Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Олимпийские игры - Лиллехаммер 1994 - Фристайл
Сергей Шуплецов: «НАМ ТОЖЕ СТРАШНО»

16 февраля 1994

Сергей Шуплецов
Фото © Corbis
на снимке Сергей Шуплецов

Невозмутимый и универсальный.

В эти два слова лучше всего, на мой взгляд, укладывается характеристика Шуплецова как спортсмена и человека. Универсальность свою он отлично продемонстрировал, когда стал чемпионом мира в комбинации, включающей в себя все три вида столь разнообразной лыжной дисциплины, как фристайл. А стоит хоть раз посмотреть, с каким спокойствием Сергей выходит на старт любого турнира, и становится ясно, что его слова о том, что соревнования меньше всего ассоциируются в его сознании с волнением - чистая правда.

На пресс-конференции после финального спуска по олимпийским буграм серебряный призер Игр Шуплецов был не так откровенно счастлив, как победитель, канадец Жан-Люк Брассар, но и не настолько расстроен, как обладатель бронзы Эдгар Гропирон, который признался, что больше всего удручен не 3-м местом, а тем, что в звании олимпийского чемпиона, которое завоевал в Альбервилле, побыл всего два года.

- Счастливы? - спросила я Шуплецова.

- Доволен. Могул всегда непредсказуем. С такими соперниками - особенно.

- Брассар уже сообщил журналистам, что ему было особенно приятно обыграть именно вас.

- А мне приятно это слышать. Тем более что у нас в могуле перед каждыми соревнованиями пять лыжников из числа сильнейших должны проехать трассу, и контрольное время прохождения дистанции устанавливается не по самому быстрому результату, а по времени спортсмена, который продемонстрирует наиболее техничный и выразительный спуск. В Лиллехаммере эталоном стал Брассар.

- Судя по протоколу, вам удалось обойти его и в скорости, и в исполнении прыжков.

- Я и старался это сделать. Когда почувствовал, что без труда укладываюсь в контрольное время, то намеренно решил в финале не торопиться, а немного поиграть на публику. У нас зрители особенно ценят, когда лыжник дает понять, что их внимание ему не безразлично.

- Но с погодой вам откровенно не повезло.

- Это да. Когда начали соревноваться девушки, я было совсем успокоился - такое было безоблачное небо. А потом вдруг неизвестно откуда наполз туман. У меня почти что испортилось настроение, но потом вдруг я подумал: чего расстраиваться? Все ведь в одинаковых условиях, а значит - все в порядке. Вот зрителям действительно не очень повезло.

- Вы их видите во время спуска?

- Конечно. Вижу абсолютно все, что происходит вокруг. Но так же легко могу заставить себя не видеть ничего, кроме трассы.

- Вы почти два года тренировались то с тренером, то без. Он вам что, не нужен?

- Нужен очень. У меня все неудачные выступления и объяснялись во многом тем, что тренировался я большей частью самостоятельно, а мне крайне важно знать, что на меня постоянно смотрит кто-то со стороны. Сейчас все в порядке, постоянно работаю с Зауром Макеевым.

- Насколько я знаю, в акробатике вы выступать не собираетесь...

-Тренеры решили, что нет. Значит, выступлю в другой раз, тем более что сейчас без тройных сальто на таких соревнованиях рассчитывать не на что. У меня-то все прыжки двойные.

- Неужели самому не бывает страшно такое вытворять, на лыжах?

- Конечно, страшно. Но если для любого нормального человека это просто ужас, то для меня - просто работа.

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru