Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Олимпийские игры - Нагано 1998 - Лыжные гонки
Лариса Лазутина: «ДОЧКА ПРОРОЧИЛА МНЕ ТОЛЬКО СЕРЕБРО»

11 февраля 1998

Лариса Лазутина
Фото © Reuters
на снимке Лариса Лазутина

«Ларисочка!!!» - вдруг в полной тишине сорвался на крик тренер Лазутиной Александр Кравцов за несколько секунд до того, как его ученица должна была уйти на дистанцию. На лице Лазутиной мелькнула гримаса, на мгновение превратившая ее лицо в хищный оскал. Кравцов извиняюще повернулся в мою сторону: «Не любит она страшно, когда до гонки разговаривать с ней пытаются. Лучше вовсе не подходить».

Еще через мгновение Кравцов удовлетворенно выдохнул: «Молодец! Молодец, девочка, блестяще!»

После финиша на дистанции 15 км я спросила Лазутину, сумела бы она победить, если бы стартовала после, а не до Ольги Даниловой. «Когда я побегу после, тогда и посмотрим», - последовал резкий ответ.

Тогда Лариса не выглядела расстроенной - все-таки первая индивидуальная олимпийская медаль. И все же в тот день я не могла не спросить Кравцова: «Как вы считаете. Лариса выиграла серебро или проиграла золото?»

- Проиграла золото, - не задумываясь ответил он. - Но ничего страшного в этом нет. Главное, что она почувствовала уверенность в своих силах. И лучшего психологического состояния, тьфу-тьфу-тьфу, я ей просто не могу пожелать.

- Почему же ей не удалось обрести его раньше?

- Удалось однажды - на чемпионате мира в Тандер-Бее в 1995-м. Но отходила тогда от чемпионата мира Лариса очень долго. Думаю, все ее последующие болячки были следствием непомерной психологической нагрузки. Особенно тяжело Лазутина болела накануне следующего чемпионата - в Тронхейме: перенесла грипп, который дал серьезные осложнения на уши. За это время в сборной появились другие лидеры. Собственно, мы и решили перевести Ларису на индивидуальную подготовку из общей группы, потому что она не может чувствовать себя нормально, оставаясь на вторых ролях. А в команде иначе не бывает. Например, перед Играми в Лиллехаммере вся подготовка строилась «под Егорову», потом, когда она временно ушла из-за рождения сына, - «под Вяльбе».

К Нагано из-за длительной болезни Вяльбе все слегка переориентировали «под Данилову». Если спортсмены тренируются вместе под началом одного тренера, то на лидера неизменно начинает работать вся группа. Собственно, мы с Ларисиным мужем Геннадием и третьим тренером Николаем Лопуховым не придумывали ничего нового. Просто дали Лазутиной возможность почувствовать себя единственной и самой лучшей. А работать она умеет как никто.

- Кто из тренеров «ведет» Ларису по трассе во время гонки?

- Все, кто свободен и у кого есть право прохода на лыжню. Я сам, когда девочки бежали первую гонку, пробрался на финишный отрезок гонки. Волонтер-охранник увидел меня, но задал лишь один вопрос: «Русский?» Я кивнул, и он демонстративно отвернулся в другую сторону: мол, я тебя не вижу. А когда Лариса финишировала, мне поручили дождаться Данилову и вести ее по лазутинскому графику.

- Не щемило сердце?

- В такой момент думаешь только об интересах команды. На «пятерке», кстати, очень важно подсказывать лыжнице ситуацию в гонке как можно чаще. Особенно на трудных участках...

После финиша пишущие журналисты, собравшиеся в смешанной зоне, Лазутину так и не дождались. Волонтер-распорядитель чуть ли не за руку водил Ларису от одной телекамеры к другой в специальном загончике. Она автоматически повторяла то на русском, то на английском: «Спасибо, я очень счастлива! Очень благодарна своим тренерам, спонсорам - сахалинской компании «Роснефтегаз», всем, кто за меня болел и верил в меня. И надеюсь, что Россия будет гордиться этой победой!»

Но в какой-то момент Лазутина не выдержала. На слова комментатора одной из российских телекомпаний: «Лариса, мы тебя сегодня снимаем в городе», она неожиданно жестко ответила: «Я никуда не поеду! У меня послезавтра гонка. После «пятнашки» я сутки пластом лежала, не могла в себя прийти. Так что извините».

Но до того как чемпионка ушла в домик неподалеку от стадиона, где она и Елена Вяльбе обосновались на все время соревнований (остальные гонщицы, меняясь, приезжают туда в ночь перед гонкой из олимпийской деревни), интервью все-таки состоялось.

- Почему вы так горько плакали после финиша?

- Слишком долго ждала этой медали. Я не была расстроена после первой дистанции, но и не радовалась. Потому что сразу начала думать о сегодняшней гонке. Мне достался не совсем удачный стартовый номер, главные соперницы - Нойманнова, Моен-Гуидон, Дюбендаль стартовали значительно позднее. Я знала, что и Нойманнова и Дюбендаль идут очень быстро, и ожидание после финиша, когда от меня уже ничего не зависело, стало чудовищным испытанием. Да и потом, когда меня все стали поздравлять, я никак не могла поверить, что все действительно закончилось и я победила.

- А о чем думали в тот момент?

- Извините, но этого я не могу вам сказать.

- Вы могли предположить, что лыжня в Нагано окажется для вас настолько счастливой?

- Знаете, мне еще в декабре серебряную медаль напророчила дочка Алиса. Когда к нам домой приехали журналисты, она очень серьезно сказала: «Мама будет второй. А первой - тетя Лена Вяльбе». Так что ошиблась она лишь с золотом. Но разница, думаю, небольшая.

- После того как вы перешли на индивидуальный график подготовки, у вас не испортились отношения со старшим тренером женской сборной Александром Грушиным?

- Отношения у нас абсолютно нормальные. Но вместе мы работать не можем.

- Почему, если не секрет?

- Наверное, у меня плохой характер.

- Давайте вернемся к гонке. На отметке 1,8 км у вас было второе время. Не опасались, что можете проиграть Нойманновой на спусках? Вы же так их не любите.

- А Нойманнова, как выяснилось, не любит подъемы. Это гораздо хуже. Хотя, когда я стояла на финише, мне говорили, что Катя, похоже, выиграет.

- Складывается впечатление, что вы в прекрасных отношениях с соперницами. Это действительно так?

- Не со всеми. Дружу с Тоней Ординой. Когда-то мы бегали в одной команде, сейчас она выступает за Швецию, но это не мешает нам поддерживать связь. Я, кстати, крестная мама Тониной дочери.

- Вы допускаете, что могут возникнуть обстоятельства, которые вынудят вас выставить свою золотую медаль на аукцион?

- Никогда!

- Какие планы у вас на следующую гонку - преследования?

- Знаю, что она будет невероятно трудной, ведь для соперниц я снова буду ориентиром, поскольку стартую первой. Но зрителям гарантирую, что скучно не будет.

- Что, на ваш взгляд, может создать больше всего проблем: погода, трасса, противницы или ваш плохой характер?

- Плохой характер мне на лыжне только помогает. А насчет остального - посмотрим.

Когда лыжницы покидали зал для пресс-конференций, ведущий вдруг задержал Лазутину и чуть шутливо сказал:

- Знаете, а я поставил 5 тысяч долларов - все свои деньги - на вашу победу в гонке преследования. Вдруг проиграете?

Лариса помедлила с ответом, а затем совершенно серьезным голосом произнесла:

- Тогда я верну вам свои…

 

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru