Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Олимпийские игры - Пекин-2008 - Прыжки в воду
Дмитрий САУТИН:
«ЕСЛИ ТРЕНЕР СКАЖЕТ, БУДУ ПРЫГАТЬ ДАЛЬШЕ»
Дмитрий Саутин и Юрий Кунаков
Фото © Александр Вильф
Пекин. Дмитрий Саутин и Юрий Кунаков

14 августа 2008

13 августа двукратный олимпийский чемпион Дмитрий Саутин добавил к своей уникальной коллекции из семи олимпийских медалей еще одну - серебряную. Эта награда была завоевана выдающимся прыгуном в синхронных прыжках с трехметрового трамплина в паре с Юрием Кунаковым.

Задача обыграть в этом виде программы действующих чемпионов мира Цинь Кая и Ван Фэна изначально казалась недостижимой. Незадолго до отъезда в Пекин тренер лучшего российского синхронного дуэта Татьяна Стародубцева честно призналась, что будет считать выдающимся результатом любую олимпийскую награду. Что прекрасно понимает: бороться за медали в индивидуальном виде программы Дмитрию будет крайне тяжело. Все-таки пятая Олимпиада. Да и возраст Дмитрия - 34 года - уже предельный для прыжков в воду. Поэтому и было решено сделать упор в тренировках на парную дисциплину.

То, что арбитры главными претендентами на золото видели только китайских спортсменов, было очевидно с первой же попытки. После второго прыжка, завершающего обязательную часть программы, преимущество хозяев составило около семи баллов. Вряд ли это было реальным отражением сил: так сложилось, что на всех домашних для китайцев соревнованиях судьи подсознательно набавляли им оценки. По одному баллу, по половинке... И все понимали при этом, что именно таким образом создается наиболее комфортная для лидеров ситуация, позволяющая не думать о том, что кто-то наступает сзади на пятки.

Четыре первых раунда не доставляли беспокойства и российским болельщикам. Саутин и Кунаков не зря посвятили львиную долю тренировочного времени отработке парных элементов. Они уверенно держались на второй позиции, потихонечку отодвигаясь от остальных. Но в пятой серии случилась сразу двойная ошибка: выполняя один из наиболее сложных прыжков своей программы - три с половиной оборота вперед из задней стойки, - Дмитрий немного раньше положенного раскрылся в воздухе, а Юрий, напротив, затянул открытие. И, выражаясь прыжковым языком, «лег на спину».

Состязания в синхронных прыжках настолько скоротечны, что времени не остается даже на то, чтобы как следует понервничать. Разве что в памяти непроизвольно промелькнул калейдоскоп событий четырехлетней давности: Саутин и Александр Доброскок, имеющие реальные шансы на золото, прекрасное начало прыжка и глухой звук удара ног Дмитрия о доску трамплина. Седьмое место.

Ситуация во вчерашнем турнире была не до такой степени критична, но ошибки хватило, чтобы российский дуэт откатился на четвертую позицию. А вот на вторую вышли украинцы Илья Кваша и Алексей Пригоров, которые до начала турнира даже не помышляли о медальных шансах.

Этот расклад до такой степени напоминал афинский, что сделалось жутковато: при удачной попытке равные шансы бороться за серебряные награды получили сразу несколько команд. Впрочем, я не зря сказала о скоротечности: пока на трибунах журналисты и комментаторы судорожно просчитывали варианты, судьба медалей уже определилась: американцы «посыпались» первыми, выкинув самих себя из числа призеров, и, к счастью, Саутина и Кунакова это не выбило из равновесия. А под занавес «посыпались» и украинцы. Правда, им повезло больше, нежели «звездно-полосатым»: российским спортсменам они уступили, но впервые за всю историю украинских прыжков в воду олимпийские медали добыли.

Выражение абсолютного счастья на лице Кунакова на пресс-конференции периодически сменялось виноватым взглядом:

- Мне было тяжело. Из-за волнения. Теоретически Олимпийские игры ничем не отличаются от других соревнований, в которых мне доводилось участвовать. Те же спортсмены, те же программы, те же судьи. Но напряжение совершенно другое. Я постоянно твердил себе, что должен прыгать, как на тренировке. А в результате просто не совладал с ощущениями. Тяжело контролировать себя, когда адреналин из всех щелей брызжет.

- О чем думали во время соревнований?

- Старался выбрасывать из головы все лишнее. Но, когда завалил пятый прыжок, сразу мысль проскочила: «Все, попали...»

- Вы видели, что Саутин в этом прыжке тоже ошибся?

- До того, как вошел в воду, нет. Такое мне даже в голову не пришло. Думал лишь о своей ошибке. И стыдно было перед всеми. Если бы была такая возможность, ей-богу, так под водой бы и остался. Подвел ведь всех: и себя, и тренеров, и Диму. Но потом каким-то образом удалось отключить мозги. Вообще ни о чем не думал, когда по трамплину в заключительной попытке шел.

Саутин выглядел сильно уставшим. Принял поздравления и, услышав традиционный вопрос о том, какая из его Олимпиад самая трудная, усмехнулся:

- Эта, конечно. Тяжело уже прыгать. Физически тяжело. Особенно по утрам: пока не разомнешься, в душ не сходишь, вообще с трудом каждое движение дается. Я ведь уже столько лет выступаю... За это время в прыжках поменялось такое количество китайских прыгунов, что я уже в их именах запутался. Да и почти забыл о тех временах, когда у меня ничего не болело и на трамплине я был способен делать все, что хочу.

После Афин я всерьез собирался закончить с прыжками. Но получилось так, что обещания, которые мне давали по поводу дальнейшей работы, не были выполнены. В 2005-м тем не менее я нигде не выступал, лечил плечо. За несколько месяцев отдохнул и окончательно понял, что не могу себя нигде найти. К тому же на трамплине у меня появился новый партнер - Юра, и я очень рад, что у нас в Пекине все получилось.

- До начала турнира вы чувствовали в себе силы бороться с китайцами?

- Вряд ли. Сами видите, они как машины. Тем более при такой поддержке трибун.

- Вы согласны с тем, что китайских прыгунов судят на Играх неоправданно хорошо?

- Есть такое. В Китае это в порядке вещей.

- А что произошло в пятой попытке?

- Для меня этот прыжок достаточно проблематичен. Но деваться некуда. Программы-то у всех сложные, приходится тоже лезть из кожи вон. Вроде размялся хорошо, а в соревнованиях справиться не сумел.

- То, что ваш партнер тоже ошибся, заметили?

- Только когда вылез из воды и посмотрел повтор. Подумал, что это - все.

- Не знаю уж, что и как в таких случаях партнеры говорят друг другу, но с трибуны было видно, что Кунаков опасается даже подходить к вам близко.

- Ну, это вы преувеличиваете. У нас с Юрием очень хорошие отношения. За все время не было случая, чтобы я на него хотя бы голос повысил. Все ведь ошибаются. Но сколь бы серьезными эти ошибки ни были, бороться всегда нужно до конца. Тем более что у нас оставался еще один прыжок. Нужно было во что бы то ни стало на него собраться. Тем более вы сами видели, какими маленькими были разрывы в результатах.

- Вы с Юрием что-нибудь говорили друг другу между этими прыжками?

- Нет. Все, что было нужно, нам сказал тренер.

- Что именно?

- Стародубцева сделала чисто технические замечания: где должны быть плечи, где голова... Напомнила, что нужно «держать» спину. Со стороны ведь гораздо лучше видно причину, по которой происходит ошибка. Полагаться на собственные ощущения в таких случаях не стоит. На последнем сборе в Корее у Кулакова одно время не очень получались винтовые прыжки. И я по этому поводу дергался, и он, и тренеры. Юра по 30 раз каждый элемент отрабатывал. Прыгнем вместе три раза, а дальше он сам. Но все равно не очень получалось. Татьяна даже меня просила помочь - объяснить Юре, в чем может быть причина. А что тут объяснять? Есть видеокамера, все видно. Но он молодец. Работал, терпел, молчал... Хорошо, что здесь в бассейне зал нормальный. Можно на суше какие-то вещи отрабатывать. В Корее в зале тоже был «сухой» трамплин, но тренироваться на нем невозможно. Слишком там было жарко. Когда тело постоянно влажное, скользкое, в зале вообще можно голову сломать.

- Стародубцева сказала мне незадолго до Игр, что вы будете прыгать еще как минимум год. До чемпионата мира в Риме. Ради того, чтобы дать Кунакову возможность таким образом продлить «синхронную» карьеру.

- Это она сама так сказала?

- Да. А для вас это, получается, новость?

- Ну-у... Вообще-то я надеялся, что уже хватит. Но раз Стародубцева сказала, значит, будем прыгать.

- Положа руку на сердце вы сами чувствуете какие-либо обязательства перед Кунаковым за то, что, встав с вами в пару, он тем самым помог вам продлить карьеру, выиграть в Пекине?

- Конечно. Да и потом резко заканчивать с тренировками вредно для здоровья. А здоровье - штука важная. Тем более в моем возрасте. Надо только хорошо отдохнуть сначала. Отключиться от прыжков. Побыть в семье, никуда не ездить. А то в этом году я и дома толком не был. Игры для нас с Юрой - уже десятый старт в синхронных прыжках, если считать с января. Десятый удачный.

А вот когда отдохну, тогда все и обсудим. Все равно ведь буду приходить в зал, заниматься, и наверняка будет не хватать того адреналина, как, например, был сегодня. Много чего будет не хватать. Пока тренируешься и выступаешь, всегда хочется более спокойной жизни. Но когда столько лет живешь совсем иначе, спокойная жизнь быстро надоест. Хочется ведь чего-то такого, чтобы... цепляло.

- На протяжении последних лет еще не было случая, чтобы китайцы выигрывали на чемпионатах мира и Олимпийских играх восемь золотых медалей из восьми. Вы постоянно видите китайских прыгунов на тренировках. Какова вероятность, что они могут хоть что-то проиграть?

- Вообще-то мы все очень сильно рассчитывали на Глеба Гальперина и Диму Доброскока в синхронных прыжках на вышке. Они могли выиграть. Обыгрывали в этом сезоне этих же соперников. К тому же китаец в предпоследнем прыжке серьезную ошибку сделал. Но к тому времени сложился такой отрыв, что бороться было уже бесполезно.

Очень интересной должна быть мужская вышка. Это вообще, на мой взгляд, один из наиболее красивых олимпийских снарядов, завершение Игр. Хотя и на женской вышке могут быть сюрпризы. Там есть американка - Лора Уилкинсон. А у китаянок против нее будут бороться две маленькие девочки. Могут дрогнуть.

- У вас есть объяснение, почему на вышке за Китай постоянно выступают совсем юные спортсмены?

- На трамплине у спортсмена должен быть определенный вес. С маленьким доску не продавишь. А на вышке главное - входы в воду. Там требуются именно маленькие и легкие прыгуны. Поэтому каждые четыре года китайцы полностью меняют на этом снаряде состав.

- Вы задумываетесь о том, чем станете заниматься, когда все-таки закончите карьеру?

- Хотел создать свою школу, но отчаялся ждать, когда в Воронеже построят бассейн. Пятый год вопрос без движения стоит. Землю под строительство выделили, но в таком районе, где нет смысла вообще что-то строить. На Левом берегу. Там в основном одни заводы. Рабочий, достаточно неблагополучный район. Я там всю жизнь почти прожил, поэтому знаю, что говорю. А в другом районе, куда я сейчас с семьей переехал, земли вообще нет свободной - бывший мэр всю ее распродать успел.

- А какой вы представляете себе свою школу? Раз своя, значит, и ответственность за нее нужно нести?

- Конечно. Но пока нет бассейна, то, считаю, и говорить не о чем. Хотя честно признаюсь: устал за это бороться. И обидно. Такое чувство, что прыжки в воду в Воронеже никому не нужны, сколько бы я ни выигрывал.

Water Cube. 13 августа. Синхронные прыжки. Трамплин 3 м. Мужчины. 1. Ван Фэн/Цинь Кай (Китай) - 469,08. 2. САУТИН/КУНАКОВ - 421,98. 3. Кваша/Пригоров (Украина) - 415,05. 4. Колвилл/Тарантино (США) - 410,73. 5. Деспати/Миранда (Канада) - 409,29. 6. Розенберг/Кляйн (Германия) - 402,84.


© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru