Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Олимпийские игры - Лиллехаммер 1994 - Фристайл
Лина Черязова: «КАЖДЫЙ ПРЫЖОК МОЖЕТ СТАТЬ ПОСЛЕДНИМ»
Лина Черязова
Фото из архива Елены Вайцеховской,
на снимке: Лина Черязова

В предварительных соревнованиях на Играх-94 Черязова преподнесла соперницам такой подарок, что впору было хвататься за головы: на приземлении после второго прыжка у нее чуть ли не в воздухе слетела лыжа и вот так - на одной ноге - Лина въехала в финал. Последней. И, хромая, побрела в раздевалку.

Но радость конкуренток оказалась недолгой. После первой же финальной попытки судья-информатор, не дожидаясь выхода Лиины во втором прыжке, объявил: «Черязовой достаточно просто приземлиться на две ноги, и она - чемпионка».

Именно по этому сценарию и произошло приземление.

Тремя часами позже порядком продрогшую победительницу привели на растерзание журналистам, а еще через 30 минут она, завернутая в мою куртку, перебралась в уголок того же пресс-центра, поближе к термосу с чаем. Когда же я обратилась к ней на «вы», задав какой-то несущественный вопрос, Лиина начала непосредственно крутить головой по сторонам:

- «Мы» - это кто? Я? Ой, только не так официально.

- Тогда рассказывай.

- С чего начинать?

- Ну, скажем, с того, как у тебя слетела лыжа.

- Я сама виновата. Не успела на приземлении правильно поставить ноги, вот крепление и расстегнулось. Я сначала не поняла, что произошло, - такого еще ни разу не случалось. Подумала было, что дело в лыжах -представители фирмы «Хард» мне их выдали только перед стартом. Но после того как пришла в себя и вспомнила, как все случилось, пришла к выводу, что лыжи совсем ни при чем.

- А что потом?

- В финале уже прыгала спокойнее, особенно после того, как хорошо сделала первый прыжок. До него немножко нервничала: были даже мысли, что вообще могу не попасть в тройку. Хотя в этом году выиграла, за исключением одного, все этапы Кубка мира. Некоторые - с отрывом более чем в десять баллов от соперниц.

Из интервью с тренером Черязовой Дмитрием Кавуновым:

«Лучший результат у Лины в этом году был 184 балла. Если бы акробаты соревновались в Альбервилле, она уже там была бы чемпионкой. Потому что одной из первых начала делать двойные сальто - те прыжки, которые исполняли здесь практически все участницы. Главные качества? Смелая и терпеливая до одури. Обычно тренеру приходится заставлять ученика прыгать, а у нас, наоборот: за Линой глаз да глаз нужен, чтобы не переборщила. Закрутиться-то можно на что угодно, но тогда, без подготовки, и приземление - как лотерея. Ей и так последнее время не везет. На этапе Кубка мира в Блэкомбе в начале января мы решили первый раз попробовать новый прыжок, Выглядит он так: в тройном сальто первый оборот исполняется прогнувшись, во втором - пируэт, а третий докручивается в группировке.

Лина оба раза упала и была только двенадцатой. А через десять дней, в Лейк-Плэсиде, снова упала на этом же прыжке и сильно повредила колено. Доктора, когда увидели характер травмы - был надорван мениск, и нога моментально распухла, - за головы схватились: на две недели, говорят, о прыжках и думать забудьте. А Лина ни в какую. Короче, затянули мы бинтами колено - и вперед. Медицинский центр на старте в полном составе стоял - смотрели, чем дело кончится. Она выиграла и уже потом долечивалась - специально на лишние четыре дня там остались. Сейчас хорохорится, но я-то вижу, что в полную силу она прыгать до сих пор не рискует».

Из интервью с чемпионкой:

- Тебе не бывает страшно?

- Бывает, конечно. Но мне нравится пробовать прыжки, которых не делает никто. Хотя смешно вспомнить: когда меня впервые на лыжи поставили и предложили попробовать просто сальто, то, несмотря на все мои прошлые занятия: сначала - пять лет гимнастикой, а потом шесть - акробатикой, я так и не смогла заставить себя перевернуться через голову. Три раза подряд на пятой точке с горы съезжала. А потом - пошло, поехало.

- Ты видишь что-нибудь, когда летишь в воздухе?

- Конечно. Все. Склон, зрителей. По склону и ориентируюсь. Тем более что, прежде, чем сделать прыжок, мы его тренируем в воду. В прошлом году специально ездили на сбор в Лейк-Плэсид: такой базы, как там, пожалуй, нет нигде в мире. Не только специализированный бассейн с трамплином, но даже воздушная подушка есть - чтобы не больно было об воду биться.

- А о снег больно?

- По-разному. Смотря как упадешь. Во время соревнований падения не ощущаются. Потом начинают болеть колени, спина, голова - если тряханет как следует. Сейчас вот колено снова разнылось. А нет ничего хуже - выходить на старт и думать о том, что внизу надо на ноги приземляться.

- Где же вы тренируетесь в Узбекистане?

- Зимой пару месяцев на Чимгане. Дольше там просто снега не бывает. А потом начинаются этапы Кубка мира, и все тренировки уже по ходу выступлений проводить приходится.

Из интервью с Дмитрием Кавуновым:

«Тренироваться нам, по большому счету, негде. Прыгаем практически весь год на батуте, месяц - в лучшем случае - на воде и перед соревнованиями - сразу на снег. Отсюда ошибки в технике. Побеждать-то они пока не мешают: у Лины такой запас сложности по сравнению с остальными спортсменками, что если она на ноги становится, догнать ее практически невозможно. Но страшно другое. Любая ошибка в технике может обернуться травмой на приземлении. Лине - 25, одно колено прооперировано, другое, можно считать, в клочья разорвано. Я каждый раз, когда она прыгает, смотрю и думаю, что любой прыжок может оказаться последним. Нам бы в Москву, в ЦИТО попасть, там колени оперируют так, что через неделю можно начинать тренироваться. Но сейчас все сложно».

Из интервью с чемпионкой:

- На что ты живешь?

- Стипендию получаю - 50 тысяч сомов. Это примерно девять тысяч рублей.

- А цены?

- Как в Москве. Ну, может, чуть подороже,

- Родители работают?

- Да. На заводе. Я у них одна.

- А к Узбекистану ты какое отношение имеешь?

- Только то, что здесь родилась и живу. Мама приехала в Ташкент давно-давно - помогать восстанавливать город после землетрясения. Так и осталась.

- Родители видели, как ты выступаешь?

- Что вы, откуда? Нас же по телевизору в Ташкенте не показывают.

- Ну они хоть подозревают, каким сумасшедшим видом спорта занимается дочь?

- Может быть. А может, и нет.

- Персональных контрактов тебе еще не предлагали?

- Нет. Сейчас на Олимпийские игры всю команду экипировала фирма «Ройч». Год назад меня в Москву звали, но я так и не уехала.

- Почему?

- Да подумала - что я приобрету? Сейчас, наверное, везде так же плохо, как у нас. Хотя в Узбекистане совсем тяжело. В сборной - три девочки. Мы уйдем - и вообще никого не останется. Кроме футболистов...
На пресс-конференции, устав слушать ковыляющего по русским падежам норвежского переводчика, Черязова вдруг не выдержала. И почти без пауз в ответах перешла на английский. На мой вопрос, почему не сделала этого сразу, спокойно ответила:

- Сразу как-то не получилось, а потом, видимо, мозги отогрелись. - И, сжав обеими руками больное колено, рывком поднялась со стула.

- Может, тебе специализацию лыжную сменить?

- На какую? Могул мне нравится, но только как развлечение.

- А балет?

- Что вы! Ни за какие деньги. Там коленки знаете как выворачиваются?

И, улыбнувшись, помахала от двери рукой. Олимпийская чемпионка. Звезда...

1994 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru