Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Олимпийские игры - Нагано 1998 - Фигурное катание
НА ЛЬДУ РЫДАЛА ГРИЩУК, А У БОРТИКА ПЛАКАЛА ТАРАСОВА

17 февраля 1998

Паша Грищук и Евгений Платов

Фото © Reuters,
На снимке Оксана Грищук и Евгений Платов

Вечером 16 февраля в танцах на льду произошло, наконец, то, чего не было никогда: Паша Грищук и Евгений Платов стали двукратными олимпийскими чемпионами. А их тренер Татьяна Тарасова установила своего рода рекорд: в шестой раз добилась с учениками золотых медалей Игр.

Две медали одного достоинства в танцах на льду не вручались никогда и никому. По законам этого вида спорта считается грубейшей судейской ошибкой выставить двум разным фигуристам или парам одинаковые оценки, даже если те того заслуживают. Кто-то должен оказаться впереди, а кто-то проиграть.

Справедливо ли такое? Сложный вопрос. До сих пор, например, я не уверена, кто был лучше в олимпийском Лиллехаммере - Катя Гордеева и Сергей Гриньков, ставшие чемпионами, или Наташа Мишкутенок и Артур Дмитриев, которые проиграли одним судейским голосом из девяти.

Можно, конечно, возразить, мол, спорт есть спорт и чемпион - понятие штучное. Но почему тогда такое возможно в других видах? Например, в бобслее-двойке не далее как в минувшее воскресенье золотые медали чемпионов были вручены итальянскому и канадскому экипажам, суммарное время четырех заездов которых совпало до сотых долей секунды?

В фигурном катании секунд нет. Различие между чемпионом и вице-чемпионом бывает еще более эфемерным, но результат зависит от самого необъективного фактора - вкуса судей.

Не случайно ситуация в олимпийском танцевальном турнире чуть ли не с самого начала приобрела скандальный окрас. После того, как третий дуэт мира канадцев Шэ-Линн Бурн и Виктора Краатца судьи поставили на пятое место в первом обязательном танце и на четвертое - во втором и оригинальном (в общем итоге получился тоже четвертый результат), их тренер Наталья Дубова сказала в интервью:

- Совершенно очевидно, что большинство судей действует в сговоре с русскими. Они явно опасались потерять золото, поэтому отодвинули мою пару настолько, чтобы от нее уже ничего не зависело.

Судейству была посвящена и специальная телепередача NBC : по анализу компании в танцах явственно прослеживалось противостояние двух блоков, каждый из которых решал вполне определенные задачи.

Из всего этого следовало, что о вкусах не только спорят, но и продают, покупают или меняют в соответствии с личной выгодой. Доказать это невозможно. Увидеть неопытным глазом с трибун, - зачастую тоже. Хотя самим судьям и тренерам бывает достаточно внимательно просмотреть подробный протокол оценок, чтобы понять, кого именно «играет» конкретный арбитр. И какую предварительную расстановку он сделал для остальных.

Расстановка эта необходима. Иначе легко ошибиться и попасть под санкции, а то и вообще потерять место в судейской обойме. Отсюда вытекает еще одна особенность: если, к примеру, какому-то дуэту заранее отвели место во второй десятке, а фигуристы откатались гораздо лучше, то в протоколе, скорее всего, ничего не изменится. Поскольку места в первой десятке расписаны между конкретными парами гораздо более жестко.

Примером в понедельник вполне могло служить выступление американцев Элизабет Пунсалан - Джерода Суоллоу и литовцев Маргариты Дробязко и Повиласа Ванагаса. Их обязательные программы, возможно, соответствовали именно выставленным седьмому и восьмому результатам. Но в оригинальном танце и произвольном оба дуэта выгодно отличались от многих. Программу литовцам ставил знаменитый Кристофер Дин, американцам - быстро прогрессирующий тренер Игорь Шпильбанд. И у тех и у других были очень оригинальные находки и очень неплохое по сравнению с многими скольжение. Однако в этих выступлениях дуэты получили оценки, эквивалентные тем самым седьмому и восьмому местам. Так бывает?

Разве не честнее было бы, не заботясь о собственной судейской репутации, допустить возможность раздела не призового места или медали при одинаковом результате соискателей?

В понедельник перестановки были возможны только в первой четверке. Канадцы все-таки имели шанс поменяться местами с французами Мариной Анисиной - Гвендалем Пейзера, которые впервые за много лет прошли два дня соревновательного марафона впритирку за двумя дуэтами-лидерами. Но самое главное и интригующее заключалось в том, что российский дуэт Анжелика Крылова - Олег Овсянников (три вторых места в трех танцах) имели шанс стать чемпионами.

Как я уже писала, оригинальный танец - джайв - Грищук и Платов выиграли единственным голосом. И сразу по трибунам и пресс-центру поползли воспоминания о падениях российских лидеров на трех турнирах подряд, включая чемпионат Европы. Если бы фигуристы упали или хотя бы споткнулись в произвольной программе, думаю, золото досталось бы другим, и это было бы честно: чемпионам на Играх не прощают ничего.

Могли ли Паша и Евгений сорваться? Думаю, да. Их арабский танец прошлого года был фантастически сложен. Нынешний - еще сложнее и рискованнее. Малейшее движение в сторону от заданного рисунка неминуемо привело бы к ошибке. Но только так можно было выиграть. К тому же олимпийские чемпионы, согласно жеребьевке, выступали впереди основных соперников, что давало тем дополнительный шанс на успех. Добавьте нервное напряжение последнего олимпийского боя Грищук и Платова, и станет ясно, что перед фигуристами действительно стояла суперзадача.

- Мы боролись только сами с собой, - сказал Платов после победы. И это было правдой.

Весь день накануне вокруг танцевального финала велись непрекращающиеся разговоры о шансах двух первых пар. Большинство журналистов, наблюдавших турниры сезона, сходились в том, что сам по себе танец чемпионов «Мемориал», посвященный всем тем, кто посвятил жизнь большому спорту и безвременно ушел из жизни, - маленький шедевр, подобного которому фигурный мир еще не видел. И... вспоминали о падениях.

Симпатии многих были на стороне Грищук и Платова: так болеют за тех, кто, вопреки всему, идет на неберущийся рубеж.

- Мне трудно болеть за «Кармен», - извиняющимся тоном сказал американский журналист Сальваторе Цанка, более десятка лет пишущий о фигурном катании.

Пояснять было ни к чему. Крылова и Овсянников пошли на очень рискованный шаг, выбрав плацдармом для составления произвольной композиции очень популярную у фигуристов оперу Бизе.

- Я не хотела танцевать «Кармен», - сказала Анжелика на пресс-конференции. - Мне казалось, что эта музыка будет слишком избитой, под нее катались десятки известных спортсменов и пар. Должно быть, публике она тоже приелась. Но тренер Наталья Линичук все-таки убедила в обратном: что нам удастся показать совершенно иную, нежели прежде, трактовку образа. Сделать программу в принципиально новом стиле. Мне кажется, получилось. Я не видела, как катались Грищук и Платов, но наш танец я считаю лучшим.

На январском чемпионате Европы в Милане по мнению тех, кто, в отличие от меня, наблюдал за соревнованиями «живьем», Крылова и Овсянников катались по другому - более размашисто, быстро, и, соответственно, более впечатляюще. Они не поменяли в танце ни единого шага, но, увы, на них {тем более, Олег был дебютантом на Играх) давило все то же безумное напряжение олимпийской борьбы и боязнь ошибиться. В результате скорость скольжения чуть упала и впечатление получилось менее ярким.

Грищук и Платов не ошиблись ни разу. Впрочем, их танец настолько захватывал зрителей нарастающим, бьющим по нервам ритмом, что трибуны, казалось, на четыре минуты перестали дышать.

Последние такты - и уже через секунду Паша разрыдалась прямо на льду. А у борта катка тихо плакала Тарасова. Одной ей было известно, каких нечеловеческих усилий стоило разрываться между Грищук, Платовым и Ильей Куликом, перед каждым из которых стояла суперзадача - победить в Нагано.

Сама Тарасова не могла не корить себя за то, что далеко не всегда ей удавалось находить время на то, что выдающийся специалист в танцах Елена Чайковская образно назвала «дрессировкой» - шлифовку мельчайших танцевальных движений программы Грищук и Платова. Например, с декабря по январь, когда Кулик готовился в Москве, а Паша с Евгением были вынуждены самостоятельно заниматься доводкой программы в американском Мальборо.

На одной из таких самостоятельных тренировок чуть не произошла трагедия: Паша осталась на льду одна и, пытаясь выполнить по ходу придуманную связку, неудачно упала на руку. Она долго это скрывала, но после победы, осторожно освободив кисть от восторженной хватки какого-то болельщика, рассказала об инциденте, добавив:

- Я завтра еду в госпиталь на рентген. Очень надеюсь, что это - не перелом. Хотя так больно мне еще не было никогда. Но это уже не важно.

И мило улыбнулась заплаканными глазами.

Бурн, Краатц и Дубова были в шоке. Если бы все их высказывания о судействе были правдой, логично было бы предположить, что судьи, обезопасив россиян от близости сильных соперников, вернут им прежнюю третью рейтинговую позицию. Для того чтобы стать бронзовыми призерами, канадцы должны были получить большинство вторых мест в произвольном танце. Но не вышло: постановка «Риверданс» изобиловала количеством синхронных шагов, но выглядели они слишком однообразно.

В итоге результат стал третьим, общее место с отрывом в 0,2 балла (редкость для фигурного катания) от Анисиной и Пейзера - четвертым.

На пресс-конференции один из журналистов заметил, что на его взгляд, было бы гораздо справедливее отдать олимпийскую бронзу сразу двум дуэтам - французскому и канадскому.

- Я не согласен с этим, - улыбнулся Гвендаль.

...А может быть, он был прав?

 

 

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru