Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Олимпийские игры - Пхенчхан-2018 - Биатлон
ДЬЯВОЛЬСКИЙ ТАНЕЦ ЛАУРЫ ДАЛЬМАЙЕР

10 февраля 2018

Лаура Дальмайер
Фото © AFP
Лаура Дальмайер

Гонка, в которой чемпионка двух предыдущих Олимпиад Анастасия Кузьмина стала только 13-й, завершилась первым олимпийским триумфом семикратной чемпионки мира Лауры Дальмайер. 

За 20 минут  до старта первой из  одиннадцати биатлонных дисциплин Анастасия Кузьмина разминалась в подземном коридоре. Ее тоненькая фигурка, обтянутая гоночным трико, рождала не столько биатлонные, сколько балетные ассоциации, только вместо балетного станка были два резиновых жгута в руках. «Раз – два», - то правая, то левая нога, натянутая, как струна, попеременно уходили в сторону, имитируя коньковый ход, тут же возвращались на точку опоры, при этом тело ни на секунду не теряло баланса.

Ритмичность действий двукратной олимпийской чемпионки завораживала, словно украдкой подсмотренный ритуал. Невольно вспомнились слова кого-то из тренеров по синхронному плаванию о том, что постоянная ритмичная работа вырабатывает в спортсмене совершенно особенное умение владеть собой в столь экстремальной ситуации, как крупные соревнования. Она как бы погружает атлета в транс, сродни тому, как это делают индийские дервиши, способные часами кружиться на одном месте, не уставая и не теряя равновесия. Понятно, что биатлон – не танец, но если какая гонка и требует абсолютного, возведенного в степени равновесия всех движений и внутренних систем организма - это спринт.

В самом начале олимпийского сезона Антон Шипулин сказал про сестру, что не удивится, если она завоюет в Корее медаль, и медаль эта окажется золотой.

«Настя умеет очень сильно, совершенно потрясающе, концентрироваться на какие-то отдельные задачи, - говорил российский спортсмен. - Видимо, она выбрала для себя Олимпийские игры, как главную цель в жизни. Я дважды был свидетелем того, как тщательно и даже нудно Настя начинает выполнять свою работу за месяц-два до начала Игр. Очень выверенно, продумывая и прорабатывая каждый сантиметрик, каждую секунду. Это такая мегасуперконцентрация, направленная на абсолютно конкретный старт. Думаю, что мало кому из спортсменов, удается вот так точечно концентрироваться на поставленной задаче».

Восьмикратный олимпийский чемпион Уле Эйнар Бьёрндален, трижды побеждавший на Играх именно в спринте, сказал как-то, что спринтерские победы всегда стоят для любого гонщика особняком, потому что их не сравнить ни с чем. Почему – понятно: спринт открывает любые биатлонные соревнования, задает им тон. Здесь всего две стрельбы, а значит, право на ошибку сведено к минимуму. Впрочем, вместо пространных рассуждений лучше просто процитировать легендарного норвежца: «Спринт – это квинтэссенция биатлона. Ты должен бежать как дьявол, и стрелять, как бог».

От себя добавлю: даже при соблюдении вышеозвученных условий не факт, что ты победишь. Прекрасным примером в этом отношении стала статистика мужских спринтерских гонок в Кубке мира этого сезона: шестикратный обладатель биатлонного трофея – Хрустального глобуса Мартен Фуркад, имеющий заслуженную репутацию одного из наиболее стремительных гонщиков, четырежды проходил спринтерскую дистанцию с «нулевой» стрельбой, но первым стал лишь однажды – в трех случаях золото забирал Йоханнес Бё, причем, выдажаясь терминологией Бьорндалена, «дьявольского» в нем было поболее, чем «божественного»: на последнем предолимпийском этапе в Антхольце норвежец обошел безупречно стреляющего француза при одном собственном промахе.

Дальмайер появилась в женском биатлоне в том же амплуа – маленьким азартным чертенком, который плевать хотел на распространенную в биатлоне точку зрения, что промахи мешают побеждать. Стрельба отнюдь не была слабым местом немецкой спортсменки (многие из своих побед на мировых первенствах Лаура одерживала в стрелковом плане вчистую), но немка всегда вела себя на дистанции как человек, которому прекрасно известно: если рука вдруг невовремя дрогнет, и мишень не закроется, всегда остается шанс исправить ошибку ногами.

При том, что большинство победных гонок Дальмайер с самого первого дня ее появления в немецкой сборной превращалось в откровенную охоту на соперниц, манеру ее бега и действий на рубеже всегда отличала удивительная рациональность: ни одного лишнего шага, никакой суеты, а в целом – то самое внутреннее равновесие, помогающее прежде всего сохранять холодной голову.

До тех пор, пока в субботу Дальмайер не пришла к своему первому рубежу, журналистам еще было позволительно порассуждать о том, что раз уж на этой стадии промахнулась Домрачева, а чуть позже и уже по два раза – Кузьмина (свой третий промах Настя заработала на втором рубеже), может вполне получиться так, что немка тоже не сдюжит, дрогнет. Но иллюзии быстро развеялись: все семь с половиной километров дистанции Лаура прошла под девизом «Профессионал лишних движений не делает». 

Наверное, семикратной чемпионке мира было бы сложнее, сумей кто либо из ее серьезных соперниц  пройти спринт без штрафных кругов – по скорости хода по дистанции она стала лишь четвертой, виртуально отстав от Кузьминой на 21,5. Но чистая стрельба была в этот вечер реальной доблестью: закрыть все десять мишеней кроме Дальмайер сумели всего две спортсменки. Одна из них – Татьяна Акимова – фиишировала двадцатой. Вторая – австрийка  Дуня Ждук – сорок восьмой. Это, собственно, было лучшей иллюстрацией к тому, что каким-то одним качеством, пусть даже доведенным до совершенства, в спринте нет надежды даже на цветы. 


 

.
 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru