Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Олимпийские игры - Нагано 1998 - Фигурное катание
Оксана КАЗАКОВА И Артур ДМИТРИЕВ!

11 февраля 1998

Оксана Казакова и Артур Дмитриев
Фото © Уолли Макнами,
на снимке Оксана Казакова и Артур Дмитриев

Как же давно это было! Альбервилль, 1992 год, потрясающе красивая победа Натальи Мишкутенок и Артура Дмитриева и серебро Елены Бечке и Дениса Петрова. Через два года в Лиллехаммере первое и второе места в парном катании снова были нашими. Вот только у Мишкутенок и Дмитриева там было серебро. Они не сделали ни единой ошибки и наверняка бы победили, будь у них в соперниках любая пара мира, кроме этой - Екатерина Гордеева и Сергей Гриньков, чемпионы Игр-88 в Калгари.

В Нагано Артур приехал с другой партнершей - Оксаной Казаковой. Мишкутенок после Игр-94 решила уйти, потом, говорят, отчаянно жалела об этом, но бьло поздно: Артур и Оксана с ходу выиграли первый же их чемпионат Европы, и стало ясно, что цель Дмитриева - во второй раз стать олимпийским чемпионом - начала приобретать реальные очертания.

Сезон-98 Казакова и Дмитриев начали не совсем удачно: на одном из этапов «Гран-при» Оксана сильно ударилась о борт, и пара снялась с турнира. Затем было выступление в финале «Гран-при» в Мюнхене, где выиграли Елена Бережная и Антон Сихарулидзе. На отборочном к Нагано чемпионате России Казакова и Дмитриев сумели получить только бронзу и приобрели статус третьей российской пары.

Человеку, знакомому с фигурным катанием, не нужно объяснять, что это означает. Судьи всегда в курсе внутренних национальных перестановок и соответствующим образом ведут свою политику.

На последнем чемпионате Европы в Милане в короткой программе Казакова и Дмитриев заняли третье место (правда, они сами дали повод арбитрам - Оксана сорвала прыжок), но произвольную откатали, по общему мнению, лучше всех финалистов. Увы, общее мнение не совпало с судейским - те уже успели сделать для себя выводы. Тогда, заняв в итоге второе место и снова проиграв Бережной и Сихарулидзе, Дмитриев заметил: «Короткая программа решает слишком многое».

Еще до начала олимпийского турнира известная английская журналистка Сандра Стивенсон, которая пишет о фигуристах со времен Белоусовой и Протопопова, горестно посетовала:

- Не нужно было Артуру оставаться в спорте еще на 4 года после Лиллехаммера. Сейчас уже очевидно, что его лучшие годы позади. Но я продолжаю за него болеть. Не могу оставаться равнодушной, когда вижу на льду столько страсти и самоотдачи.

- А что вы думаете о других российских парах?

- Марина Ельцова и Андрей Бушков хороши технически, но их катание слишком холодное. К тому же на льду партнерша очень часто кажется одинокой женщиной, а одинокая женщина редко находит сочувствие.

- А как вам Бережная и Сихарулидзе?

- Очень хороши. Но вряд ли будут пользоваться популярностью в профессиональном мире, если когда-нибудь решат туда перейти.

- Почему?!

- Для звезд у них слишком сложные, непроизносимые имена, но (тут Сандра лукаво улыбнулась), насколько мне известно, именно на них, а не на Казакову и Дмитриева, делает ставку Тамара Москвина.

Вот тут собеседница, похоже, ошибалась. Еще ни одному журналисту в мире не удавалось узнать, что на самом деле думает выдающийся тренер. Еще когда у нее одновременно катались Мишкутенок с Дмитриевым и Елена Бечке с Денисом Петровым, которых было принято считать второй парой Москвиной, Тамара Николаевна неизменно отвечала: «Я никого из них не выделяю. Каждого настраиваю только на победу».

Конечно, в этом можно было сомневаться: Бечке и Петров ни разу не обгоняли своих главных соперников на крупных соревнованиях - на Играх в Альбервилле были вторыми. Но в Нагано стало очевидно, что выиграть в равной мере могут как Оксана с Артуром, так и Лена с Антоном.

Ельцова и Бушков, увы, растеряли 99 процентов шансов на золото после неудачи в короткой программе. Вариант победного для них расклада требовал, естественно, первого места в произвольной программе, но чтобы при этом Казакова с Дмитриевым и немцы Ветцель и Штойер не поднялись выше третьего-четвертого места.

О золотых шансах иностранных соперников думать совершенно не хотелось: как-никак на девяти последних Олимпиадах чемпионами в парном катании становились исключительно советские, а потом - российские фигуристы, и страшно было представить, что традиция может быть нарушена.

Уже в третьей группе из пяти (хотя, казалось бы, что нервничать, разыгрывая 10-12-е места?) психика фигуристов начала давать сбои: сначала сорвали львиную долю своих элементов канадцы Савар и Браде, тут же их перещеголяли поляки Загорска и Сьюдек. Особенно пикантным в их выступлении была первая часть музыкального сопровождения - «Боже, царя храни»... Видимо, монархия обречена не только в России…

В предпоследней группе, где третьими по счету выступали Ельцова и Бушков, увы, выяснилось, что фигуристам на этот раз не суждено использовать шанс, который зависит только от них самих: Бушков ошибся в двух подряд параллельных прыжках, в результате чего 6 судей из 9 поставили российскую пару на второе место после китайцев Шэнь Сюэ и Чжао Хонбо, занимавших после короткой программы лишь 8-е место. Ельцова и Бушков сохранили лидерство в общем зачете, однако после выступления бронзовых призеров чепионата Европы-97 французов Абитболь и Бернади китайцы поднялись наверх, французы стали вторыми, а россияне опустились на третью строку.

А с того момента, как на лед вышли Мэнди Ветцель и Инго Штойер, произвольная программа стала продолжаться не четыре с половиной минуты, а 270 секунд, в каждую из которых могло произойти что угодно. Оно и произошло: на второй минуте катания Ветцель сорвала тройной аксель, который от этого сразу перестал быть параллельным. После этого фигуристы могли выиграть только при условии, что упадут обе российские пары, хотя сравнение с теми, кто выступал раньше, было в пользу немцев: они, как и ожидалось, единогласно получили девять первых мест. А на льду уже пошел отсчет секунд катания Бережной и Сихарулидзе.

Елена Бережная и Антон Сихарулидзе
Фото © Reuters,
на снимке Елена Бережная и Антон Сихарулидзе

Два первых прыжка - чисто. Подкрутка - словно в замедленной съемке, Лена взмывает над головой партнера, делает два оборота, Антон слишком рано протягивает руки, и... вместо того, чтобы повернуться еще на 180 градусов и закончить элемент, Бережная падает на грудь Сихарулидзе спиной…

Они жутко нервничали. Москвина - величайший стратег и тактик - привезла свою группу в Нагано всего за два дня до старта, совершенно верно рассчитав, что лишний день, да что там день - лишняя минута ожидания, способен свести на нет всю многолетнюю работу, испепелив нервы до начала Игр. Забегая вперед, скажем, что именно это помогло Казаковой. А Лена и Антон - два маленьких, неопытных ребенка, не выдержали - сгорели.

Злополучная подкрутка - ни при чем. Наиболее ярким свидетельством того, что ребята не владеют ситуацией, стало их совместное падение за несколько секунд до того, как умолкла музыка. На ровном месте!

Видимо, и судьи, поняв, что ошибка вовсе не техническая, почти не снизили оценки. А может быть, вспомнили, как два года назад Лену увезли с тренировки в госпиталь с головой, пробитой лезвием конька бывшего партнера Олега Шляхова. И вопрос стоял не о том, будет ли она кататься дальше, а о жизни и смерти.

Как бы то ни было, пятью голосами против четырех россияне опередили немцев. Потом на пресс-конференции абсолютно счастливый Штойер (он, как и в короткой программе, выступал с глубокой заморозкой плечевого сустава) вмиг окаменеет лицом, услышав вопрос, почему они с Мэнди получили не серебро, а бронзу. И выдавит из себя: «Спросите об этом судей. Да, да, судей!»

Судьба золота зависела только от выступления Казаковой и Дмитриева.

- Я абсолютно не нервничал, - сказал Артур после награждения. - Трясло меня днем раньше, после короткой программы. Но понимал, что Оксана волнуется гораздо сильнее. И что именно я должен ее успокоить.

- Что вы ей сказали?

- Что все абсолютно нормально. Что мы - здоровы, нет травм, а значит, все будет в порядке. Наверное, я говорил все это потрясающе убедительно. Потому что каким-то десятым чувством уловил, что она поверила мне. И успокоилась тоже.

4 года назад после Игр в Лиллехаммере, на даче у Москвиных Артур говорил:

- Спорт для меня - все. Я не хочу в профессионалы, это не мое. В любителях я уже сделал все, о чем можно только мечтать: выиграл олимпийское золото в Альбервилле. Но сейчас-то проиграл. И не хочу уходить побежденным.

Понимала ли Оксана, что значит для ее партнера победа? Может быть. Даже если нет, то одной ее фразы, сказанной после того, как через 9 месяцев совместной работы Казакова и Дмитриев стали чемпионами Европы, было достаточно, что­бы убедиться: эта девочка никогда не сумеет радоваться серебру, в сколь бы тяжелой борьбе оно ни было завоевано. Фраза звучала так: «Я не считаю, что должна приспосабливаться к характеру Артура, несмотря на все его заслуги. Если уж он выбрал меня в партнерши, то и сам должен приспосабливаться к моему характеру. А у меня он тяжелый».

Они были великолепны. Вся российская трибуна продолжала считать эти чертовы секунды даже тогда, когда все сложнейшие элементы были сделаны и падать было решительно не на чем. Какой ценой было оплачено золотое выступление, могли по-настоящему понять лишь те, кто много лет подряд наблюдал за выступлениями Дмитриева. Еще совсем молодого. Еще - с Мишкутенок. Никогда в жизни Артур не позволял себе большего проявления эмоций, нежели галантно поцеловать руку партнерше. Здесь же он из последних сил обнял Оксану, а та по-детски уткнулась носом ему в плечо. И уже не сдерживала слез.

 

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru