Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Олимпийские игры - Пекин-2008 - Легкая атлетика
Елена Исинбаева:
«ХОЧУ, ЧТОБЫ МОЙ РЕКОРД ПРОСТОЯЛ СТО ЛЕТ»

25 августа 2008

Елена Исинбаева
Фото © Александр Вильф
Пекин. Елена Исинбаева

Так получилось, что за все время выступлений Исинбаевой на международном уровне у меня ни разу не было возможности познакомиться со спортсменкой лично. Хотя мы, можно сказать, встречались. Лет восемь назад я возвращалась в Москву из Вены, а на соседних местах в самолете сидели тренер и совсем молодая спортсменка. Девушка плакала. А наставник не то чтобы утешал, скорее втолковывал: «Пойми, ты не слабее, чем она. Просто ты сама должна понять, что можешь выиграть. И вот тогда она вообще не будет для тебя конкуренткой».

Мир давно научился узнавать Исинбаеву с первого взгляда, но каждый раз, глядя на то, как она побеждает, я вспоминаю давний сюжет: плачущую Лену и ее тренера Евгения Трофимова в том самом самолете.

Для спортсменки, похоже, было даже чуть непривычно переходить на родной язык: менеджеры Исинбаевой спланировали ее график так, что после триумфального выступления ее внимания в основном удостаивались иностранные телекомпании. Но настроение у чемпионки было хорошим. Стоило мне выразить сочувствие в связи с ее столь напряженным графиком встреч с прессой, она улыбнулась: «Ничего страшного. Недолго осталось».

- Я уже давно с большим удовольствием слежу за вашими выступлениями. Кому первому пришло в голову превращать ваши соревнования в спектакль и кто так блистательно воплощает эту задумку в жизнь?

Исинбаева искренне рассмеялась:

- Никто ничего не придумывал. Это все происходит спонтанно, вживую, так что даже не знаю, почему у вас сложилось такое мнение.

- Потому что соревнования с вашим участием больше всего напоминают хорошо подготовленное шоу, в котором продуман и срежиссирован каждый шаг, каждая деталь.

- Может быть, дело в том, что я каждый раз готовлюсь к соревнованиям одинаково? Если и закрываюсь от всех полотенцем, то делаю это на всех турнирах. Готовлюсь к прыжкам тоже одинаково. Другое дело, что высоты получается брать по-разному. Когда с первой попытки, когда со второй. Но мне нравится, что люди так все воспринимают. Хорошо ведь, когда публика идет на стадион как на шоу.

- Хотите сказать, что даже белое, красное и синее одеяла (в полном соответствии с цветами российского флага), которыми вы с головой накрывались во время соревнований, - тоже экспромт?

- Конечно. У нас просто экипировка такая. Я ее и использовала, не думая при этом, что и в каком порядке беру.

- Вы обычно завершаете соревнования, когда все остальные спортсмены уже закончили выступать. Делаете это намеренно?

- Нет, конечно. Само так получается. Я всегда начинаю соревнования с одной и той же высоты - 4,70. Другое дело, что остальные девочки начинают с меньших высот и мне приходится их ждать. Некоторые спортсменки вообще до моего начального уровня не доходят. Так что я ни при чем.

- А как вам самой комфортнее - выступать, когда параллельно с вашими прыжками проходят соревнования в других видах или когда остаетесь одна перед всем стадионом?

- Сложно сказать. Я люблю, когда одна. Когда все внимание обращено только на меня, когда все поддерживают только меня. Но в этом тоже есть свои сложности. После разминки приходится часа на полтора-два уйти в затишье, а мышцы при этом остывают. Пропадает адреналин. Правда, стоит выйти в сектор, он возвращается. На самом деле я не очень много об этом думаю - привыкла. Но если вы говорите, что мои выступления выглядят как спектакль, я рада. Это говорит о том, что я прекрасно справляюсь с отведенной мне ролью.

- Поэтому я и думала, что с вами работает целая команда людей, отвечающих за сценарий вашего поведения.

- Нет, это не так.

- А услугами имиджмейкера когда-либо пользовались?

- Нет.

- Насколько вы предоставлены самой себе во время таких соревнований, как олимпийские Игры?

- Вообще не предоставлена. Все, что я здесь делаю, оговорено теми или иными обязательствами. Вот только выступаю исключительно для себя.

- Неужели не раздражает сам факт того, что каждый ваш шаг заранее расписан по минутам, независимо от вашего желания и настроения?

- Это же нечасто происходит - только после крупных успешных соревнований. Фотосессии у меня бывают три или четыре раза в год, другое дело, что за одну такую фотосессию я делаю множество фотографий, которые потом долго и почти непрерывно где-то публикуются. Не исключаю, что у кого-то действительно может сложиться впечатление, что за шест я не берусь вообще, а занимаюсь исключительно светской жизнью: рекламными проектами, пресс-конференциями...

- Подозреваю, что в Пекине не осталось человека, который не знал бы о том, что вы влюблены. А приходилось чувствовать себя безумно одинокой, при том что со спортивной стороны все было в полном порядке?

- Такое бывало. И я рада, что эти моменты позади.

- Вам легко сходиться с людьми, обзаводиться новыми знакомствами, контактами?

- Сейчас, да. Мне вообще ничего не приходится для этого предпринимать - люди сами ко мне идут. Но ведь познакомиться и начать общаться просто, и куда сложнее по-настоящему поверить людям, которые тебя окружают. Когда спортсмен на волне успеха, от друзей и знакомых отбоя нет. Как и от тех, кто постоянно предлагает какую-то помощь, подходит с какими-то деловыми предложениями, просто хочет подружиться. И понять, кто есть кто, мне сейчас гораздо сложнее, чем несколько лет назад, когда я была никем. Хотя меня никто по большому счету не предавал. Наверное, потому, что я никогда до конца не доверяюсь людям.

- Приходилось обжигаться?

- Не в этом дело. Просто не верю, что кто-то может принять за меня решение более правильное, чем я могу принять сама. Не верю, что, если раскрою душу, человек искренне поможет. Конечно, есть круг людей, на которых такое отношение не распространяется. Мои родители, сестра, теперь вот - любимый человек. Они меня никогда не предадут.

- Лена, а в чем вы сейчас видите мотивацию, чтобы продолжать выступления?

- Не знаю... Быть в центре внимания, добиваться успеха, делать популярным свой вид спорта, чтобы детишки с меня пример брали. Я часто получаю письма, в которых дети пишут, что начали заниматься прыжками с шестом, что хотят быть такими же, как я... Пишут, что всегда следят за моими выступлениями, черпают в них энергию. Что, глядя на меня, понимают, что все возможно. Эти слова меня и двигают вперед. А с другой стороны - что я могу делать еще? К тому же в спорте мне осталось продержаться всего четыре года. Потом начнется совершенно другая жизнь. Не такая насыщенная. Может быть, даже скучная и однообразная.

- Вы боитесь этого момента?

- Чуть-чуть. Уверена, что не пропаду: меня окружают хорошие люди, есть сильный тыл, так что свое место в жизни я найду.

- Хотя бы приблизительно представляете, чем хотели бы заниматься, чтобы новая профессия приносила тот же азарт и удовольствие, которые приносит вам спорт?

- Таких занятий нет. И подобных эмоций я больше ни когда и нигде не испытаю.

- Это как раз и должно пугать больше всего.

- Оно и пугает. С другой стороны, я совершенно не исключаю, что через четыре года могу сама устать от спорта до такой степени, что захочу спокойной жизни. Или, напротив, найду дело, которое станет вдохновлять меня совершенно по-новому.

- А проиграть вы боитесь?

- Сильные люди не думают о поражениях. Вот и я не думаю.

- На этот год ваши планы уже завершены?

- Нет. Еще предстоит выступить в пяти соревнованиях, первое из которых пройдет 29 августа в Цюрихе. Потом Брюссель, Штутгарт, Шанхай и Корея.

- Как вам удается держать себя в форме на протяжении столь долгого времени?

- Сложно, конечно. Ведь даже сейчас чувствуется сильное опустошение от пережитого стресса, от всего этого внимания. С другой стороны, выступать после победы на Олимпиаде на любом другом турнире - как на дворовые соревнования приехать. Я готовлюсь к этим стартам, естественно, концентрируюсь, но психологически чувствую себя совершенно спокойной за результат.

- В свое время я была неплохо знакома с Сергеем Бубкой и до сих пор иногда вспоминаю о том, что результат, на который Сергей был способен в расцвете сил, он так и не показал. Предпочитал, как и вы, бить мировые рекорды, прибавляя по одному сантиметру, а потом просто ушло время. У вас сейчас колоссальный запас над планкой - это очевидно всем. Никогда не приходит в голову мысль выйти в сектор и ка-ак шарахнуть?

- Вот в 2012 году ка-ак шарахну - и уйду.

- А где лежит ваш предел?

- Не знаю. Виталий Афанасьевич (нынешний тренер Исинбаевой Виталий Петров. - Прим. Б.В.) говорит, что он лежит в пределах 5,15 - 5,20. Вот 5,20 и прыгну в Лондоне. Думаю, этого будет достаточно, чтобы никто и никогда эту высоту не перебил. Чтобы я осталась в легкой атлетике непобежденной.

- Ну, знаете, даже Майкл Фелпс, когда выиграл свою восьмую золотую медаль в Пекине, сказал, что совершенно не считает, что этот рекорд должен остаться в истории навсегда. Потому что, с его точки зрения, ни один рекорд не должен стоять вечно.

- Мне будет достаточно, если мой простоит сто лет.


© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru