Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Олимпийские игры - Лиллехаммер 1994 - Фигурное катание
РУССКИЙ БАЛ!

15 февраля 1994

Екатерина Гордеева и Сергей Гриньков
Фото из архива Елены Вайцеховской,
на снимке Екатерина Гордеева - Сергей Гриньков

Меньше всего я ожидала увидеть во дворце, где во вторник вечером должны были определиться первые чемпионы Игр в парном катании, Татьяну Тарасову. В начале сезона она было согласилась включиться в предолимпийскую подготовку чемпионов Калгари Екатерины Гордеевой и Сергея Гринькова но, когда этот факт стал известен в достаточно широких кругах, вдруг исчезла, словно решив, что дополнительные хлопоты (к тому же с весьма непредсказуемым исходом) ей ни к чему.

А после того как Тарасова не приехала на чемпионат Европы в Копенгаген, где Катя с Сергеем стали чемпионами Европы, я подумала: вот и закончилась эра Тарасовой на Олимпийских играх. Закончилась с последним танцем Марины Климовой и Сергея Пономаренко - чемпионами альбервилльских Игр. И вдруг - столь неожиданная встреча…

- Татьяна Анатольевна, какими судьбами?

- Не выдержала. Поняла, что если останусь дома, в Мос­кве, то просто сойду с ума. Купила билет, прилетела только сегодня. Теперь собираюсь упасть в ноги руководителям российской команды, и, если они помогут мне получить хоть какую-то аккредитацию, ей-богу, плакать от счастья начну.

- Как же вы попали на трибуну?

- Билет купила. Впервые в жизни.

- А почему, если не секрет, вы отказались продолжать работу с Катей и Сергеем?

- Честно? Я почувствовала, что мне будет стыдно стоять за чужой работой. Я на шести Олимпиадах стояла за своей. А когда увидела, с каким самозабвением тренируются ребята, насколько они самостоятельны, сколько сил в них вложили Володя Захаров и Марина Зуева, то поняла, что им не нужна моя помощь. Да и с другой, неспортивной точки зрения, как вы думаете, кого бы вместе с Гордеевой и Гриньковым посылали на все соревнования, если бы я официально числилась консультантом?

- Скорее всего вас?

- Вот именно. А я не имею никакого права отбирать место у тренеров, которые сделали эту пару.

- Получается, вы не видели Сергея с Катей с прошлой осени?

- Да. Только по телевизору во время чемпионата Европы.

- Вам понравилось то их выступление? Хотя я понимаю, что любой тренер прежде всего ищет в программе фигуристов ошибки.

- Ошибки? Гордеева и Гриньков откатались блистательно! Они исполняют технические элементы так, как их не исполняет никто. Что же касается стиля катания (я же знаю, что некоторые склонны упрекать программу ребят в некоторой старомодности), то я считаю, что в спорте всегда первостепенна победа, а уже потом - ее слагаемые. У Наташи Мишкутенок и Артура Дмитриева очень интересная программа, но, на мой взгляд, смотрится она только в том случае, если безукоризненно исполнена с первого до последнего шага. Кстати, судя по тому, что я видела по телевизору, Мишкутенок и Дмитриев в блестящей форме. Так что я воздержусь от прогнозов.

- А если бы программу Гордеевой и Гринькову ставили вы? Попытались бы уйти от их классического стиля?

- Может быть. Но, даже если бы они согласились это сделать, потребовалось бы гораздо больше времени, нежели было у меня и у ребят.

- Говорят, Джейн Торвилл и Кристофер Дин, чья победа в Копенгагене выглядела более чем спорной, поменяли произвольный танец на восемьдесят процентов. А ведь со времени чемпионата прошло меньше месяца.

- Они - феноменальные люди. У меня такое просто не укладывается в голове. Я бы накануне Олимпийских игр не поменяла бы в программе своих спортсменов ни одного шага. Просто побоялась бы. Олимиада - это же бешеное, нечеловеческое напряжение. Любая непродуманная мелочь может привести к катастрофе. Имен­но поэтому я сейчас не хочу даже попадаться на глаза Кате и Сергею - лишние эмоции перед выступлением могут только помешать…

 

Наталья Мишкутенок и Артур Дмитриев
Фото из архива Елены Вайцеховской,
на снимке Наталья Мишкутенок - Артур Дмитриев

- Выиграет та пара, которая ни разу не ошибется, - дипломатично заметил экс-чемпион мира и выдающийся фигурист шестидесятых австриец Эммерих Данцер.

- Из скольких?

- Естественно, из двух. Ваших.

- Но ведь канадцы Изабель Брассер и Ллойд Эйслер - чемпионы мира.

- Если вы хотите поспорить со мной, я готов, но в другой раз. А если вас интересует только мое мнение, то я считаю, что в прошлом году в Праге канадцы стали чемпионами лишь потому, что все остальные катались еще хуже. Их даже сравнивать нельзя с Гордеевой - Гриньковым и Мишкутенок - Дмитриевым. Хотя должен признаться, что могу быть необъективен в оценке лидеров: я очень люблю Наташу Мишкутенок с того времени, когда она только начала выступать на юношеских соревнованиях. Но, к своему сожалению, должен признать, что выиграть Наташа с Артуром смогут только в том случае, если (и тут Данцер практически повторил слова Тарасовой) прыгнут выше головы, что на Олимпийских играх сделать чрезвычайно сложно.

Знал бы Данцер, сколь близки окажутся его слова к истине, а бесподобная пара Тамары Москвиной - к победе! То, что сделали Наташа и Артур, не укладывалось ни в какие рамки сознания тех, кто хотя бы раз видел их выступление до главного старта. Еще в декабре, на чемпионате России в Санкт-Петербурге, когда Москвина рассказывала, с каким трудом она с учениками создавала программу (именно Артур настоял на том, чтобы остановить выбор музыки на сложнейшем для интерпретации на льду 2-м концерте Рахманинова), по ее лицу можно было прочесть, что она далеко не уверена в правильности рискованного решения. Может быть, потому что лучше других знала, насколько суровая классика музыки способна усилить впечатление от программы, но и как жестоко может проявить ошибки технического исполнения, что, собственно говоря, и произошло на чемпионате Европы в Копенгагене.

С другой стороны, именно тот ошеломляющий провал (если называть вещи своими именами, то на европейском первенстве олимпийские чемпионы так и не смогли унести ноги от бронзовых призеров чемпионата мира Евгении Шишковой и Вадима Наумова) сослужил им неплохую службу: в Хамаре вряд ли кто ожидал, что Мишкутенок и Дмитриев смогут составить конкуренцию Гордеевой и Гринькову. А значит, терять им, по большому счету, было нечего. В отличие от Кати и Сергея.

- Если бы вы знали, насколько тяжело было непрерывно слышать от окружающих, что олимпийское золото нам гарантировано практически без борьбы, - сказала Катя уже после награждения, когда в первом часу ночи после обязательного для чемпионов допинг-контроля их наконец привели в пресс-центр. А часом раньше они должны были выйти на лед сразу после Наташи и Артура. И накатывали мини-круги по ближайшей к выходу половине катка в ожидании чужих судейских оценок.

«Запоминается всегда самая высокая, - говорил мне уже не помню кто и не помню когда. - И после того как соперник по­лучает 5,9, поверьте, уже не хочется выходить на лед...» По тому, как Сергей осторожно ставил конек на лед, словно пробуя его на прочность, я поняла, что нервничает он безумно.

Почему-то вспомнилось, как много лет назад прозаично объяснял нам, студентам, причины соревновательных неудач про­фессор физиологии в институте физкультуры: «В момент ответственного старта у спортсмена происходит колоссальный выброс адреналина. И его чрезмерный уровень способен моментально нарушить тонкую координацию работы мышц. Вроде делает человек все, что делал на тренировках, а реакции организма уже не те. И начинаются ошибки».

Ошибаться Гордеевой и Гринькову нельзя было ни в коем случае. Даже единственный серьезный срыв вполне был способен привести к тому, что из лидеров олимпийские чемпионы Калгари могли бы стать только бронзовыми призерами, поскольку еще до выступления Мишкутенок и Дмитриева свой лучший вариант программы показали канадцы. Лично меня их программа разочаровала. Но судьи не могли не учитывать того, что Брассер и Эйслер не сделали ни одной помарки, а согласно прошлогодним титулам по неписаным законам фигурного катания никак не должны были оказаться вне призовой тройки. Тем более что борьбы не выдержала еще одна из претедовавших на медали пар: немецкая фигуристка Мэнди Ветцель споткнулась в ласточке и прямо из-под рук партнера - Инго Штойера - с высоты своего роста грудью ударилась об лед и рассекла подбородок так, что пришлось накладывать швы.

В любой другой ситуации оценки канадцев могли быть чемпионскими. Кстати, после награждения, нервно теребя висящую на груди бронзу, они не могли скрыть раздражения по поводу возвращения на Игры наших, в недавнем прошлом профессиональных, пар, в прямом смысле испортивших их триумф. Если бы не решение ИСУ, давшее профи зеленый олимпийский свет! И сколь же многие про себя ждали от ветеранов промаха!

Честно говоря, я далека от мысли, что судьба олимпийских наград была предрешена заранее, в чем обычно многие бывают склонны обвинить судей. Вершители судеб точно так же, как и спортсмены, нервничали, и далеко не все были способны справиться с нечеловеческим напряжением. Иначе чем объяснить, что (жесточайший парадокс!) именно голоса украинского и белорусского судей, которые по всем законам фигурного катания должны бы быть отданы россиянам - Евгении Шишковой и Вадиму Наумову, великолепно завершившим парный финал, оказались на стороне канадцев и тем самым лишили Женю и Вадима стопроцентно заслуженной бронзы?

Но и судьба золота висела на волоске. Если бы вместо людей за пультами были компьютеры, не исключено, итог был бы иной. Слишком равным было выступление двух первых пар. И, положа руку на сердце, чисто с технической точки зрения катание Гордеевой и Гринькова было не идеальным. Оно и не могло, учитывая все вышесказанное, быть идеальным.

- Я был готов к тому, что мелкие помарки у ребят будут, - сказал тренер Гордеевой и Гринькова Владимир Захаров, поставивший когда-то 11-летнюю Катю и 15-летнего Сергея в пару. - Но когда Сергей ошибся во вращении, а потом - в каскаде прыжков, почувствовал, что меня прошиб пот. Единственное, в чем был уверен, что, если более серьезных ошибок не будет, судьи все равно отдадут предпочтение нашим ребятам - у них оставалось преимущество и в скорости, и в чистоте линий.

И все-таки как жаль, что героем этой поистине битвы гигантов заведомо должен был стать кто-то один. Как невесело пошутила Москвина, к чему сетовать, если в фигурном катании всегда было, как в анекдоте, согласно которому кому-то нравится пастор, кому-то - его жена, а кто-то предпочитает дочь. Я знаю одно: такой захватывающе прекрасной борьбы в фигурном катании не было давно. И вряд ли нечто подобное повторится в ближайшем будущем.

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru