Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Олимпийские игры - Атланта-96 - Плавание
ПОПОВ – ХОЛЛ 2:0!!!

27 июля 1996

А.Попов
Фото из архива Елены Вайцеховской,
на снимке: Александр Попов

В четверг 25 июля Америка жаждала получить кумира. И им в 19.56 по местному времени, на которое был назначен финал на 50 метров вольным стилем, должен был стать Гэри Холл-младший.

Всему остальному заранее отводилась роль хоть и безумно интересного, но фона. Еще никто не знал, что Америка лишится предвкушаемого золота на дистанции 200 метров на спине и оно «уплывет» в руки Кристины Эгершеги, что в комплексном плавании у мужчин недавний герой Том Доулэн останется лишь седьмым, а среди призеров не будет ни одного американца, что день таки завершится гимном «Звезды и полосы» в честь американской женской эстафетной четверки, противостоять которой не смогут даже немки, имевшие в составе рекордсменку мира Франсиску ван Альмсик и олимпийскую чемпионку Дагмар Хазе...

Но все это было не важно. Даже самый первый заплыв дня - 800 метров вольным стилем, где победила 16-летняя американка Брук Беннетт, - вызвал достаточно кратковременное ликование. В воздухе висело ожидание сенсации, рождения кумира.

К моменту, когда последняя участница женского финала покидала бассейн, а судья эскорта только готовился вывести на бортик следующих финалистов, трибуну, отданную зрителям, можно было в полном составе отправлять в клинику для буйнопомешанных. С первыми звуками музыки зал встал... Но сначала немного истории.

АЛЕКСАНДР ПОПОВ

Год назад Попов приехал на чемпионат Европы в Вену за неделю до соревнований и ждал тренера. Геннадий Турецкий должен был прилететь туда из Америки, где австралийская команда выступала на Тихоокеанских играх. Он не прилетел. Сохраняя внешне бодрость духа, Попов сказал тогда:

- Наверное, я не должен волноваться. В конце концов, с тех пор, как Турецкий стал работать в Австралии, мне, в основном, приходится ездить на соревнования в одиночку. Но мне его не хватает. Особенно тогда, когда начинаю чувствовать, что плыву не так быстро, как хотелось бы. И некому подсказать со стороны. Впрочем, выиграть здесь, в Вене, мне не помешает ничто. Но в следующем году - Олимпийские игры. А это гораздо сложнее, чем все остальные соревнования вместе взятые. Надо быть уверенным в себе и полностью доверять тренеру. Я же все чаще и чаще думаю о том, что тренер уже два года не видел меня на соревнованиях...

За две недели до Игр Турецкий уехал в Атланту вместе с австралийской командой, оставив Попова в Канберре. Я как-то позвонила туда безо всякого повода - просто узнать, как дела. И услышала:

- Всю основную работу мы закончили, так что беспокоиться не о чем. И все-таки... Мне было бы спокойнее, если бы тренер был рядом. Игры-то, считайте, уже начались.

- Многие тренеры делают ошибку, начиная настраивать пловца перед стартом на Играх, а потом удивляются, если случаются неудачи, - сказал мне Турецкий в Атланте. - Игры начинаются как минимум за три недели до их открытия. И заканчиваются не на финише дистанции, а в самый последний день выступлений. Продумывать необходимо каждый поступок, каждое слово, сказанное спортсмену. И ни в коем случае не позволять ему почувствовать твое волнение - это мгновенно передается. Далее общение с журналистами я стараюсь ограничить до минимума. Потому что каждая дополнительная мысль о предстоящем старте высасывает из спортсмена энергию.

Намек был достаточно прозрачен. И я уже не как журналист, а чисто по-дружески (как-никак двадцать лет знакомы) торжественно поклялась не «доставать» до старта ни Попова, ни самого Турецкого. Он меня успокоил: «Я тебе говорю об этом только потому, что знаю: поймешь меня правильно».

Я действительно могла это понять. Двадцать лет назад на Играх в Монреале, не зная, куда деться от навязчивых мыслей и снов о предстоящем финале, я забрела в кинозал Олимпийской деревни на жуткий по тем временам фильм «Челюсти». За три часа я вспомнила о прыжках в воду: ни разу. Три часа отдыха для нервов были как три месяца, проведенные на Гавайях. Кто знает, может, они и помогли выиграть?

ГЭРИ ХОЛЛ

Его отец представлял Америку на трех Олимпийских, играх подряд. В Монреале нес флаг США на торжественном открытии Игр. А несколькими днями позже весь мир обошел снимок: бронзовый призер Игр на дистанции 100 метров бат терфляем Холл делает круг почета, держа на руках двухлетнего Гэри. Гэри Холла- младшего.

Когда младший занялся плаванием, тренеры клуба отнеслись к этому достаточно скептически. Практически никогда, даже находясь в великолепной форме, Холл-младший не был способен показать высокий результат. Сгорал от дикого желания стать первым. И мучился подспудной мыслью о том, что никак не может изничтожить неизменную приставку «сын знаменитого спортсмена», которая всегда долго сопровождает спортивных детей.

Говорят, тогда и появилась, у него привычка перед ответственными соревнованиями надевать на голову наушники плейера, максимально увеличивая громкость, - чтобы отвлечься.

Первым серьезным успехом американца стало серебро чемпионата мира в Риме на дистанции 100 метров вольным стилем. Тогда он проиграл Попову 0,3 секунды и был абсолютно счастлив. Сразу после возвращения Холл сменил тренера, перейдя к известному в США Майку Боттому, но особого прогресса не последовало. Даже на отборочном чемпионате США пловец проиграл Джону Ольсену, с трудом попав в олимпийскую команду. А в Атланте заявил во всеуслышание: «Я приехал выигрывать и сделаю это непременно!»

Ни один из дней, предшествовавших Играм, не обходился без того, чтобы служба информации не опубликовала очередное интервью с Холлом. «Когда рекордсмен мира Том Джеггер проиграл отбор, он лично подошел поздравить меня и сказал: «Побей русского!» Я пообещал, что сделаю это...» «...Попов боится меня. Он не смотрит мне в глаза, потому что знает, что на меня не действует его гипнотический взгляд!» «...Я - самый быстрый пловец в мире. Попов - чемпион. Но его время прошло в Барселоне» «...Мой отец звонил мне, чтобы подбодрить. На самом деле он волнуется. Я же спокоен и уверен в себе. Атланта - мой шанс. И я не намерен его упустить!..»

Американские газеты сделали все, чтобы к началу Игр в дуэль Холл - Попов вовлечь всю страну. Президент США Билл Клинтон сказал, что непременно найдет возможность лично приехать на состязания пловцов, чтобы поддержать своего спортсмена. Каждое появление Холла на бортике трибуны встречали нечеловеческими воплями и овацией. Радиоинженеры бассейна лично поинтересовались, какую музыку хотел бы слышать спринтер, выходя на старт.

После того как Холл проиграл «сотню», у него остался последний шанс. 50 метров.

АЛЕКСАНДР ПОПОВ

Поводов для беспокойства у российских болельщиков было не так мало. Первую половину дистанции 100 метров Холл и утром, и в финале начинал быстрее Попова. В эстафете 4x100 вольным стилем проплыл свой этап с феноменальным результатом - 47,45, показав на половинной отметке 21,87 (4 7,88 и 22,82 у Попова). Успел зарекомендовать себя, как самый быстрый стартующий: на всех без исключения дистанциях время стартовой реакции у Холла было как минимум на десятую быстрее, чем у Попова. И если на «сотне» это было не так принципиально, то на «полтиннике» могло оказаться решающим. Но первое, что я увидела, войдя в бассейн, - абсолютно спокойного Турецкого. Он улыбнулся, помахал рукой и, видимо, почувствовав мое беспокойство, крикнул: «Все в порядке!»

- Я перестал беспокоиться после первой дистанции, - рассказывал Турецкий позже. - Увидел, что Сашка преодолел психологический барьер, который был перед началом соревнований. Что он полностью контролирует ситуацию и при этом спокоен сам.

За считанные секунды до того, как должен был грянуть марш, под который участников финала выводили на старт, телеэкраны вдруг крупным планом показали лицо Попова. Он улыбался.

- Мне действительно было тяжело вначале, - скажет он после финиша, став уже четырехкратным олимпийским чемпионом. - Я не думал, что за столь короткое время Холл будет способен так прибавить.
Сейчас уже могу сказать, что его утренний результат на «сотне» меня озадачил. В голову стала лезть всякая чушь. Поймал себя на том, что мысленно прокручиваю варианты. А на Играх ни в коем случае нельзя начинать соревноваться - даже мысленно - до начала дистанции. Старался не оставаться один, придумывал себе какие-то занятия, разговаривал с ребятами, - делал все, чтобы хоть как-то отвлечься. А успокоился во время эстафеты, когда увидел, как стартовал Холл. Не знаю, был ли фальстарт, но то, что американец сорвался с тумбочки быстрее, чем обычно, - это факт. Он дрогнул.

ГЭРИ ХОЛЛ

На стартовую позицию Холл вышел, сжимая в руках плейер. Уши были стиснуты громадными - в полголовы - наушниками. Отсутствующий взгляд. Слишком отсутствующий, чтобы поверить в его спокойствие. Холл суетился, раздеваясь. Отказался от традиционной серии боксерских ударов по воздуху, как делал все предыдущие дни. Сложил костюм в специальный ящик, зачем-то вытащил снова, вновь бросил на место, встал на тумбочку... И точно под зуммер стартера ушел на дистанцию. На 0,1 быстрее Попова.

Через 22,13 для него все было кончено. На следующий день одна из американских газет выйдет с заголовком: «У Попова слишком длинные руки», - подразумевая касание, опрокинувшее надежды американца.

Спуститься на бортик сразу после победы Попова мне не удалось: единственный выход был наглухо перекрыт полицейскими. По коридору, направляясь в почетную ложу, в окружении многочисленной свиты шёл президент США. Он еще ни о чем не знал...

АЛЕКСАНДР ПОПОВ

- Я понимал, что проигрываю старт, причем не только Холлу, - говорил Попов после финиша. - Обычно я отрываюсь от соперников сразу после прыжка. Но здесь нельзя было допустить ни малейшего риска, чтобы не дать судьям повода для дисквалификации. В Америке от них можно было ждать чего угодно. Плыл спокойно, потом стал прибавлять. Но не столько из-за Холла», сколько из-за китайца, плывшего по крайней дорожке: мне показалось, что он уходит вперед. Холл тоже не отставал. И на последних метрах я почувствовал, что меня вот-вот накроет болевая волна. Так всегда бывает, когда плывешь на пределе: реакция запаздывает и самым тяжелым становится вылезти после финиша из воды.

- Это не помешает выступить в комбинированной эстафете?

- Отдохну, а утром поплыву этап на спине. Володе Селькову до эстафеты предстоит его основная дистанция - 200 метров, и плыть четыре раза - практически подряд - будет слишком тяжело. А ставить утром на его этап Сергея Остапчука немного рискованно. В конце концов, он первый раз выступает на Играх, вдруг проплывет хуже, чем нужно для того, чтобы быть в финале?

Потом была пресс-конференция. Рекордная по числу слушателей и по времени, которое спортсмены провели в зале. В конце концов, и событие было не из рядовых. По беспристрастному свидетельству множества статистических справочников, можно стать олимпийским чемпионом дважды, трижды, четырежды. Но не в спринте. Западные газеты с первого же чемпионского заплыва Попова ошеломляли заголовками: «Второй Тарзан», «Живая легенда», «Великий и непобедимый»...

- Когда ты выигрываешь одни Олимпийские игры, ты становишься знаменитым. Когда выигрываешь их второй раз, тебя начинают называть великим. Выигрываешь в третий раз... Наверное, становишься исторической личностью? - полувопросительно сказал Попов в микрофон. - На Играх всегда можно ждать чего угодно и от кого угодно. И надо быть готовым к этому. Мне не так просто дались эти победы. В Барселоне, куда я приехал из России, было намного проще. Сейчас же пришлось адаптироваться к совершенно иному климату, времени года, другому часовому поясу. Я - не Тарзан, я обычный человек. На меня так же, как и на других, действовало давление трибун. Как они были настроены, вы видели сами. Что же касается Гэри Холла, у него был шанс. Может быть, он даже не догадывается, насколько этот шанс был велик. Но он не воспользовался им.

Гэри Холл по-прежнему держался с апломбом:

- Конкуренция на дистанции 50 метров всегда такова, что каждый из восьми способен сражаться за медаль.

- Серебряную медаль, - произнес вполголоса за моей спиной кто-то из журналистов. А Холл продолжал:

- Попов на три года старше, на три года опытнее меня. Это и решило исход Игр в его пользу. В Атланте он сделал то, что я сделаю через четыре года - в Сиднее.

На вопрос, как долго Попов намерен плавать, и если намерен выступить через четыре года в Сиднее, то какого результата следует там ожидать, чемпион улыбнулся:

- Помните, в Библии: «Ты хочешь знать, но я не скажу. Если скажу - не поверишь. Так к чему говорить об этом?..»



© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru