчхан-2018 - Биатлон
НЕВЕРОЯТНАЯ ДАЛЬМАЙЕР И НАСТОЯЩИЙ ФУРКАД

12 февраля 2018

Лаура Дальмайер
Фото © Алексей Филиппов
Лаура Дальмайер

Лаура Дальмайер, которая в субботу одержала победу в спринтерской гонке, в понедельник завоевала вторую золотую медаль, попутно записав на свой счет  уникальное достижение: стала первой спортсменкой в истории женского биатлона, кому удалось в рамках одних Игр выиграть спринт и гонку преследования. В мужском пасьюте свою первую победу одержал двукратный олимпийский чемпион Мартен Фуркад.

При достаточно частых золотых дублях в «связке» (так спортсмены обычно называют спринт и гонку преследования), на этапах кубка мира, подобное достижение на Олимпийских играх – абсолютный раритет. За последние двадцать лет подобное случилось лишь однажды – в 2002 году на Играх в Солт-Лейк-Сити. А с учетом того, что этот вид программы вошел в программу Олимпиад в 2002-м, то можно смело заносить прецедент в историю биатлона как единственный и уникальный.

Автором двойной победы на Играх в Солт-Лейк-Сити стал Уле Эйнар Бьерндален, находившийся в те годы в самом расцвете своей карьеры. А вот далее связка не покорялась никому. Анастасия Кузьмина, выигравшая спринт в Ванкувере и Сочи, финишировала в пасьюте-2010 второй, а четыре года спустя осталась без наград, показав шестое время. Бьёрндален, выиграв вторую спринтерскую золотую медаль в Сочи, теоретически был способен повторить свой результат-2002, но остался в гонке преследования за пределами пьедестала. Не удалось сделать дубль и чемпиону Ванкувера в спринте Винсенту Жею - он финишировал во второй гонке третьим.

46 секунд – именно такое расстояние разделило в гонке преследования олимпийскую чемпионку Сочи в этой дисциплине Дарью Домрачеву и Лауру Дальмайер. Почему-то верилось, что Даша обязательно примет это соперничество: была же здесь, в Пхенчхане история, когда совсем еще неопытная 22-летняя Домрачева, выступая на своем первом мировом первенстве, финишировала в спринте 53-й, а в пасьюте отыграла 48 позиций и показала пятое время, отстав от шведки Хелены Экхольм на 39,1.

С тех самых пор тактика «прыжка из-за спины» стала визитной карточкой Домрачевой. Первую из своих трех побед в Сочи – как раз в гонке преследования – Домрачева реализовала именно таким образом, прыгнув на первое место с девятой позиции. На одном из первых послеолимпийских этапов Кубка мира в словенской Поклюке она играючи перебралась с 28-й позиции на четвертую. В Контиолахти неделей позже стала второй в пасьюте, стартовав 37-й. Через год на этом же стадионе проводился чемпионат мира, где Дарья осталась в пасьюте без медалей, но прыжок с 25-го места в первый десяток был зафиксирован и там. Иногда складывалось ощущение, что трехкратная олимпийская чемпионка постоянно стремится донести до мира простую, в общем-то, истину: в гонке преследования всегда есть место подвигу. Вопрос лишь в том, кто возьмет на себя роль героя?

В Пхенчхане Домрачевой предстояло стартовать  с той же самой девятой позиции, что и четыре года назад – в олимпийской гонке Сочи.

Учитывая, в сколь блестящей форме к Играм подошла Лаура Дальмайер, в фавориты следовало бы записать прежде всего ее. К олимпийскому сезону у немки фактически не осталось уязвимых мест. Первый этап Кубка мира в Эстерсунде она пропустила из-за болезни, и победу в спринте и пасьюте одержала в ее отсутствие дебютантка биатлонных баталий Дениз Херманн, которая перешла в биатлон из «гладких» лыж после того, как в составе немецкой эстафеты завоевала бронзу на Играх в Сочи. Когда Херрманн спросили, означает ли ее успех то, что в немецком биатлоне вспыхнула новая звезда, немка ответила: «Я выиграла  всего лишь потому, что не было Лауры. Думаю, что она скоро вернется в строй и займет свое заслуженное место».

Почему за Домрачеву болели сильнее, чем за других – понятно:  еще ни одной спортсменке, не удавалось выиграть пасьют на двух Олимпиадах подряд, а человечество любит быть свидетелем исторических вех. Но и Дальмайер тоже метила в рекордсменки: ее победа стала бы первым прецедентом «золотой связки» в истории биатлона: никто из женщин еще не побеждал на одних Играх в спринте и пасьюте. И все же Дарье симпатизировали больше. По той самой причине, которую незадолго до мужского спринта озвучил трехкратный чемпион мира Павел Ростовцев, объясняя, почему болеет за Мартена Фуркада. «Он настоящий», - сказал мне в адрес француза экс-биатлонист, и ничего больше не нужно было объяснять. Понятно ведь, что за «настоящих», за тех, кто годами завоевывал себе уважение соперников, даже побеждая их, всегда болеешь сильнее, чем за молодых «выскочек». Пусть даже таких неудержимых, как Дальмайер.

Из категории «настоящих» была и победительница двух предыдущих  Олимпиад Анастасия Кузьмина. Она тоже претендовала на рекорд: готовясь к своим третьим Играм спортсменка мечтала прежде всего о спринтерской медали: выиграть спринт на трех Играх подряд, родив между делом двоих детей – нетривиальное, никому не покорявшееся  достижение. Когда победы не случилось (Настя допустила в первой из гонок три промаха, отстав от Дальмайер на 53,9), оставалось одно: брать реванш.

После вторых родов Кузьмина не слишком серьезно помышляла о возвращении на лыжню – начала кататься скорее для того, чтобы поскорее вернуться в прежнюю физическую форму. И втянулась, утверждая что гонки доставляют ей ни с чем не сравнимое удовольствие. Хотя какое уж тут удовольствие, когда на пятках, клацая зубами, сидит Дальмайер? А ведь именно так выглядела гонка преследования со стороны, когда спортсменки ушли в ней на третий круг.

Потом Кузьмина скажет:

- Знаю, что сегодня упустила шанс получить золото, но очень рада своей серебряной медали. Пока еще я не так стабильна в стрельбе, как Лаура, но очень стараюсь с ней сравняться. Не думаю, что слишком быстро подошла к третьему рубежу. Дыхание и пульс были в порядке. Возможно, действительно сказался тот бой, на который я вызвала Дальмайер. Чувствовала, что могу бороться с Лаурой, и не хотела идти у нее за спиной, ее темпом. Но она меня не отпустила. И эта «заруба» отняла много сил. Кроме этого сработал чисто психологический момент: я так обрадовалась, что догнала Дальмайер, что оказалась в лидерах гонки, сто просто не смогла справиться с эмоциями. На последнем круге меня очень многие гнали по трассе – и мой муж, и русские тренеры, другие тренеры, болельщики Чехии, Словакии. Все говорили мне о том, что сзади близко идет француженка (Анаис Бескон), что нужно не терять бдительности, работать тактически. Это были не самые приятные маневры – я подсекала Анаис, не давала ей выйти вперед, словом, делала все, чтобы на финише ее обыграть.

Если бы только кто знал, сколько красивейших и драматичных историй рождается в голове, когда смотришь за подобными поединками! Настя вплотную подобралась к немке уже на втором круге, сократив двадцать секунд отставания на первой петле и еще столько же – на второй. На второй «лежке» обе спортсменки сделали по по промаху, но едва уйдя со штрафного круга на дистанцию Кузьмина догнала немку и вышла вперед – видимо, ей действительно очень хотелось как можно быстрее унести ноги, не чувствовать дыхания соперницы за спиной. А может быть, это было ошибкой. Во всяком случае на третью стрельбу Кузьмина подошла не в лучшем состоянии: промахнулась дважды.

К этой отсечке уже было ясно, что и Домрачевой не удастся повторить свой сочинский успех. Критичным выглядел даже не промах на второй стрельбе и два – на третьей. А то, что у белоруски словно не ехали лыжи: чем дальше она продвигалась по лыжне, тем активнее нарастало отставание.

Скоростные кондиции позволили словацкой спортсменке почти не потерять позиций: она уверенно шла второй даже после четвертой стрельбы, где добавила к своим трем штрафным кругам еще один. Но впереди на совершенно неберущемся расстоянии в 55 секунд по-прежнему шла Дальмайер.

Немка финишировала с флагом – она могла себе это позволить. Где-то за ее спиной к финишу летела Кузьмина, показавшая лучшее время в этой безумной гонке и не оставившая ни единого шанса француженке Анаис Бескон (один промах против четырех кузьминских) воспрепятствовать ей на этом пути – пусть даже на финише спортсменок разделило всего 0,2. Где-то там же по лыжне шагала Татьяна Акимова, потерявшая все шансы еще на первом из рубежей, и Ульяна Кайшева – не сумевшая посчитать собственные штрафные круги и дополнительно наказанная за это - на предпоследнем.

* * *

Девять лет назад на чемпионате мира, который проводился на трассах нынешнего олимпийского Пхенчхана, состоялась самая скандальная гонка преследования из когда либо случавшихся: Одиннадцатикратный на тот момент чемпион мира Уле Эйнар Бьёрндален, которого по ходу гонки настиг и опередил Максим Чудов, нарушил правила прохождения дистанции – срезал кусок трассы. По свидетельству очевидцев – а в том месте, где произошло нарушение, находились несколько российских журналистов и старший тренер мужской сборной России Владимир Аликин, Бьорндален не сориентировался в разметке и обогнул небольшое заграждение не с той стороны, с которой предписывалось маршрутом. Следом за норвежцем устремились Бергер и Ханеволд. Такой же маневр повторили те, кто стартовал под номерами с девятого по 18-й. Им удалось сократить считанные метры, однако на этот счет в правилах четко прописаны санкции - дисквалификация.

Если бы речь шла не о Бьорндалене и не об историческом рекордном достижении (победа позволяла норвежцу стать самым титулованным гонщиком мира) решение о наказании скорее всего было бы принято незамедлительно. Но были свои сложности. Во-первых, протест подали русские. Во-вторых, удовлетворение этого протеста было чревато тем, что чемпионом станет Чудов. Как раз тогда биатлонную семью сотрясал допинговый скандал, в результате которого были отстранены от выступлений Екатерина Юрьева, Альбина Ахатова и Дмитрий Ярошенко, и на фоне общей антироссийской истерии, которая было улеглась после нашумевшей допинговой истории, но немедленно вспыхнула снова, было ясно, что Международный союз биатлонистов (IBU) ляжет костьми, чтобы не допустить российского триумфа.  
Представители апелляционной комиссии довольно долго совещались за закрытыми дверями, несколько раз меняя свои решения, потом все-таки остановились на том, чтобы отменить штрафные санкции и оставить результаты гонки в первоначальном виде.

Как следовало из официального заявления, комиссия пришла к однозначному выводу: Бьёрндален, нарушив правила, не получил на этом никакого временного преимущества.  

Тренеры и спортсмены кипятились тогда долго: он что, не такой, как все? И ведь каждый, кто задавал себе, или вслух этот вопрос, прекрасно понимали: не такой. Потому что есть все, а есть Бьёрндален.
Сейчас пришло время Фуркада. Он может все: выиграть, или, напротив, сокрушительно проиграть, но это не делает его менее великим. Потому что в результате почти всегда присутствует составляющая, которая удивляет. Как, например, воскресный спринтерский финиш. Три промаха в такой гонке способны уничтожить шансы даже самых выдающихся гонщиков, но не Фуркада. Потому что француз – особенный.

Доказал он это, выиграв гонку преследования. Одержать две олимпийские победы на этой дистанции на двух Играх подряд до него не удавалось даже Бьёрндалену, хотя норвежец дважды – в 1998-м и 2002-м побеждал в спринте. В индивидуальной гонке на 20 км дважды побеждал лишь норвежец Магнар Сольберг, но, похоже, Фуркад повторит в Пхенчхане его достижение. Во всяком случае своей победой в пасьюте он ответил на вопрос, кому из двух выдающихся биатлонистов, оставивших за собой в этом сезоне львиную долю гонок, удастся подойти к Олимпийским играм в более предпочтительном состоянии – Мартену Фуркаду, или Йоханнесу Бё.

Норвежец, кстати, по ходу гонки был не так уж плох – показал третью скорость. Но настрелял шесть штрафных кругов – слишком много, чтобы гордиться результатом.

Промахи (в общей сложности три) подкосили и победителя спринтерской гонки Арнда Пайффера. В целом же все лишний раз убедились: когда Фуркад и Бе на бегут бок о бок по одной лыжне, гонка теряет значительную долю своей привлекательности.

Вот и впасьюте по большому счету не имело значения, кто будет ассистировать французу на пьедестале. Эту роль поочередно примеряли на себя Тарьей Бе, Бенедикт Долль, Симон Шемпп (надо сказать, что вся немецкая сборная подошла к Играм во всеоружии), Себастьян Самуэльссон, но все они были не Фуркад.

Когда-то очень давно, когда в российском плавании в ранге уже четырехкратного олимпийского чемпиона вовсю царствовал Александр Попов, мы с его тренером Геннадием Турецким затеяли разговор о спринтерах. Тренер рассказывал о том, что спортсмена совершенно невозможно научить быть спринтером: все те, кто добивался заметного успеха на коротких дистанциях в самых разных видах спорта – это совершенно особенные от природы люди. Обладающие совершенно невероятными взрывными качествами (и способные за счет этого значительно опережать соперников уже на старте), но совершенно не приспособленные к длительной монотонной работе. Умеющие даже в условиях тяжелейших нагрузок и скоростей расслаблять мышцы и таким образом восстанавливать их. Способные мгновенно оценивать обстановку и рассчитывать свои действия в ней.

И как правило, внешне производящие впечатление абсолютных раздолбаев или непроходимых лентяев.

Понятно, что биатлон – вовсе никакой не спринт в том смысле, который вкладывают в это слово пловцы или легкоатлеты. С другой стороны – как посмотреть. Ведь любая биатлонная дистанция – это достаточно стремительное чередование очень быстрой работы, неважно, идет ли речь о беге, или о стрельбе. Если же сложить воедино все необходимые биатлонисту качества (взрывная сила, умение давать мышцам разгрузку по ходу бега, контроль действий, моментальное принятие решений) – мы получим в точности все то, о чем говорил Турецкий в отношении спринтеров. Именно таков – Фуркад, и, наблюдая за тем, как француз выигрывает свое третье золото, оставалось только заранее жалеть о том, что после Игр Мартен может реализовать свое намерение оставить спорт.

Что касается единственного российского участника гонки преследования Антона Бабикова, он потерпел очередную неудачу – остался за пределами четвертого десятка.

 

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru