Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Олимпийские игры - Нагано 1998 - Фигурное катание
ЖЕНСТВЕННОСТЬ КВАН НЕ УСТОЯЛА
ПЕРЕД ЖЕЛЕЗНЫМ НАТИСКОМ ПОДРОСТКА ЛИПИНСКИ

21 февраля 1998

Нагано
Фото © Уолли Макнами

Американская победа в женском одиночном катании с первого же дня Игр считалась делом решенным. И каждое утро все газеты, так или иначе попадающие в главный пресс-центр, пестрели вопросами: Кван или Липински? Липински или Кван?

14-летнюю чемпионку мира Тару Липински наперебой хвалили за детскую непосредственность, удивительным образом сочетающуюся с недетскими стабильностью и серьезностью. Впрочем, чего еще ожидать от девочки, в трехлетнем возрасте выбросившей во двор из ящика все игрушки и приспособившей этот самый ящик под импровизированный пьедестал?

17-летняя Мишель Кван, напротив, поражала всех чувственным драматизмом своих программ. Настолько, что судьи простили ей не Бог весть какой сложный набор прыжков в короткой программе и вывели на первое место. Шансы бронзового призера - Марии Бутырской - не рассматривались вообще. Выиграть она, по общему (и особенно американскому) мнению, не могла ни при каких обстоятельствах. Потому что так не бывает.

Как выяснилось, так действительно не бывает. Я про четвертую золотую медаль России. Или хотя бы про серебряную. Но не думать о такой возможности россияне, естественно, не могли. Что бы по этому поводу ни говорили в Америке.

В отчете, посвященном после короткой программы все тому же американскому тандему, Бутырской было отведено три строки: мол, несмотря на то, что обязательный тройной лутц Маша прыгнула на две ноги, судьи явно симпатизировали чемпионке Европы.

Вот это вряд ли. Лутц (я про­смотрела видеозапись программы трижды), как и все другие прыжки, в исполнении Бутырской был безукоризненным. Будь у россиянки иной, поближе к концу, стартовый номер, еще неизвестно, как сложилась бы предварительная расстановка лидеров. И окажись Бутырская второй после короткой программы...

Впрочем, гадать поздно: Россия осталась без медали.

После того как в 1996 году Кван стала чемпионкой мира, обыграв не менее блистательную чемпионку мира Лю Чен, периодически вспыхивавшие дискуссии о том, что есть фигурное катание - спорт или искусство, разгорелись с новой силой. Мол, все-таки искусство.

В Нагано даже танцевальный турнир подтвердил обратное. Подтвердил просто: искусство всегда предсказуемо. Сколь бы гениальным (или, напротив, бездарным) ни был постановщик, в его спектаклях Хозе всегда будет убивать Кармен, Отелло - Дездемону, а страстная любовь Ромео и Джульетты закончится трагедией двух семейств.

Спорт же непредсказуем.

Увы? Или - к счастью?

С точки зрения большинства моих американских коллег, стать чемпионкой в пятницу вечером должна была Кван. Привыкшая все подсчитывать Америка прикинула, что в случае победы - пусть она даже тут же уйдет из любительского спорта - Мишель получит 15 миллионов долларов только за первый год ее рекламной раскрутки. Предварительный интерес к фигуристке выразили фирмы, производящие спортинвентарь, косметику, вечерние платья и нижнее белье, ювелирные украшения и автомобили. А что могла бы рекламировать Липински? Игрушки и конфеты?

Золотая олимпийская медаль была делом принципа и для тренера Кван Фрэнка Кэролла. До этого за свою 38-летнюю карьеру он дважды имел более чем реальный шанс возвести ученика на вершину олимпийского пьедестала, но так и не сумел им воспользоваться. В 80-м фаворитка Игр в Лейк-Плэсиде Линда Фраттиани проиграла первенство немке Аннетт Петч. А через несколько лет в группе Кэролла появился уникальный по таланту спортсмен - Кристофер Боумэн. Но до олимпийского триумфа и он не дотянул: начал пить, пристрастился к кокаину и вместо того, чтобы победить в Калгари в 88-м, занял только седьмое место.

По логике, Кван никогда не должна была стать чемпионкой. Ее родители (отец родился в Китае, мать - в Гонконге) долгое время после эмиграции почти что нищенствовали. При этом у них один за другим появились трое детей - Рон, Карен и Мишель. Собственно, фигурным катанием младшая дочка занялась только потому, что, кроме катка, рядом с домом не было ни одного спортивного сооружения. В 10 лет Мишель стала чемпионкой штата среди младших групп, и тут Дэн осознал, что не так богат, чтобы платить за дальнейшее обучение дочки.

Тогда-то и появился Кэролл. Он взялся работать бесплатно при одном условии: если Кван станет чемпионкой, тренер выставит ей счет за услуги.

Именно так, кстати, в свое время в Америке работал великий Карло Фасси: с богатых он брал сумасшедшую плату, за талантливых платил из своего кармана, и те с ужасающей для соперников регулярностью становились олимпийскими чемпионами.

Если бы олимпийской чемпионкой стала Кван, то у рождественской истории сложился бы закономерный хэппи-энд. По крайней мере, ее победа выглядела бы справедливой.

На одной из последних пресс-конференций Кван и Кэролла (уже после победы фигуристки в короткой программе) тренер вновь много говорил об искусстве, умении ученицы трактовать образ, шутил, что победная программа досталась ему всего за 4 доллара 95 центов - столько стоил уцененный компакт-диск с записью концерта Рахманинова («Разве что Липински может позволить себе кататься под музыку из мультфильма!»). А под конец добавил:

- Мы не думаем о золоте!

- Мы о нем мечтаем, - в полной тишине зала выдохнула Кван.

Какое, к черту, искусство! На чашу весов было брошено слишком многое. К тому же Кван каталась первой из сильнейших. Как Илья Кулик в мужском турнире. Вот только в отличие от него «железная» Мишель оставалась женщиной. Хрупкой и эмоциональной. Излишне эмоциональной.

В финале она прыгнула каскад тройной лутц - двойной тулуп, хотя второй прыжок должен был быть тоже тройным. Потом - тройной флип, не решившись превратить его в составляющую второго каскада, следом - еще пять тройных прыжков, каждый из которых был выполнен безукоризненно и которых бы хватило для победы, ошибись Липински хоть в одном шаге. Но та не ошиблась.

Тара кричала в голос от восторга, по-детски открывая рот каждый раз, когда очередной каскад завершался идеальным приземлением. Это был спорт в чистом виде, а большего на Играх и не требовалось. Что подтвердили оценки, которые вывели 14-летнего детеныша в лидеры. Олимпийская игра была сделана.

У Бутырской оставался последний шанс стать третьей. Между оценками Кван и экс-чемпионки мира Лю Чен арбитры оставили достаточный зазор, чтобы россиянка могла в него вписаться. Выступление китаянки, кстати, было далеко не идеальным. По большому счету Лю Чен не вьполнила ни одного прыжка - она их недокручивала, выезжая из вращений только за счет природных равновесия и координации. Потом упала на колени прямо на лед, обхватив голову руками, и плакала, плакала, плакала.

Собственно, Игры были для Лю Чен подарком судьбы: лишь в последний момент после длительной череды травм фигуристка выполнила квалификационные требования - вошла в тройку призеров на одном из второразрядных турниров в Австрии.

Об этом Маша не думала. Она могла только видеть оценки Липински на табло, поскольку уже выехала на предстартовую минутную разминку.

Заставить себя кататься, как обычно, после таких оценок было чрезвычайно сложно.

Могла ли Бутырская получить медаль? Да. Но только в том случае, если бы пошла ва-банк. В переложении на язык фигурного катания это значит, что Маше нужно было обязательно прыгнуть каскад 3+3 (а еще лучше - два таких каскада) и ни разу не ошибиться в остальных приземлениях. Изначально в записи ее программы значились 6 тройных. Она сделала 5, заменив шестой на два оборота, потом в самом конце программы снова прыгнула двойной. Выезды были не столь уверенными, как у двух американок, хотя, учитывая напряжение борьбы и характер самой спортсменки, выступление можно было считать почти идеальным.

Кстати, если бы на прошлых Олимпиадах российские фигуристки-одиночницы выступали более пристойно, то скорее всего бронза в Нагано все-таки стала бы российской. Разница в классе между Бутырской и Чен была столь символической, что судьи вполне могли вывести вперед любую из фигуристок. В итоге китаянка с минимальным преимуществом в голосах оказалась на третьем месте, Бутырской же было некого винить, кроме себя самой.

Хотя почему винить? Из трех российских фигуристок Maшa показала лучший результат. Все трое в итоге стали авторами абсолютно лучшего для России одиночного выступления за всю историю женских олимпийских турниров: двукратная чемпионка Европы Ирина Слуцкая заняла пятое место, Елена Соколова - 7-е. И не их вина, что нам, зрителям, хотелось большего.

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru