Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Олимпийские игры - Лиллехаммер 1994 - Фигурное катание
АМЕРИКАНСКИЙ КУМИР. ВЫХОД ПЕРВЫЙ

23 февраля 1994

Оксана Баюл
Фото из архива Елены Вайцеховской,
на снимке Оксана Баюл

Самой болышой ошибкой тех, кто составлял расписание соревнований фигуристов в Хамаре, по мнению большинства журналистов, было то, что состязания танцоров не завершали программу Игр. Интерес к соревнованиям после драматической схватки танцевальных пар упал настолько резко, что даже долгожданный выход на лед виновниц величайшего в фигурном катании скандала - «дела Керриган - Хардинг» - казался чем-то второстепенным.

Темная криминальная история всем порядком поднадоела. По инерции журналисты посетили пресс-конференцию Хардинг, и складывалось впечатление, что вопросы ей задают тоже автоматически, давно на самом деле устав копаться в подробностях этого дела.

Как бы то ни было, зал Олимпийского Амфитеатра во время технической программы женщин был заполнен до отказа. Правда, весьма занимательным был состав сидящей на трибунах публики. По заявкам олимпийских комитетов на каждую страну было выделено не более чем по 10-12 входных билетов. На Америку - 70.

Судя по количеству национальных флагов на трибунах, соотношение остальных зрителей было примерно таким же. Но отнюдь не все болели за жертву покушения - бронзового призера Игр в Альбервилле Нэнси Керриган. Во всяком случае, когда на лед во второй разминке вьшла Тоня Хардинг, на трибунах запестрели нарисованные от руки плакаты: «Тоня, вперед, за золотом!»

Увы, до золота Хардинг было, как до луны. Хрупкостью сложения она не отличалась никогда, но в этот вечер выглядела просто откровенно отъевшейся.

Соответственно тяжелым и невыразительным было и выступление.

Помнится, накануне приезда в Норвегию я в шутку предположила, что, несмотря на полный провал на чемпионате Европы в Копенгагене, двукратная олимпийская чемпионка Катарина Витт сможет иметь неплохие шансы на Олимпийских играх. Она явно набирала форму (чего не успела сделать в январе), а, учитывая ее бойцовский характер и опыт, которым располагали далеко не все участницы, можно было ожидать, что ее выступление в Хамаре будет одним из самых стабильных. Тем более что после состязаний мужчин стало ясно, что главное требование, которое предъявили Игры к спортсменам, - не лезть из кожи вон, а для начала просто не падать.

Катарина, которой по жребию достался четвертый стартовый номер, не упала ни разу. На центральной трибуне, прямо напротив судейской ложи, появился плакат: «Кати, ты очень нужна этому виду спорта!».
Думаю, соперницы, совсем недавно считавшие, что если кто и может испортить им настроение, то отнюдь не Катарина, в этот вечер много бы дали за то, чтобы немки на льду не было. Несмотря на то, что оценки Витт, полученные за технику (точнее - за недостаток технической сложности), были чуть повыше, чем месяц назад, она возглавила итоговый протокол. И к полному удивлению и восторгу трибун, продержалась в качестве лидера до того самого момента, когда на лед вышли участницы заключительной группы. А это уже гарантировало ей выступление в финале в числе сильнейших.

Но, пожалуй, лимит внимания к немецкой фигуристке на этом и был исчерпан. Потому что каждая из шести оставшихся фигуристок имела совершенно обоснованные претензии не просто на медаль Игр, но на победу.

Гораздо ближе к триумфу, нежели этого можно было бы ожидать, была четырехкратная
чемпионка Европы Сюрия Бонали. Два года назад, в Альбервилле, ей достаточно ясно дали понять, что звание олимпийской чемпионки предполагает нечто большее, нежели умение прочно стоять на ногах. Через год - на чемпионате мира в Праге - неприятная для темнокожей француженки ситуация повторилась: газеты наперебой начали дискутировать на тему, что если Бонали не найдется достойной конкурентки, то это будет означать смерть женского одиночного фигурного катания: умение Бонали исполнять сложнейшие прыжки чуть ли не с места поражало видавших виды корифеев, но скольжение по-прежнему вызывало массу нареканий. К тому же тренер фигуристки, чемпион Европы и мира пятидесятых Ален Жилетти был крайне близок к тому, чтобы послать воспитанницу вместе с ее мамашей (без которой не обходилось ни одно выступление и ни одна тренировка) к черту, как это до него сделал Дидье Гелагье - главный тренер французских фигуристов.

Не знаю уж, кому первому пришло в голову пригласить на роль очередного постановщика бывшую советскую фигуристку Ольгу Воложинскую, успевшую зарекомендовать себя именно со стороны блестящего интерпретатора музыки на льду. В результате Сюрия получила танец, идеально подходящий ей и по характеру, и, главное, скрывающий недостатки фигурнокатательного воспитания.

В отсутствие российских фигуристок, вся русскоговорящая публика, естественно, болела за Оксану Баюл. Маленький черный лебедь (в облике которого Оксана исполняла короткую программу) имел в этот вечер гораздо больше права на волнение, нежели и Бонали, и Керриган, и китаянка Лю Чен, и японка Юка Сато: что такое Игры, ей предстояло понять только сейчас, на своих нервах. И гораздо меньше прав на проигрыш ей оставлял прошлогодний титул чемпионки мира.

Лишь один раз Баюл - нет, даже не ошиблась - подстраховалась, совсем незаметно подставив зубец второго конька на приземлении после сложнейшего тройного лутца. Но именно этот малюсенький промах развязал руки арбитрам: когда на лед вышла Нэнси Керриган, всем было абсолютно ясно, что высшие оценки, традиционно приберегаемые судьями под конец соревнований, незамедлительно будут выложены американке на блюдечко с голубой каемочкой.

Наверное, я не имею права быть пристрастной. Но выступление Керриган никак не могло заставить не думать о том, что рекламная кампания, в основе которой, как ни крути, лежит грязная, необъяснимая история, не должна была иметь место накануне вот такого главного старта. С первого дня открытия Игр Керриган без передышки появлялась на всех соревнованиях в соседнем дворце спорта - у конькобежцев, приезжала в Лиллехаммер.

И везде - интервью, интервью, интервью, вызывающие недоумение даже у американцев, Когда я спросила одного из них - бронзового призера тех же, что и Керриган, альбервилльских Игр Пола Уайли, как он относится к ситуации в команде США и к ее лидеру, в частности, он сказал: «У Нэнси хорошие шансы выиграть. А победителей не судят».

Последнее объявление, вывешенное на дверях конференц-зала, гласило: «Пресс-конференция победительницы в технической программе Нэнси Керриган - через 15 минут после окончания соревнований. Приглашаются все».

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru