Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Олимпийские игры - Барселона-92 - Спортивная гимнастика
ВМЕСТЕ - В ПЕКЛО, ВМЕСТЕ - НА ПЬЕДЕСТАЛ

28 июля 1992

Татьяна Гуцу
Фото из архива Елены Вайцеховской,
1992 год. Барселона. Татьяна Гуцу

Досье «СЭ»: Светлана БОГИНСКАЯ. Родилась 9 февраля 1973 года в Минске. Рост 162 см. Вес 49 кг. Чемпионка Олимпийских игр-1988. Чемпионка мира (1989, 1991). Чемпионка Европы (1989, 1990). Первый тренер - Л. Мироманова.

Татьяна ЛЫСЕНКО. Родилась 23 июня 1975 года в Херсоне. Рост 148 см. Вес 32 кг. Чемпионка мира-1991. Чемпионка Европы-1990. Первый тренер - О. Дудченко.

Розалия ГАЛИЕВА. Родилась 28 сентября 1977 года в Алмалыке. Рост 134 см. Вес 29 кг. Чемпионка Европы-1991. Тренер - Р. Ишкова.
Татьяна ГУЦУ. Родилась 5 сентября 1976 года в Одессе. Рост 142 см. Вес 32 кг. Чемпионка мира-91. Тренер - В. Дикий.

Елена ГРУДНЕВА. Родилась 21 февраля 1974 года в Кемерово. Рост 153 см. Вес 41 кг. Чемпионка мира-1991. Тренер - В. Садовников.

Оксана ЧУСОВИТИНА. Родилась 19 июня 1975 года в Ташкенте. Рост 148 см. Вес 39 кг. Чемпионка мира-1991. Тренер - С. Кузнецова.

Кажется, по-другому и быть уже не могло: наши девчонки - на высшей ступени пьедестала. Американки же, не скрывавшие злых и бесполезных слез, только третьи. Если ориентироваться только на то, что писали в газетах, и на реакцию публики на трибунах, можно было бы предположить, что Олимпиада проводится вовсе не на европейском континенте: во дворце Сан Джорди, где соревнуются гимнасты, глаза рябило от звездно-полосатых полотнищ.

- Нас как будто бы и нет, - то ли пожаловалась, то ли вслух подумала Оксана Чусовитина. - Хлопают, словно из приличия.

О том, какой ценой им всем дались эти несколько дней, можно было догадываться по запавшим глазам и безумной легкости в элементах. И без того ограниченные в еде и питье, что при олимпийском изобилии превращалось в изощренную пытку, в день первого финального старта от напряжения девочки не могли заставить себя проглотить даже то немногое, что не грозило обернуться лишним весом. Но именно эта звонкая легкость, почти на грани невесомости, как ни странно, и сыграла злую шутку, то и дело сказываясь потерей равновесия. Пусть пустяковой потерей - словно от дуновения ветерка, но тем не менее раз за разом ложащейся в почти компьютерную память судей.

Впрочем, не только нашим пришлось поволноваться: румынки и американки, одержимые желанием выиграть друг у друга (это когда уже стало ясно, что наших не сможет достать никто), тоже оказались вовсе не железными, какими их частенько привыкли видеть на соревнованиях рангом пониже. Блестяще закручивая сложнейшие спирали, ошибались на ерунде, спотыкались, что называется, на ровном месте, подтверждая парадоксальное правило крупных соревнований: чем выше спортивная форма и нервное напряжение, тем внимательнее надо быть именно на мелочах, которые на тренировке делаешь просто не задумываясь.

Цепная реакция ошибок началась на бревне. Оноди, Ким Змескал, Татьяна Гуцу друг за другом теряли равновесие. Гимнастки всех трех команд выступали в последней, ночной смене, которая по местному времени начиналась в одиннадцатом часу вечера, и, казалось, беспредельно уставшая публика невольно распространяет эту свою усталость на всех вокруг.

- Скорее бы все закончилось, - произнес рядом со мной телекомментатор. - И ведь не поможешь ничем, не подойдешь. Мы, мужики здоровые, этого олимпийского напряжения не выдерживаем, а требуем чего-то от девчонок, за ошибки ругаем на всю страну.

Наши гимнастки, казалось, отрешились от всего мира. Когда какая-то из них выходила на помост, остальные, стайкой сбившись рядышком, закусывали губы и сжимали кулачки. Детеныши, брошенные в олимпийское пекло и обязанные выстоять. Света Богинская, единственная, кто уже проходил подобное испытание четыре года назад в Сеуле, напрочь забыла о себе и, как наседка, успокаивала, обнимала то одну, то другую подругу, и мне с недоумением вспомнились ее слова, сказанные во время одного из тренировочных сборов: «Мы же так далеки друг от друга по возрасту. Да и интересы у нас совсем разные. Поэтому я всегда предпочитаю быть одна». Ведь когда наконец они выиграли, и Таня Гуцу в голос зарыдала, выронив из рук нехитрые спортивные пожитки, то именно Богинская прижала ее к себе, гладила, успокаивала, закрывая спиной и руками от вмиг набежавших репортеров.

И радоваться уже не было сил.

- А, знаете, грустно, - сказала Таня Лысенко, которая в индивидуальном зачете, по которому будут определяться участницы олимпийского турнира в многоборье, оказалась одной из лучших. - Команды такой у нас уже никогда-никогда не будет. Разбежимся кто куда...

Но пока, именно в этот вечер, они, хоть и мертвые от усталости, были вместе. И впервые подумалось, что самая престижная, абсолютная награда Игр, может быть, и не такая уж главная. Куда важнее мужество наших малышек, первыми вступивших в бой, из которого все они вышли победительницами.

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru